Кета – ход до смерти

Кета – ход до смерти

Фото: Александр Фроленок (WWF России, Амурский филиал) и из архива редакции

«Последствия нерационального промысла станут очевидны уже через три года», – говорили специалисты. Три года прошли

Сейчас, в разгар путины, из-за небольшого подхода рыбы на Амуре пришлось ввести временный запрет на промышленный лов осенней кеты. В осеннюю путину из 13 тысяч тонн осенней кеты, разрешенных к вылову в Хабаровском крае, рыбаки смогли добыть только 7,6 тысячи тонн, сообщила редакции Елена Старостина, пресc-секретарь Амурского филиала WWF России.

О том, что рекордная путина 2015 года может «убить» лосося в реках ЕАО, старейший журналист-эколог ЕАО Виктор Горелов предупреждал в своей статье «Кета имеется, да только не у нас» на страницах «Биробиджанер штерн» еще в ноябре 2015 года. И оказался совершенно прав. Хотя думаю, Виктор Дмитриевич сегодня нисколько бы не пожалел, если бы ошибся в прогнозе.

«Рекордный вылов лосося в ходе путины сезона 2015 года на Среднем и Нижнем Амуре грозит сокращением числа красной рыбы в реках ЕАО. Последствия удара по биоресурсам, который был нанесен промысловиками и браконьерами, станут видны уже через три года», – писал тогда наш коллега после путины.

Основания для тревоги были веские. По сообщению многих дальневосточных СМИ, промысловики многочисленных рыболовецких предприятий тогда добыли, по официальной оценке, 34 тысячи тонн лосося. При этом подчеркивается, что такой обильный вылов красной рыбы был лишь в 1910 году!

Но 105 лет назад население Дальнего Востока было мизерным даже по сравнению с весьма небольшим нынешним – 120 тысяч человек против примерно 2 млн 175 тыс. человек, проживающих ныне на территориях Амурской и Еврейской автономной областей и в Хабаровском крае, через которые протекает Амур. Не забудем и 40 млн человек в китайской провинции Хэйлунцзян, для которой (как и КНР в целом) Амур служит естественной границей.

Александр Антонов, ведущий научный сотрудник ИВИЭП ДВО РАН, обследует нерестилище

А ведь и экологический прессинг городов вдоль реки сто с лишним лет назад был куда меньший. О «химии» – сельскохозяйственной или в промышленных стоках с территории России и Китая – тогда и речи практически не шло! Шансы на восстановление рыбного стада были многократно выше, и  оно восстанавливалось, несмотря на не слишком рациональное и тогда пользование ресурсами великой реки и ее притоков.

На Тепловском и Биджанском лососевых заводах «Амуррыбвода» в 2015 году в инкубаторы заложили почти 30 млн оплодотворенных икринок осенней кеты. Но эта икра была не из наших рек. За небольшим исключением она была доставлена с нерестовых рек Гур и Анюй на Нижнем Амуре, где ее заготовкой специально для целей воспроизводства стада лососевых работала бригада с рыбоводных предприятий ЕАО.

После мощного осеннего хода кеты по поводу ударной работы рыбодобытчиков в том же «Амуррыбводе» восторга не испытывали.

Они были уверены, что это негативно отразится на природном воспроизводстве рыбы – уже тогда во все нерестовые реки Среднего и Нижнего Амура через сплошной заслон сетей прорвалось совсем немного кеты. Такого же мнения придерживались рыбоводы Тепловского и Биджанского заводов.

Как известно, кета нагуливает вес (растет и подходит к половой зрелости) в океане. Из небольших нерестовых рек рыбная молодь сразу скатывается в Амур, а по нему – в море. Через три-четыре года начинается ее возврат из океана в Амур на нерест.  Поколение кеты нынешнего сезона настолько малочисленно, что путина может оказаться просто провальной.

«Есть вероятность, что при сохранении прежних тенденций в недалеком будущем нас ожидает постоянный запрет на лов не только летней, но и осенней кеты. Для стабилизации ситуации с лососевыми на Амуре необходимо ввести обязательную практику учета реального заполнения нерестилищ после лова»,  – прокомментировала нашему изданию  ситуацию Ольга Чеблукова, координатор проектов Амурского филиала WWF России по особо охраняемым природным территориям, координатор мероприятий Года лосося-2019 в бассейне Амура.

У знаменитейшего дальневосточного писателя-натуралиста Всеволода Сысоева есть драматическая повесть о природе – «Ход до смерти». Она о жертвенном жизненном пути кеты, которая мечет икру лишь раз в жизни и оставляет близ икряной кладки свое тело для пищи беспомощным первое время своим малькам.

Повесть была написана несколько десятков лет назад. Но в наше время ходом до смерти, применительно к кете, можно назвать сам приход рыбы на родные нерестилища – ее здесь ждут и даже с радостью. Но с сетями, запрещенными снастями и жаждой превратить золотую икру – источник жизни – в источник наживы. Неужели правы фантасты, предупреждавшие, что только когда будет срублено последнее дерево и убиты последний зверь и последняя птица, люди поймут, что деньги нельзя есть?

 

 

Александр Антонов, ведущий научный сотрудник ИВИЭП ДВО РАН, обследует нерестилище

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *