Каникулы в Поднебесной

Каникулы в Поднебесной - Софийский собор

автора

Софийский собор

В китайском Харбине для русского студента множество загадок

Они сразу в глаза не бросаются, но если хорошо присмотреться, познакомиться с людьми, а также с информацией в Сети, то, может быть, Харбин — столица провинции Хэйлунцзян — вызовет у вас ностальгию.

Доехать до хэйлунцзянской столицы

Привычный перрон, поезд, захожу в вагон, узнаю нашу электричку, в ней не полежишь, места только сидячие. Зато в вагоне насчитала 14 вентиляторов  — компенсация за сидячие места.

В моем «купе» едет пожилая женщина. Ей жарко, а меня сдувает… Окно остается открытым, так как в Китае уважают старших и последнее слово за ними. Едем с ветерком, вот только беда — я заболела, а лекарство (мини-аптечку) оставила в Цзямусах.

…Люди в поезде встают на цыпочки, поворачивают голову на 90 градусов, чтобы хорошенько разглядеть русскую незнакомку. А я проголодалась — запариваю обыкновенную лапшу быстрого приготовления. Из проезжающей по вагону тележки у продавца покупаю сосиски… но, увы, они для меня оказываются несъедобными. Видимо, я вызываю у своего друга Ву Тсин Шуана жалость, и он покупает мне мороженое. Радостно снимаю обертку, но китайское мороженое мне также пришлось не по вкусу. Чувствую сильный голод, обиду, наблюдаю, как попутчики надо мной посмеиваются. Комок подступает к горлу, и, кажется, я плачу.

Заселиться в гостиницу

В Харбине добираемся до туристического района Даоли, находим гостиницу, с которой созванивались ещё дома. Девушка-сотрудница смотрит на меня и объясняет моим китайским друзьям, что для иностранцев в гостинице особые условия: нам разрешают остаться только на сутки.

Оказывается, мы намеревались заселиться в дешёвый номер «0 звёзд». В Китае в такой номер нельзя селить иностранных граждан. Им предоставляют трехзвездочные номера, цена которых в два раза выше.

Увидев номер, я ахнула: «И это ноль звезд!?» Всё выглядело прилично и стильно: подвесной потолок, множество подсветок, санузел огражден стеклянными стенками.

Полчаса мы отдыхаем и собираемся на прогулку. Мне радостно говорят: «Переодевайся!» А я в недоумении отвечаю, что вся одежда там же, где и лекарство. Пришлось смириться с мыслью, что по Харбину я буду гулять в майке, шортах и кроссовках.

Не сбиться с намеченного пути

Прогулку начинаем с ресторана. Всё в нём очень вкусно, еды много, по цене она доступна российскому студенту. На часок заходим в роскошный торговый центр, затем отправляемся гулять на светящуюся огнями и лазерами, с огромным фонтаном набережную. Жизнь на ней кипит. Встречаем людей, которые старательно пишут иероглифы поролоновой кисточкой и водой на мраморной брусчатке. Пробую писать и я. Это крайне трудно — выводить черты будущих слов, но занимательно.

По реке идет светящийся паром, катает отдыхающих. Заглядываем в летнее кафе (размером с привокзальную площадь), видим танцующих девушек, точнее — профессиональный стриптиз… Замечаю, как у мужчин горят глаза…

Возвращаемся в номер. По дороге заглядываю в стеклянные витрины, вижу матрёшек, бюст Ленина. Это магазин русских товаров. Этот огромный бюст я увидела и при дневном свете, узнаю, что сделан он не в Китае, а привезён из России.

Следующим вечером нас удивляет зажигательная музыка. Поднимаем головы и видим настоящий концерт прямо на балконе гостиницы. Китайский певец скрывается за шторкой, из-за неё появляется русский! С многочисленной публикой здоровается на китайском, спрашивает, как у нас дела, и поёт песню «Катюша», и не только на родном языке, но и на языке хозяев. Видит немало русских туристов и здоровается с нами, машет нам рукой. Боже мой, как я соскучилась по русской речи!

Новый день посвящаем «шопингу». Заходим в торговый центр:  здание — два подвальных этажа и восемь обычных, площадь каждого чуть меньше футбольного поля. И всё одежда — рай для модниц и модников! А вот магазин — с виду подземный переход. Под асфальтом открывается целый мир, вселенная шмоток.

Чувствую, что меня уже тошнит от магазинов, не хочу ничего покупать. Перенасытилась-таки занятием, лечащим женщин от депрессии.

Возле торгового центра-гиганта вижу просящую женщину, которая привезла с собой то ли труп, то ли обезображенного инвалида. Вид его приводит меня в ужас, откуда взяться сочувствию? Женщина активно наклоняется вниз-вверх, утирает полотенцем лицо от слез. Но я вижу её глаза — они сухие и смеются. Через час-другой выходим из другого магазина — та же женщина  вновь просит подаяние.

День третий. Мы идём в легендарный Софийский собор. Архитектура его явно не китайская. Мои спутники в нём бывали не раз, поэтому отказываются составить мне компанию, внутрь я отправляюсь одна. Вход стоит 20 юаней. В сердцах воскликнула: «Вот «бизнесмены»! Захожу, вижу прилавки с сувенирами, на стенах — репродукции фотографий, вырезок из газет… «А почему всё на русском языке? — в недоумении задаю себе вопрос. — А где батюшка, иконы и прочая атрибутика?» Только потом Галя — моя подруга — объясняет мне, что собор  построили русские эмигранты. Теперь это музей.

С историей города более основательно познакомлюсь уже дома, посмотрев информацию в Интернете. Узнаю, что набережная, на которой гуляла, — это парк имени Сталина. Парк, расположенный в центральной части города — в районе Даоли на южном (правом) берегу реки Сунгари, и весь район Даоли построили русские! Я даже и подумать об этом не могла! Почему-то в школьной программе не предусмотрено глубокое изучение жизни нашего народа на чужих территориях. Зато в вузе преподаватель по литературе Елена Абдуразакова показала нам уникальный фильм — русская деревня в Китае. В ней все живут в избах с печками, женщины носят яркие сарафаны, разговаривают на русском.  Вдали от родины эти русские люди сумели сохранить культуру и обычаи нашей страны.


 

На снимках:  письмо водой, одела платье белое, русский сувенир

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *