Как я работал в «Биробиджанер штерн»

Как я работал  в «Биробиджанер штерн»

Макс Карлович Риант родился 8 июня 1923 года в Саратове.

В 1931 году вместе с родителями перебрался на территорию будущей Еврейской автономной области – в село Валдгейм. Там он окончил еврейскую семилетнюю школу, позже – биробиджанскую еврейскую среднюю школу №2, в которой преподавали на идише. Участвовал в Великой Отечественной войне – сражался в битве на Курской дуге, освобождал Польшу и Чехословакию, дважды был ранен.

После демобилизации окончил Хабаровский педагогический институт. Сначала занимался комсомольской работой, позже ушел в журналистику – работал в редакции газеты «Биробиджанер штерн» (1949–1956) и на областном радио (1957–1968).

В 1970 году Макс Риант перебрался в Самарканд, трудился в областном управлении бытового обслуживания. С 1995 года проживал в Израиле.

Свое первое стихотворение на мамэ-лошн Макс Риант написал еще в школьные годы. Его произведения публиковались в периодических изданиях Дальнего Востока и Средней Азии, в журнале «Советиш Геймланд», в антологиях еврейской поэзии. Его имя было хорошо известно читателям еврейских газет «Форвертс», «Найе цайтунг» и «Лэцтэ найес». Автор сборника стихотворений «Большие миры» на идише.

Живя в Израиле, он издал четыре книги на идише и в переводе на русский язык. Последняя книга Макса Рианта – «Глазами моего сердца», написанная, конечно же, на мамэ-лошн, вышла в 2003 году в Тель-Авиве. В ней были собраны свыше ста стихотворений, баллад и поэм разных лет, посвященных Биробиджану и Израилю, родному языку. Макс Риант жил в Бней-Аише (являлся почетным жителем этого поселка), возглавлял местный клуб любителей идиша.

Скончался поэт в 2012 году, немного не дожив до 90-летнего юбилея.

Предлагаем вниманию читателей статью Макса Рианта, написанную в 2010 году к 80-летию «БШ» для журнала «Лэбнс-фрагн». Перевел ее на русский язык наш постоянный автор, поэт Зиси Вейцман.

Яэль Мизрахи

Как я работал в «Биробиджанер штерн»

8 июня  исполняется 95 лет со дня рождения  еврейского поэта, писавшего на идише,  журналиста, работавшего в газете  «Биробиджанер штерн», члена Союза  писателей  Израиля  Макса Рианта

Первой газетой, которую я в своей жизни держал в руках, была «Биробиджанер штерн». В ту пору я с родителями жил в селе Валдгейм Биробиджанского района и, начиная с 1 класса, учился в местной еврейской школе. Газета же стала выходить в октябре 1930 года вскоре после постановления советского правительства «Об образовании Биро-Биробиджанского национального района в составе Дальневосточного края». 7 мая 1934 года район был преобразован в Еврейскую автономную область, а ее официальный орган – газета «Биробиджанер штерн» стала ежедневной. Мой отец выписывал эту газету и, таким образом, я с малых лет стал ее читателем и почитателем. Особенно мне нравились литературные страницы, на которых публиковались поэты Эмма Казакевич, Люба Вассерман, Генах Койфман и Арон Вергелис. Под влиянием и впечатлением их творчества я стал сочинять собственные стихи. Словом, газета инициировала начало моего творческого пути.

Дебютировал я в 1938 году, учеником седьмого класса, стихотворением «Дом в тайге», незамысловатые строчки которого помню до сих пор: «Люблю родную тайгу, что раскинулась вокруг на зеленых просторах, на гордых сопках у берегов Биры. Сердце мое напоено лучами востока, и каждый раз по утрам меня будит шум тайги…». В газету, в которой я работал с 1949 по 1956  годы, в тревожное и опасное время (на работу меня принимал тогдашний редактор Нохем Фридман, которого вскоре и самого посадили, как и других писателей и журналистов), я старался вкладывать свои творческие силы: сначала отвечал за культуру, затем занимал должность ответсекретаря редакции, бывали редкие случаи, когда приходилось подменять и самого редактора.

В начале 1930-х область успешно развивалась – как в экономическом, так и в культурном отношении. Уже работало несколько еврейских школ, отдельно от ежедневной газеты появился журнал «Форпост», открылся государственный национальный театр. Известные еврейские писатели посещали область и считали за честь публиковаться в местной прессе, что, естественно, поднимало ее уровень.

Первым редактором «Биробиджанер штерн» был Янкл Левин. После него газету редактировал Генах Казакевич, отец поэта Эммануила Казакевича, писавшего замечательные стихи на идише и ставшего впоследствии выдающимся русским писателем, Б. Гольденберг, Б. Миллер, М. Черноброд, Н. Фридман. В разные годы газету также редактировали С. Яблоновский, С. Карлинский, Н. Корчминский, Л.Школьник, М. Куль, В. Белинкер. Сейчас, когда пишутся эти строки, главным редактором газеты является Инна Дмитриенко, долгое время бывшая внештатным корреспондентом, затем ставшая постоянным сотрудником редакции.

Газета «Биробиджанер штерн» отражала, главным образом, историю ЕАО, жизнь и быт переселенцев, приехавших осваивать суровую дальневосточную землю. И не они виноваты в том, что золотая мечта построить для себя новый дом на вновь приобретенной родине оказалась в условиях большевистской власти лишь мыльным пузырем, утопией.

В жестоком 1937-м начались чудовищные сталинские чистки, пошли аресты ведущих партийно-советских работников области, писателей, журналистов, деятелей культуры – преимущественно     евреев. Все то характерное, что имело отношение к национальной культуре, стали зажимать и искоренять. С еще большей силой, со скоростью эпидемии стали распространяться репрессии. В 1948-м убили Михоэлса, разгорелись «дела» ЕАК, «убийц в белых халатах», другие антисемитские акции.

Мы, сотрудники редакции, почувствовали себя в западне и, по правде говоря, боялись, чтобы власти не закрыли газету. «Биробиджанер штерн» была бельмом на глазу новых руководителей области, присланных из Москвы, поскольку бывших руководителей, в основном, евреев, убрали с должностей, многих из них арестовали.

Запомнился дикий случай. Как-то я предложил вновь назначенному первому секретарю обкома партии написать статью к 7 ноября. Этот партчиновник в грубой форме ответил мне, что ему «западло» публиковаться в еврейской газете. Также было запрещено вывешивание лозунгов и транспарантов на идише. В редакции мы боялись общаться на мамэ-лошн, не говоря уже о беседах на улице. Тем не менее  газета на идише должна была выходить регулярно, но выписывать ее не рекомендовалось. Мы, ее сотрудники, держались вместе, не ругались, старались поддерживать, помогать друг другу.

Кроме официальных докладов, корреспонденций с заводов, колхозов и культурных учреждений, газета печатала стихи, очерки. Но о бесправии и страхе, царившем среди евреев,  естественно, ни слова. Любое неосторожное слово могло повлечь за собой немедленное отстранение от работы, арест. Это произошло и с редактором газеты Нохемом Фридманом, которого арестовали средь бела дня на колхозном поле, когда он приехал в одно из сел области в командировку от газеты. Там Фридман встречался с одним из лучших наших корреспондентов Нохемом Хайкиным, получавшим из Польши коммунистическую газету «Фолкс-штимэ» на языке идиш.

Несмотря на трудные годы, мы, сотрудники «Биробиджанер штерн», вовсю старались, чтобы у газеты было «приличное» лицо, чтобы публикуемые материалы были интересны оставшемуся небольшому числу читателей. И тут добрым словом следует вспомнить тогдашних сотрудников – Абрама Володарского, скромного, тихого заведующего отделом промышленности Ицика Бронфмана. Помимо содержательных статей и заметок, он писал стихи, был известен как талантливый поэт. Нельзя не упомянуть также сотрудников газеты Саню Розенфельда, Абрама Кизера, помощника корректора Мойше Венгрова, опытного метранпажа Зильбермана, любимых всеми машинисток Раю Жебрак и Геню Гельфер.

Сейчас «Биробиджанер штерн» стала еженедельной. До сего дня я поддерживаю связь с редакцией. Меня радует, что там публикуют мои стихи, которые я отправляю туда время от времени. К 80-летию газеты я направил ее коллективу теплое поздравление.

Что было – не забывается, и я горжусь тем, что семь лет был сотрудником этой газеты.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *