«Когда из Биробиджана уедет последний еврей?..»

«Когда из Биробиджана уедет последний еврей?..»

из архива редакции

Любителям поразглагольствовать об искусственности нашей области

Давно собираю визитные карточки. Просто складываю их в  коробку. Ну не забивать же каждый контакт в память компьютера! Тем более если встреча была мимолетной. Но есть визитки, которые могут многое рассказать о своих владельцах.

Еврейская автономия всегда  привлекала внимание отечественных и иностранных журналистов. Мне не раз приходилось сопровождать их в поездках по области. Было это интересно и в профессиональном плане.

До сих пор памятен приезд съемочной группы канала «France-24». Потомок рода Трубецких, в переломном 1917 году вынужденных покинуть родину, Станислав де-Сент Ипполит с детства увлекся историей и культурой России. Ему посчастливилось быть студентом МГУ и даже совершить путешествие на поезде через всю нашу необъятную страну. Надо было видеть его лицо, когда он вспоминал, как случайно вышел тогда из вагона и увидел надпись на еврейском языке! Что это? Откуда здесь, на краю Земли?! С тех пор пытливого француза не покидало желание побывать в Биробиджане. И добился-таки своего! Убедил руководство канала и получил специальную командировку, что бывает нечасто, — обычно наши коллеги, особенно российские, в целях экономии времени и денег устраивают большое дальневосточное турне, а в ЕАО заезжают по пути.

Казалось, вопросам Станислава не будет конца. Удивительно интеллигентный и доброжелательный человек, он настойчиво просил организовать одну встречу за другой. Причем не только с официальными лицами. Интерес к приезду потомка знаменитых декабристов среди местных журналистов был огромным, и чтобы сэкономить время французов, мы предложили им провести пресс-конференцию. Она прошла на одном дыхании. Обычно молчавший до этого телеоператор Йохан Бодин вдруг растрогался: «Я буду помнить ваши горячие сердца. Это маленький город, но все люди живут в мире. Для меня это очень приятно, а ваш город можно ставить в пример другим».

Итогом пребывания французов в Биробиджане стал получасовой фильм. Уже из Парижа Станислав прислал Интернет-ссылку, чтобы можно было посмотреть их  репортаж. Это была  честная и добросовестная работа, лишенная инсинуаций и предвзятости, которыми порой грешат журналисты.

Где-то через год мне довелось убедиться и в профессионализме британцев. Как только было принято решение о сооружении Кимкано-Сутарского ГОКа, корпорация ВВС одной из первых прислала большую съемочную группу, чтобы поведать всему миру о грандиозной стройке у самой российско-китайской границы. И, конечно, англичан интересовала самобытность Еврейской автономной области. Как они работали! За три дня мы намотали не одну сотню километров, побывали и на месте будущего комбината, и в Валдгейме, и в общине, и в кафедральном соборе, и в семьях простых биробиджанцев. А сам фильм производства ВВС был вполне ровным и познавательным.

Тут самое время объяснить, к чему это я  все припомнил. Чтобы доказать, что иностранные журналисты куда как корректнее и доброжелательнее в своих отзывах о Еврейской автономной области, нежели их российские коллеги и иные общественные деятели, лично я убеждался в том десятки раз. Мне приходилось работать с голландцами и швейцарцами, австрийцами и поляками, венграми и австралийцами. Но больше всего везло почему-то на французов.

К прошлогоднему приезду Марека Хальтера хоть и имел косвенное отношение, но встретиться с ним все же посчастливилось. Это человек-легенда. Судите сами: в 1945 году Марек был в группе советских пионеров, которые дарили цветы Сталину. А в 70-х, уже живя во Франции, он организовал кампанию за освобождение советских диссидентов,  в 80-х клеймил СССР за войну в Афганистане, принимал Сахарова, считал себя другом Солженицына, Ростроповича, Собчака. И вот Хальтер в Биробиджане. Здесь писателя и правозащитника интересовало буквально все. Еще бы, ведь он родом из Варшавы, а идиш его родной язык. Вот  что он написал по возвращении домой в газете «Le Monde»: «Я всегда думал, что Гитлеру не удалось выполнить две поставленные перед собой задачи: стереть евреев с лица земли и лишить их статуса человека. Тем не менее, мне казалось, что одного ему достигнуть все же удалось: речь идет о разрушении еврейской цивилизации, цивилизации идиша.… Мне казалось, что нацизм без следа уничтожил весь этот мир. Однако здесь, в Биробиджане, у самой китайской границы, этот мир все еще звучит как далекое эхо раненой цивилизации. Да, похоронить память гораздо труднее, чем тело. Особенно память о языке».

Новость о том, что российско-французская съемочная группа под руководством Марека Хальтера снимает фильм о российских евреях (он  был показан на фестивале  в Каннах,   осенью же состоится его премьера на телеканале «Россия»), а сам он пишет роман о Биробиджане, облетела весь мир. Мне не хватило суток, чтобы пересчитать в Сети ссылки на нее в зарубежной прессе. Чуть ли не все региональные телекомпании нашей страны посчитали своим долгом сообщить о состоявшейся премьере Хальтера во Франции.

И вот в самом начале 2012 года к нам пожаловал московский корреспондент французской газеты «Le Figaro» Пьер Арвиль. И снова встреча в нашей редакции. Острые, порой неожиданные вопросы типа: сколько у вас евреев и не вытеснят ли вас китайцы. (Кстати, этот худой долговязый француз «отличился» тем, что самостоятельно отправился в Нижнеленинское, откуда его и выдворили компетентные органы). Как ни пытался Арвиль опровергнуть восхищение от увиденного здесь  Мареком Хальтером, из-под его пера вышло следующее. «В 1997 году из российских паспортов исчезла графа национальности «еврей», поэтому сейчас сложно определить, сколько евреев проживает в стране. В результате многочисленных смешанных браков евреи растворились среди населения. Но теперь в Биробиджане православные христиане празднуют Пурим, а евреи отмечают христианскую Пасху, и это свидетельствует о слиянии культур и религий. Каждое утро полтора десятка 70-летних верующих приходят помолиться в новую синагогу, которая находится на все той же улице Ленина. Раввин уехал в Израиль в надежде, что кто-то его заменит. 87-летний Владимир Компаниец сожалеет о том, что молодежь не посещает это культовое место. «Мы здесь — верующие демократы. Каждый волен исповедовать или нет свою веру. Впрочем, вы бы хотели, чтобы после 70 лет коммунизма было по-другому?» Может быть, написано несколько фрагментарно, но, по-моему, правдиво. Впрочем, не мне судить о мастерстве и стиле французских репортеров.

Как вы смогли убедиться, иностранные журналисты, когда хотят,  могут постичь душу российского еврея. А вот народному артисту России Валерию Золотухину это не удалось. Или он этого не захотел?!

Что собственно случилось, спросят непосвященные. А вот что. На пресс-конференции во время недавнего фестиваля славянской культуры худрука театра на Таганке спросили, каково  его впечатление о Биробиджане. В ответ Валерий Сергеевич разразился  такой тирадой: «Врать-то… не шибко хочется: на гастролях мало что видишь. Так и в Биробиджане: машина, гостиница, сцена.… А вопросов много, честно говоря. Потому что эта область все равно искусственное советское образование, нелепое совершенно, с моей точки зрения. Как это — выселить народ туда, где Макар телят не пас? К тому же, когда остается одно еврейское название, а евреев меньше, чем в Москве… Я вот даже спросил: а не возникал ли вопрос о переименовании? Потому что для меня это все выглядит такой несколько насмешкой, таким юмором. Вот я подъезжаю и вижу: Еврейская автономная область. Думаю: ну, это как-то нелепо. Ничего не получилось из того замысла, который был тогда, в Советском Союзе. Когда мы были за железным занавесом, когда не разрешалось уезжать, тогда это, наверное, какой-то смысл имело, по мнению наших вождей. А сейчас……»

Вот так. Ни прибавить и ни убавить. И сказано это не где-нибудь, а в здании правительства области в самом начале встречи с биробиджанскими журналистами. Ясное дело, что В.С. Золотухин —  актер, а не политик и тем более не дипломат. Москвич в первом поколении, сам из провинциалов, на собственном опыте ведь должен  знать, как люди из глубинки гордятся своей малой родиной. Ну спросили тебя, насколько понравился город, куда занесла беспокойная актерская судьба. Скажи два-три слова. Но нет же, Золотухину просто необходимо порассуждать о   статусе Еврейской автономной области! Как будто бы человек, возглавляющий прославленную  столичную труппу, в свои 70 лет не ведает, насколько щепетильна и чувствительна национальная  тема вообще.

Миф об искусственности нашего субъекта Федерации как-то даже неудобно развенчивать: историю ведь не перепишешь. Но ее надо по крайней мере уважать. И человеку, считающему себя интеллигентным, стоило бы руководствоваться фактами, а не домыслами, в том числе и о том, как именно происходило еврейское заселение здешней территории. Конечно, история нашей автономии полна драматических, порой даже трагических страниц.  И о каком тут юморе можно говорить?! Право, не знаю. А то, что благодаря созданной на востоке страны автономии, по разным оценкам, более сотни тысяч человек моей национальности избегли участи  быть расстрелянными или задушенными в газовых камерах во время фашистской оккупации, это не аргумент?! Что же касается истинного числа евреев, проживающих ныне  в междуречье Биры и Биджана, так давайте определимся с критериями подсчета, уважаемые господа. В ходе последних всероссийских переписей населения вопрос о национальной принадлежности не ставился в обязательном порядке, гражданин по собственному желанию мог отнести себя к тому или иному этносу. В ЕАО очень многие не захотели отвечать на данный вопрос, что лишний раз подтверждает его крайнюю щепетильность. Намек же на то, что евреев в Москве больше, тоже не достигает цели. В Нью-Йорке их гораздо больше, а в Израиле — так  в разы. Ну и что? А число арабов в государстве, которое все еще называют еврейским, в последние годы также растет. Что из того? Тоже переименовать? Следуя этой логике, мы можем очень далеко зайти. Поэтому в рассуждениях на подобные темы следует быть чрезвычайно осторожными и непредвзятыми.

Наконец-то мне  удалось подобрать точное слово. Именно некоторая предвзятость, заданность  и помешала нашему недавнему гостю хоть чуточку понять Биробиджан и биробиджанцев. Нигде толком, кроме гостиницы и близлежащих улиц, наверное, не был, а выводы сделал. Или заранее привез их с собой? Жаль, что меня не было на той пресс-конференции, а то рассказал бы народному артисту России давнишний анекдот. «Армянскому радио задают вопрос: «Что будет, когда из Биробиджана соберется уезжать последний еврей?» Ответ: «Его придут провожать десять тысяч евреев».

А если серьезно, то не только у меня остался неприятный осадок от замечаний Валерия Сергеевича Золотухина по поводу Биробиджана и области. Уж больно резковато,  как-то нетактично известный артист задел  патриотические чувства тех, кто в разные годы и десятилетия строил город на Бире,  обидел тех, кто живет в нем сегодня, и тех,  кто, несмотря на то что чисто физически находится за тысячи километров от него, до сих пор считает этот город своим родным.

Китайцы любят говорить: «Пусть расцветают  сто цветов». И действительно, будь мир однообразным и плоским, он страшно бы обеднел. Так и в обществе: мы богаты многонациональным, как говорят ученые, мультикультурным разнообразием. И ничего нелепого здесь нет. В этом богатство современной России и ее уникальной частицы на востоке — Еврейской автономной области. Многие весьма политкорректные иностранцы это давно поняли. А все мы?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *