Ключ от непознанных миров

Ключ от непознанных миров

Фото из архива героини

Среди бескрайних просторов суровой тайги слышен бой шаманского бубна, задабривающего дух огня. Убаюкивающе свистит ветер, потрескивают от мороза ветки, ворчат продрогшие сохатые. И, кажется, что это жулькающие стерхи несут на своих крыльях белесое солнце

Волшебные картины Севера, земли олонхо. Они пробуждаются всякий раз, когда Лида Чурилина играет на хомусе – народном якутском музыкальном инструменте, обладающем способностью петь голосом самой природы. Этот символ национальной культуры с давних времен и по сей день используется в шаманских ритуалах. Считается, что силой своих космических вибраций хомус помогает путешествовать между мирами, запускает жизненную энергию, разгоняет печаль и тревогу и даже лечит.

– Звуки хомуса настолько проникают в человеческую душу, что, порой, стирают границы реальности и фантазии, – признается Лида. – Когда грустно, когда не дает покоя ностальгия по родине, всегда беру хомус и играю. Его музыка помогает мне мысленно очутиться в родном краю, в кругу своей семьи, ощутить связь со своими предками.

В Биробиджане представительница народа саха Лида Чурилина живет уже шесть лет. Приехала сюда, можно сказать, по зову сердца, когда будущий муж, коренной биробиджанец, позвал ее замуж.

– Даже не представляю, как бы я сейчас жила в Якутии, – говорит Лида. – Биробиджан полюбила всем сердцем еще задолго до своего переезда сюда на постоянное место жительства. Сначала приехала с подругой в гости – город тогда показался мне очень уютным, люди добрыми и отзывчивыми. Одно время переживала, что могут возникнуть конфликты на национальной почве. Но, смотря на то, как спокойно здесь уживаются люди разной культуры, поняла, что волнения были напрасны.

Родилась девушка в якутском селе с говорящим названием 2-Хомустах Намского улуса – и здесь не обошлось без хомуса! В этой маленькой деревушке, стоящей на одном из протоков реки Лена, посреди суровой тайги Лида провела все свое детство.

– Жили мы в обычном частном доме, держали хозяйство, – рассказывает хомусистка. – Не было у нас ни центрального отопления, ни водопровода, свет регулярно отключали, а деревню частенько затапливало. Летом занимались заготовкой дров, зимой – добычей льда для питьевой воды.

Охота, рыбалка, собирательство, национальные промыслы – с давних времен река и тайга обеспечивали якутский народ всем необходимым. А дети едва ли не с молоком матери впитывали навыки выживания. Лида была самым младшим, шестым ребенком в семье, для которой слово творчество – отнюдь не пустой звук.

– Мы всегда пели, сочиняли стихи, песни, – вспоминает наша собеседница. – Мой папа, Гаврил Слепцов, был известным в Якутии самодеятельным композитором, виртуозным хомусистом, поэтом и художником. Сколько я его помню, он всегда рисовал, мастерил, вырезал что-то из бумаги или дерева, играл на музыкальных инструментах – всему учился сам, без чьих-либо подсказок.

Гаврил Слепцов работал в школе учителем истории, черчения, изобразительного искусства, музыкальным руководителем в детском саду. В качестве штатного хомусиста был принят в якутский музей хомуса, знакомил со своей культурой за пределами региона, на многие свои концерты брал с собой и дочь. С хомусом у него были особые отношения – даже написал пособие для занятий с детьми. На протяжении жизни мужчина изучал целебные свойства инструмента, верил в так называемую хомусотерапию – проводил собственные исследования на эту тему. В Якутии говорят: «Если болит горло – сыграй на хомусе». В древности считалось, что игра на нем прочищает сознание, благотворно влияет на нервную систему, гармонизирует функции всех органов – это подтверждают и современные ученые.

– Папа был настоящим шаманом-целителем, – рассказывает Лида. – Он умел лечить руками, проводил всевозможные обряды и ритуалы – для нашей семьи это было обыденностью. Дар перешел к нему от деда, но прежде чем овладеть им, ему пришлось пройти настоящий путь шамана.

Множество жизненных испытаний выпало на долю якутского целителя – всевозможные раны, болезни, клиническая смерть, инфаркт, и ноги отказывали, и разного рода эмоциональные встряски были.

– Себе я бы не пожелала такой судьбы, – добавляет девушка. – Хочется спокойной, размеренной, обыкновенной человеческой жизни.

Саму Лиду человеком обыкновенным не назовешь – эта длинноволосая азиатская девушка знает шесть языков, занимается искусством фотографии, любит рисовать и, конечно, играет, когда душа просит, на хомусе, который достался ей от отца и превратился в своеобразный оберег.

– Видите, здесь вырезаны лошади, – показывает свой инструмент Лида. – Папа родился в марте – по-якутски звучит как «кулун тутар ыйа» – месяц рождения жеребят.

Музыкальный инструмент был создан, как и положено, вручную – другом семьи, известным в Якутии мастером Иннокентием Готовцевым. Считается, что у каждого мастера есть свой особенный секрет изготовления, передаваемый из одного поколения в  другое, поэтому отыскать два одинаковых хомуса просто невозможно. Маленький, неприметный, похожий на обыкновенный ключ, этот инструмент таит в себе богатые возможности извлекать из себя все многообразие естественных звуков, рожденных самой матерью-природой. Бархатное и одновременно металлическое, нежное и величественное, спокойное и ритмичное – его звучание магически преображает окружающий мир. Говорят, что якуты – народ целомудренный, несколько зажатый и эмоционально сдержанный. У них не принято показывать свои чувства и настроение открыто. Все, о чем не могут они говорить вслух, выражают музыкой – как нельзя лучше подходит для этого именно хомус, передавать которым опытные исполнители могут даже человеческую речь, пение жаворонка, журчание ручья, кукование кукушки или завывание вьюги. По словам Лиды Чурилиной, для игры на нем требуется полное сосредоточение.

– Игра на хомусе – это своеобразная медитация, – говорит она. – Его звуковые вибрации расслабляют тело и успокаивают душу – начинаешь видеть, чувствовать, ощущать то, что не замечал до этого. Я предпочитаю импровизировать, играть так, как чувствую – сыграть одинаково одну и ту же зарисовку вряд ли удастся. Можно сказать, это голос моего сердца, который открывает дверцу в некие иные, непознанные миры. Жизни без него уже и не представляю.

Хомус – музыкальный инструмент, который пришел из глубокой древности. Ученые предполагают, что его предком был охотничий лук. Человек упирался зубами в один его конец, а другой ставил на землю и извлекал звуки, дергая за тетиву. По другой версии прототипом древних – деревянных хомусов было разбитое молнией дерево, звучащее от ветра. Интересно, что подобный инструмент, известный как варган, есть практически у каждого народа, имеет более 150 разновидностей, а по самым смелым подсчетам их не менее тысячи. Практически везде он считается народным – можно сказать, это общечеловеческий инструмент, игра на котором – как песня души, прошедшая проверку столетиями, вобравшая в себя вечные ценности свободы, любви, почитания предков. Варганы разных народов отличаются по форме, материалу, технологии изготовления и названию – комуз (Алтай), дрымба (Украина, Белоруссия), кубыз (Башкирия), марчунг (Непал), пармупилль (Эстония). В Америке варган называют «еврейская лира» – Jew’s harp (Jew harp, Jew’s harp, Juice harp). Почему еврейский – не могут объяснить сами американцы. Большинство музыковедов считают это слово ошибкой в словаре XIX века – в названии имелась в виду Jaws harp – «челюстная лира». Другие исследователи указывают на ветхозаветные корни варгана – в Библии довольно часто встречается упоминание о музыкальном инструменте в форме лилии.

– У хомуса, в отличие от других варганов, более глубокий звук, более чувственный, долго затухающий, – рассказывает Лида Чурилина. – Я бы даже не побоялась назвать звучание хомуса самым красивым и чистым среди всех остальных варганов. Прибавьте к этому богатое разнообразие звуков и обертонов, возможность использовать губные, языковые, глоточные и гортанные способы игры – простор для творчества получается просто огромным!

Взяв любимый инструмент, Лида закрывает глаза. Игра на хомусе для нее – действо глубоко личное, сокровенное. Плавным движением указательного пальца задевает язычок хомуса – пространство обволакивает волшебная, ни с чем не сравнимая музыка, словно идущая из глубины веков. Она завораживает, околдовывает – закаты и рассветы, бури и покой, свет и тьма, вечность и мгновение – кажется, будто что-то до боли знакомое вырывается наружу, древнее, но такое родное.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *