«Какой же я знаменитый — я просто повар…»

«Какой же я знаменитый — я просто повар…» - Блехман Я.И. 1963 г.

из архива музея

Блехман Я.И. 1963 г.

Редакция «Биробиджанер штерн» совместно с Областным краеведческим музеем начинает совместный проект, посвященный юбилею Биробиджана.

В рамках этого проекта у читателей газеты появится возможность совершить виртуальную экскурсию в краеведческий музей, в котором хранятся уникальные материалы о людях, внесших значительный вклад в развитие и процветание города на Бире

Один из многочисленных музейных экспонатов — обычная бумажная папка, с виду ничем не примечательная. Но в ней хранятся важные документы —  свидетельства о присвоении званий «Мастер-повар», «Мастер золотые руки», о награждении значком «Отличник советской торговли», фотографии, вырезки из газет. В этих документах — вся жизнь человека, который своим трудом снискал чуть ли не мировую известность нашему городу. Его имя — Яков Исаакович Блехман. Большинству он известен как создатель знаменитого «шницеля по-биробиджански». Но это лишь малая крупица в океане его достижений и заслуг.  

Как вспоминает дочь Якова Исааковича Мэри Яковлевна Гасымова, он не просто готовил, а создавал поистине шедевры кулинарного искусства:

— Многие еще помнят восхитительный вкус сочного мяса, запеченного в яйце, вкус фаршированной щуки, бульона с мандэлэх, цимеса и других блюд, которыми любил потчевать посетителей мой папа. Никто лучше него не знал секреты еврейской кухни. Всю жизнь он собирал рецепты у переселенцев, придумывал и разрабатывал собственные, корпел над старинными кулинарными книгами, коих у него было огромное количество. Без всякого преувеличения, он знал рецепты кухонь многих стран мира, по крайней мере, всех бывших союзных республик. Чем и приводил в восторг и изумление иностранных гостей. Ведь национальные блюда, которые он подавал, были приготовлены именно так, как готовят у них на родине.

Яков Блехман был универсалом самого высокого класса, к любому делу подходил творчески и оригинально. Он готовил великолепные по внешнему виду и вкусовым качествам кондитерские изделия и мороженое, число сортов которого к 1950-м годам достигло пятнадцати, что даже в крупных городах было большой редкостью.  Настоящими произведениями искусства выглядели его торты, которые на выставках всегда занимали первые места. «Спасская башня Кремля», «Фонтан», «Лес» — это названия необыкновенной красоты тортов, украшенных карамелью и кремом с таким тонким и изысканным вкусом, какой бывает только у талантливых художников. Никогда не оставались без наград на конкурсах его фирменные напитки — «Амурский», «Прелесть», знаменитый квас «Тайга». Ну, а самым лучшим своим блюдом автор заслуженно считал «шницель по-биробиджански», ставший визитной карточкой города.

— Повар с большой буквы, он был еще и просто хорошим человеком: общительным, веселым и добродушным, — рассказывает сын Якова Блехмана, Юрий Яковлевич. — Не было того, кто смог бы сказать хоть одно плохое слово в его адрес. Накормить иностранного гостя, чиновника, журналиста всегда поручалось ему, шеф-повару от Бога. Только он мог удивить и восхитить даже самого изысканного гурмана. Накормленный им однажды, в следующий раз непременно просил кушанья, приготовленные его золотыми руками. Люди специально приезжали в Биробиджан, чтобы отобедать у отца. А если это был иностранный гость, то ему обязательно подавались блюда национальной кухни его родины.

Что там говорить, сам Вольф Мессинг во время своего визита в Биробиджан благодарил повара за отменные блюда. Вот как описывает этот случай Евгений Бугаенко в очерке «Младший сын из семьи Блехманов»:

«Известный иллюзионист Вольф Мессинг выступал в Биробиджане. Его премьера началась необычно. На сцену, залитую светом прожекторов, вышла женщина и обратилась к залу:

— У Вольфа Григорьевича хорошее настроение. Знаете почему? Он сказал, что объехал весь свет, но нигде не ел такого вкусного обеда, как в вашем городе. Он просил передать повару спасибо!

И огромный зал ответил аплодисментами. Сотни лиц обернулись в сторону пожилого лысоватого мужчины, который, смущенно опустив голову, сидел в окружении семьи в среднем ряду. Позже он говорил:

— Тогда я растерялся: пришел в зал как зритель, на сцене знаменитый артист, а люди хлопают мне, и жена шепчет: «Гордись, Яков! Ты у меня знаменитый человек!» А какой же я знаменитый — я просто повар…»

Люди простых профессий скромные, о себе хвалиться не любят. Таким был и Яков Блехман, даже стеснялся немного своей известности, почетных наград. И никогда ничего не просил.   

— Однажды дом, в котором жила наша семья — мама, папа, я и два брата — поставили на ремонт, — продолжает Мэри Яковлевна. — И нам, пусть и временно, пришлось перебраться в крошечную кладовую на втором этаже столовой, располагавшейся в те времена на месте современного ЦУМа. А рядом, за стенкой, находился зал заседаний, в котором по вечерам устраивали танцы, играл духовой оркестр. Естественно, после трудного рабочего дня  все это доставляло папе жуткий дискомфорт. И вот как-то раз, после очередного восхитительного ужина от шеф-повара, приехавшая делегация крайкома позвала его, стала расспрашивать, как живет, где живет. Он так и сказал — в кладовке.  Их удивлению не было предела: такой уважаемый человек и в кладовке?! Местным чиновникам приказали немедленно дать папе приличное жилье, что и было сделано. Так мы получили отдельную квартиру в новостройке, шикарную по тем временам, двухкомнатную. На вес золота ценили и очень уважали прекрасного человека и великолепного повара Якова Блехмана.

Характер и сила его духа были закалены в трудные для всей страны времена. Родился Яков Исаакович в 1913 году: не за горами революция, годы НЭПа, Гражданская война.  Детство прошло в босяцких кварталах Одессы среди бедноты, воров, разбойников и прочей подобной публики. Между тем, отец его слыл великолепным кондитером и всю жизнь мечтал открыть свою маленькую лавочку, где его изделия по достоинству оценил бы какой-нибудь случайно зашедший богач. И не просто оценил, а рассказал бы всему городу об известном  кулинаре Блехмане. Но семья жила очень бедно, и мечты родителя так и остались мечтами. Исаак Блехман рано ушел из жизни. Не знал он, что через несколько десятков лет младший сын Яков сумеет воплотить их в реальность, сделает свою фамилию знаменитой.   

— Когда папе было пять лет, — рассказывает Мэри Яковлевна, —  от голода умерла его мать. Так  Яков, его старший брат и сестра осиротели. Их распределили в детский дом. Не раз он сбегал оттуда, его возвращали, а он снова сбегал, вместе с другими ребятами грезя о таком пленительном в его детском сознании кремлевском доме для сирот. Но как ни безрадостны были его детские годы, свою путевку в жизнь Яков получил. Когда его спросили, кем хочешь работать, он ответил: «Кондитером». Может, решил идти по стопам отца, о котором он знал лишь по рассказам матери. Наверняка сказались и воспоминания о тяжелом голодном детстве. А кто как не повар всегда имеет кусок хлеба. Так или иначе, после детского дома отца направили в техникум пищевой промышленности, по окончании которого, в 1932 году, сразу стал работать в ресторане.

Голод, нищета, смерть родителей, детский дом — ничто не сломило Якова Блехмана. Всегда он стремился к чему-то лучшему, к жизни честной и достойной уважения. И уже никогда не изменил своему призванию, всю душу вложил в профессию.

Лишь однажды, в 1933 году, когда вся советская молодежь уезжала строить новые города,  профессия строителя показалась ему более романтичной.  Просьбу комсомольца Якова Блехмана Одесский обком удовлетворил и направил на Дальний Восток на строительство Комсомольска-на-Амуре. Пробыл он там недолго. Уже через месяц переехал на станцию Тихонькая, где строили будущий Биробиджан. Но не закладывать в тайге новые дома пришлось ему здесь, а вернуться к своей прежней, не менее важной, профессии повара. Мастерство и талант молодого человека сразу заметили и пригласили работать в столовую нового здания Дома Советов (сегодня — мэрия). После, в 1936 году, он стал первым шеф-поваром в новом ресторане по улице Ленина. Понемногу жизнь налаживалась. Но тут грянула война.

Тяжелые испытания выпали на долю Якова Исааковича в годы Великой Отечественной войны. 23 июля 1941 года Блехман был призван в армию. Почти всю войну прослужил на Дальнем Востоке. Как ни стремился, но попасть на передовую ему так и не удалось. Вместо этого был переведен в эвакуационный госпиталь, где от зари до зари выхаживал раненых, работая военным поваром. В это нелегкое время постигла его смерть двух маленьких детей.

Но не сломался Яков под тяжестью горя, выстоял и, как и прежде, стал заниматься любимым делом. Работал в кондитерском цехе, потом в столовой, а после —  заведующим производством и шеф-поваром в новом ресторане «Восток». В 1970 году со всем коллективом был переведен в ресторан «Центральный», где и проработал до пенсии.

— Несмотря на все трудности, работа была для него превыше всего, — говорит Мэри Яковлевна. — Вызвать могли и ночью, и рано утром. Домой он приходил поздно, уставший и выжатый, как лимон. Но это не мешало ему готовить на самом высоком уровне. Показателен один случай, заставивший его по-иному взглянуть на свою профессию. В 1934 году через Биробиджан ехал на границу маршал Василий Константинович Блюхер со своим штабом. Кормить высоких чинов должен был, естественно, мой отец. Всегда в точно назначенное время Блюхер приходил на завтрак, обед и ужин. И вот однажды, после напряженного дня, отец  и его помощники решили лечь спать, а утром встать пораньше. Сторожу наказали разбудить их в четыре утра, чтобы к семи завтрак для маршала был готов. Но сторож безмятежно уснул, и когда папа проснулся, часы показывали без четверти семь. До прихода Блюхера оставалось каких-то пятнадцать минут. Что отец пережил в тот момент, можно только представить! Но ровно в семь на столах стояли горячие блюда. Как это удалось, отец сам не понял, он рассказывал, что все прошло как в полусне. А Блюхер, ни о чем не подозревая, ел и нахваливал. После завтрака он письменно выразил свою благодарность повару, который готовил не просто вкусно, а, по его мнению, отменно.

За годы трудовой деятельности Якову Блехману приходилось встречать и кормить многих известных людей. Среди них: Лазарь Каганович, Марина Ладынина, Николай Крючков, Вольф Мессинг, Борис Андреев, Олег Стриженов, Иосиф Кобзон. И это далеко не полный список тех, кто получил удовольствие от его кухни. Но для самого Блехмана никогда не было важно, кого именно кормить.

— Для всех он готовил одинаково, — продолжает Юрий Яковлевич, — и для высокопоставленных лиц, и для простых людей. И для взрослых, и для детей. Однажды в период отпуска его уговорили поработать шеф-поваром в детском спортивном лагере «Олимпия». Отец был профессионалом не только как кулинар, но и как организатор. Никакого труда не составляло для него с нуля наладить производство так, что гости просто не могли уйти, не восхитившись едой и обслуживанием. В этот лагерь и послов иностранных водили, и секретарей обкомов, практически каждый день нужно было накормить какое-нибудь важное лицо. А детям, которые в это время были в лагере, повезло сказочно. Эти маленькие счастливчики каждый день ели как в ресторане. Папа и газированные напитки делал сам, на натуральных соках. Фрукты, сладости — все на высшем уровне, даже сервировка стола была соблюдена по правилам. Руководители лагеря долго упрашивали его остаться еще на одну смену.

Говорят, что незаменимых нет. Но, думается, что Яков Исаакович на самом деле был таковым. Сколько любви, упорного труда и сил он вкладывал в свое дело! Он хотел, чтобы люди получали удовольствие от еды и уходили из ресторана только в хорошем настроении. Свою любознательность и чувство вкуса он передал детям: дочке Мэри и сыновьям Юрию и Анатолию, которые тоже умеют прекрасно готовить. Не переставал трудиться Блехман даже на пенсии: преподавал в ПТУ № 21, учил своих подопечных основательно и, главное, с душой подходить к приготовлению пищи. Очень ревностно относился к тому, как готовили его блюда. До слез его обижало, если приготовлены они были абы как. До конца своих дней Яков Исаакович Блехман оставался преданным любимому делу. Умер он в 2001 году. Что и говорить, а в историю Биробиджана он вписал славную страницу. Ведь было время, когда о чудо-кулинаре знал весь бывший Советский Союз.


Анастасия КОВАЛЬ

На снимках: Торт «Спаская башня Кремля»; Учеба повара в ресторане «Центральный»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *