«Как же на меня давили в журнале!»…

«Как же на меня давили в журнале!»…

Незадолго до своей кончины писатель Григорий Бакланов написал резкую статью с осуждением антисемитизма.

11 сентября исполнилось 95 лет со дня рождения ее автора

Большинство читателей знают другого Бакланова – автора суровой, беспощадной и правдивой в этой беспощадности прозы о войне. Вспоминаю, как буквально взахлеб, едва вынув из почтового ящика номер «Роман-газеты», читала опубликованную в нем повесть «Навеки – девятнадцатилетние», как долго не могла прийти в себя от прочитанного. Это было настоящее потрясение – ведь чаще всего о войне писали в победных тонах, описывали подвиги, героизм воевавших.

Писатель не придумывал своих героев – все, что описал, он пережил сам. В семнадцать лет, экстерном сдав экзамен за 10 класс, пошел добровольцем на фронт. Потом было артиллерийское училище – и снова фронт. Лейтенантские погоны, должность командира разведки артиллерийского дивизиона. Украина, Молдавия, Румыния, Венгрия, Австрия. Два ранения. После войны он напишет: «Когда я вернулся домой с фронта, мне был 21 год. Я вернулся с войны с твердым убеждением в том, что главное в моей жизни уже сделано. Тогда мне было на редкость легко. Мне не хотелось делать никакой карьеры, мне было абсолютно безразлично, что будет со мной дальше. Я был твердо убежден: главное дело моей жизни уже сделано».

А жизнь продолжалась. Литературный институт. Первый напечатанный рассказ – о послевоенной деревне. О войне писать не пытался – слишком тяжелыми были воспоминания о ней. А когда все же решился на военную прозу, критики буквально набросились на писателя, обвинив его в «окопной правде».

Не буду перечислять все произведения Бакланова, достаточно вспомнить повести «Мертвые сраму не имут», «Почем фунт лиха», роман «Июль 41 года» и уже названную мною повесть «Навеки – девятнадцатилетние», удостоенную Государственной премии СССР. По его произведениям снято восемь фильмов, один из которых – «Был месяц  май» – тоже удостоен награды.

В годы перестройки писатель стал главным редактором литературного журнала «Знамя» – одного из самых популярных в стране. Именно тогда его читатели смогли впервые прочесть роман М.Булгакова «Собачье сердце», повесть А. Приставкина «Ночевала тучка золотая», поэму А.Твардовского «По праву памяти», повести и рассказы А. Платонова, Г.Владимова и других авторов, чьи произведения прежде распространялись только в самиздате.

Незадолго до своей кончины Григорий Бакланов написал несколько статей о проблемах антисемитизма в России, об участии евреев в Великой Отечественной войне.

«У моей первой повести о войне, – вспоминал писатель, – было посвящение памяти братьев – Юрия Фридмана и Юрия Зелкинда, павших смертью храбрых в Великой Отечественной войне. Как же на меня давили в журнале, как вымогали, чтобы я снял посвящение, а то ведь получится, что евреи воевали. Я, разумеется, посвящение не снял. Тогда, втайне от меня, уже в сверке, которую автору читать не давали, его вымарали. Прошли годы, и в книге я восстановил его».

С антисемитизмом писатель столкнулся и когда впервые принес свою рукопись в журнал.

«Редактор посмотрел на подпись, поднял глаза и вроде как непонимающе спросил: «Что такое Фридман? Может, нам этого Фридмана из Америки прислали! Давайте придумывайте себе русскую фомилию. Так я стал Баклановым».

В декабре 2010 года Григорий Бакланов ушел из жизни. В Воронеже, где писатель родился и вырос, одна из улиц названа его именем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

17 + 18 =