Какая школа нам нужна?

Какая школа нам нужна?

Олега Черномаза

Систему образования нужно менять, иначе она начнет рушиться, словно карточный домик. Это не предположение, это утверждение.

Систему образования нужно менять, но при этом она должна по-прежнему быть самой хорошей в мире, а в идеале — становиться еще лучше.

Откуда начинать, к чему бежать, что обретать, от чего отказываться, куда возвращаться? Это лишь несколько вопросов, а любой вопрос — повод для беседы. Особенно, если точных ответов пока не предвидится…

Призванный обозначить современные направления форум педагогических работников «Год учителя в Еврейской автономной области — шаг в реализации образовательной инициативы «Наша новая школа»  прошел на минувшей неделе в областном центре.  Педагоги и вузовские преподаватели, руководители правительства и представители комитета образования говорили о совершенствовании образовательного процесса, организации работы, аспектах воспитания и перспективах модернизации.

«Наши учителя — самые лучшие во всей России», — заявил председатель комитета образования правительства области Евгений Сильянов, открывая пленарное заседание.

«Подводя итоги Года учителя, хотелось бы искренне поблагодарить вас и в вашем лице всех педагогов области за неформальный подход к своему делу, за умение работать в период модернизации, идти в ногу со временем. Год учителя заканчивается, он стал начальным этапом большой работы. Уверен, что все вы ознакомились с Посланием Президента Российской Федерации Дмитрия Анатольевича Медведева Федеральному Собранию, Посланием, которое практически полностью посвящено вопросам воспитания подрастающего поколения во всех аспектах этой темы. Очевидно, что работы у вас меньше не станет. Требования, безусловно, будут повышаться. Но у меня нет никаких сомнений в том, что педагоги Еврейской автономной области всегда будут передовым отрядом современной системы образования. Хочу искренне поблагодарить вас за вашу работу, пожелать всем здоровья, благополучия, удачи и новых творческих успехов», — сказал губернатор ЕАО Александр Винников, завершая форум и вручая лучшим педагогам благодарности за вклад в развитие региональной системы образования.

Да, учителя умеют работать. И в период модернизации, и в период застоя — в любые времена. В этом сомневаться не приходится. Но хорошо делать свою работу становится все сложнее… «Все чудесатее и чудесатее!» — говорила Алиса в Стране чудес. Все запутаннее и запутаннее нынче дела в сфере образования, утверждают это лучшие учителя страны. Таков Евгений Ямбург, доктор педагогических наук, заслуженный учитель РФ, директор Московского центра образования, более известного как школа Ямбурга. Этот человек — безусловный авторитет в профессиональном сообществе и потому прекрасно подходит на роль арбитра. В недавнем интервью журналу «Русский репортер» он подвел своего рода итоги прошедшего Года учителя: все цитаты, которые используются в статье, — выдержки из блестящей речи педагога.

Что нам дал Год учителя?

«Мы узнали много нового. Оказывается, есть учителя-взяточники, кто бы мог подумать! <…> Я не хочу сказать, что учитель — святой. Все это есть в любой профессии. Но Год учителя превратился в год черного пиара учителя. Зарплата была повышена? Нет. Появились какие-то добрые, светлые фильмы об учителях? Нет, не появились. Мне этот год запомнился системным унижением учителя. Поэтому я жду с нетерпением Года спортсмена, когда от нас отстанут».

Надо сказать, что такую точку зрения разделяют многие представители профессии. А уж о том, что учитель в современном обществе потерял свой былой статус, и говорят не первый год, и бьют тревогу — к сожалению, безрезультатно. В происходящем слишком часто обвиняют собственно систему школьного воспитания, забывая о том, что это самое воспитание — нравственное, патриотическое и любое другое — начинается с семьи, а не со школьного порога.

Несколько лет назад «Российская газета» проводила социологический опрос. Тогда профессию учителя назвали непривлекательной 65% россиян. Вряд ли с тех пор что-то изменилось, доказательства найти легко, ознакомившись с местным материалом.

Лев Гринкруг, ректор Дальневосточной государственной социально-гуманитарной академии, на форуме педагогических работников уверенно сказал: «Центральная фигура в школе — всегда учитель». А потом представил презентацию: диаграммы рассказывают о нынешней ситуации с пугающей точностью. В этом году не был набран курс учителей русского языка и литературы. Вот уже два года подряд не набирается курс учителей математики. Количество абитуриентов педагогических специальностей с 2009 года снизилось почти в три раза: со 140 до 55.

А в то время как педагогические факультеты методично идут к краху, министр образования и науки Российской Федерации Андрей Фурсенко утверждает, что дефицит учителей — миф, и говорит о необходимости сократить 200 тысяч педагогов…

Можно ли найти в этом хоть какую-то логику? И кто пойдет работать в школу? На этот вопрос план модернизации дает ответ легко: необходимо привлекать специалистов из других областей, пусть даже не имеющих педагогического образования.

Евгений Ямбург, директор школы, в которой работают разные преподаватели, комментирует предложение так: «Во-первых, сомнительно, что при таких зарплатах они туда пойдут — что ж они раньше-то не шли? Во-вторых, надо понимать, что блистательный физик или химик — это совершенно необязательно учитель. Учитель — это другая профессия».

Ямбург, разумеется, прав. Конечно, умение преподавать — это в большей мере талант, не зависящий от цвета диплома. Однако талантов в любой сфере единицы, а мастерство необходимо каждому специалисту. Учитель — это прежде всего профессионал, умеющий контактировать с людьми, умеющий объяснять, говорить и слушать, ориентироваться в любых обстоятельствах, меняться в меняющемся мире. Этому необходимо учиться, и что не менее важно, этому можно научить.

Между тем, понятие «престиж профессии» давно, а порой кажется что и безвозвратно, утеряно. Да, всем понятно, что престиж — категория сложная, включающая в себя не только материальную составляющую. Однако, выражаясь метафорически, театр начинается с вешалки…

Вот цифры, которые были названы на слете педагогов: средняя зарплата работника образования в области — 10 тысяч 398 рублей (кто-нибудь видел своими глазами воспитателя детского сада, получающего такие деньги?), а средняя зарплата учителя — 13 тысяч 920 рублей. Даже если поверить в то, что названные цифры соответствуют действительности, остается вот какой вопрос: средняя зарплата в области в начале 2010 года составляла 19 тысяч 240 рублей. Так почему же меньше получает человек, несущий, как нам постоянно твердят, социальную и личную ответственность за каждого своего ученика?

«Умирает миф «государство нам должно», порождающий иждивенческую позицию», — говорит председатель областного комитета образования Евгений Сильянов.

Как известно, в ближайшем будущем школы перейдут на новую систему финансирования и в связи с этим, предполагают чиновники, увеличится размер стимулирующих выплат педагогам. Правда, насколько успешен будет этот проект, и как он будет реализовываться, пока никто точно не знает…

Как принимаются решения?

«У нас в образовании построена довольно жесткая вертикаль, где, в общем, уже с учителями реально не советуются. То есть профессионалы практически потеряли возможность влиять на принятие стратегических решений. Мы каждый раз поправки в Закон об образовании находим после августа, когда все в отпусках».

Привести свежий пример к такому высказыванию несложно. На учительском форуме не раз упоминалась недавняя инициатива, точнее, решение, спущенное «сверху» — ввести третий час физкультуры в неделю во всех учебных заведениях. Спросил ли кто-то учителей, как они относятся к такому нововведению и каких затрат — прежде всего психологических — это потребует? Или, может быть, выслушали мнение родителей и самих школьников? Нет, в логике замятинских утопий нас по-прежнему желают осчастливить насильно.

Казалось бы, преобразование имеет благую цель: необходимо заботиться о здоровье детей и делать их физически активными — с этим никто не спорит. Но только всем известно и другое: уроки физкультуры в школе имеют мало общего с оздоровительными программами. А справки, освобождающие от занятий, родители с легкостью «достают» своим великовозрастным дочерям (да, то, что  физкультуру прогуливают преимущественно девочки, тоже ни для кого не секрет). В чем причина? Прежде всего в том, что спортзалы не очень-то приспособлены для того, чтобы в них мчаться. Мы всегда говорим, что многое, если не все, зависит от учителя — и это действительно так. Но историю или литературу можно блестяще преподавать, имея в руках только книгу, а в голове — ее интерпретацию. Физкультура требует иных технических средств — проще говоря, хорошей базы. Не шведских стенок, на которых подтягиваются десятилетиями, не потертых матов, на которых качают пресс, и не отбивающих запястья китайских волейбольных мячей. А еще — в идеале — не одинаковых для всех нормативов и не отметки по пятибалльной шкале. Физические возможности ребенка — не то, что должно сверкать в аттестате цифрами «3» или «5».

Вот когда в каждой школе вместо устаревшего спортивного инвентаря появится волейбольная и баскетбольная площадки, теннисный стол, бассейн, лыжи, несколько тренажеров и душевые комнаты… Не тогда ли можно будет говорить об интересе к предмету и о необходимости вводить дополнительные часы? Впрочем, беседа о физкультуре — это только повод для другого, более масштабного диалога, в котором должны принимать участие и учителя, и те, кто ими руководит. Школа — не та среда, которой можно навязывать принятие решений. Это система. И система, функционирующая хорошо при одном условии: его называют взаимодействием или обратной связью.

Кого мы хотим воспитывать?

«Реформа образования идет не в ту сторону, в которую необходимо. Мне кажется, что главная ошибка в том, что у нас сделан крен на средства обучения. <…>  Но модернизация — это не цель, а средство. А ясного понимания цели реформы у нас нет: кого мы хотим воспитывать?»

Безусловно, в школах должна быть новейшая инфраструктура,   доступ в Интернет в кабинетах информатики, вкусная еда в столовых и хорошее медицинское обслуживание. Безусловно, важно повышать квалификацию учителей, развивать систему поддержки талантливых детей и осваивать современные образовательные стандарты.

Только вот главное все-таки лежит в другой плоскости. Это плоскость общественного сознания и психологии.

И тут нам нужна не новая школа, а старая. Настоящая старая школа. Та, в которой между учителем и учеником была правильная, точная и благородная дистанция. Та, в которой учителя, ученики и родители уважали друг друга. Та, в которой учили, а не «оказывали образовательные услуги». Та, в которой не было выражения «сдать экзамен» — экзамен на аттестат зрелости нужно было выдержать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *