Колыбель лососей

Колыбель лососей

Олега Черномаза

85 лет назад в верхнем течении Биры на берегу незамерзающего Теплого Озера был основан первый в Приамурье завод по искусственному выращиванию молоди осенней кеты

В начале 1928 года, составляя список первых добровольцев для переезда в Приамурье, вербовщики и агитаторы КОМЗЕТа, работая в еврейских местечках Белоруссии и Украины, не жалели красок для описания дальневосточной природы. Впрочем, особо приукрашивать ничего и не надо было. Край, куда зазывались еврейские переселенцы, чтобы основать национальную государственность, был изобилен полезными ископаемыми, миллионами гектаров тайги и пахотных, не тронутых плугами земель. Комзетовцы говорили о том, что реки в тех местах отменно богаты рыбой, в том числе осенней кетой, которая в сентябре-октябре приходит сюда из Тихого океана на нерест.

Все сказанное комзетовцами было сущей правдой, в чем убедились уже первые колонисты, прибывшие на станцию Тихонькая в конце апреля 1928 года. Расселяясь по берегам Амура, Тунгуски, Биры, они осваивали не только сельскохозяйственное и промышленное производство, но и рыбный промысел, чему их охотно обучали местные коренные жители. На первой конференции переселенцев из зарубежных государств, состоявшейся в феврале 1933 года в Биробиджане, делегаты от коммуны «Икор», поселившиеся на Тунгуске, рассказали собравшимся о том, что они уже научились ловить рыбу и осенью заготовили на всю зиму кеты и насолили икры. Первые исследователи жизни колонистов в Приамурье обязательно упоминали в своих очерках, корреспонденциях для газет о том, что рыбалка прочно входит в семейный быт евреев. Впрочем, не только в семейный. К концу 30-х годов на территории автономии действовало около десяти рыболовецких колхозов, в которых в том числе работали и евреи.

Бирский проект «Дальрыбы»

Вернемся, однако, в 1928 год. Рыбное богатство сегодняшнего Приамурья, а также Приморья находилось тогда в ведении треста «Дальрыба» с центром во Владивостоке. Специалисты этого ведомства устанавливали лимиты добычи частиковой, осетровой и лососевой рыбы, вели научные исследования биологических запасов Амура и его притоков, осуществляли контроль за промыслом рыбы. Сейчас невозможно точно указать все объемы вылова рыбы в Амурском бассейне. Что касается добычи горбуши и кеты, то ее заготавливалось, вероятно, тогда не менее 50-ти тысяч тонн в каждую путину. При этом если горбуша и летняя кета нерестились в горных речках Нижнего Амура, то осенняя кета поднималась на нерест вплоть до Благовещенска, а самыми крупными стадами этой популяции являлись Бирское и Биджанское. От Бирского стада по пути к верхнему течению реки отделялись косяки, чтобы отнереститься в реках Сагды-Бира, Каменушка, 39Никита, а также в нескольких крупных ключах. Самыми же верхними были нерестилища в реках Сутара и Кульдур, образующих при слиянии Большую Биру.

Тем не менее кетовое изобилие тех мест, по оценке ихтиологов «Дальрыбы», вечно продолжаться не могло. Приамурье начало более активно заселяться переселенцами из западных районов СССР. Ежегодно росли объемы промышленной добычи лосося, и делать ставку только на естественное воспроизводство было 38уже нельзя. Тогда и было принято решение о строительстве двух рыборазводных заводов: одного на Нижнем Амуре в районе Николаевки, другого на Среднем — на Теплом Озере. И к 8 июля 1928 года был сформирован небольшой штат рыборазводного предприятия, который стал готовиться к своей первой сентябрьско-октябрьской путине.

К сожалению, мы не можем указать точную цифру закладки икры на инкубацию в том первом трудовом году Тепловского лососевого завода. Вероятно, было заложено не более 10 млн. икринок. И тут стоит объяснить схему работы предприятия. Незамерзающее озеро, находится недалеко от Биры и соединяется с рекой нешироким рукавом. А постоянный его уровень поддерживается выходящими из-под озерного дна родниками. Температура в подземных источниках выше, чем в поверхностном водоеме, поэтому вода в нем и не замерзает, постоянно обогащаясь кислородом. Все это создает идеальные условия для нереста кеты. Однако заход рыбы через рукав из Биры в Теплое Озеро оказался недостаточным для полноценного рыборазводного предприятия. Тогда было принято решение перегораживать на время путины русло Биры конструкцией из деревянных решеток. Подходя к ним, косяки лососей, не имея возможности преодолеть препятствие, вынуждены были входить в рукав, а через него на нерест — в Теплое Озеро.

На самом рукаве стоял приемный цех, в котором из рыбы извлекалась икра и молоки, и оплодотворенный материал закладывался на инкубацию. Когда мальки подрастали, их выпускали в озеро и там кормили специальным питанием. Это давало возможность сохранить более 90 процентов молоди, тогда как на природных нерестилищах гибель оплодотворенной икры и мальков чрезвычайно высока. Ради сохранения кетовой молоди и были построены в начале Тепловский завод, через пять лет Биджанский в том же Облученском районе, а позже еще три завода на Нижнем Амуре. Сейчас общий выход мальков на всех пяти предприятиях превышает сто миллионов в год.

Икра для фронта

Запущенное на Теплом Озере в 1928 году искусственное воспроизводство лососей наращивало объемы закладки икры, и к началу Великой Отечественной войны это было уже крупное специализированное предприятие в Амурском бассейне.

Как бы ни было трудно поддерживать в войну стабильную работу завода, на нем сумели сохранить высокие показатели по выращиванию мальков. Более того, организовали собственное подсобное хозяйство по выращиванию сельскохозяйственной продукции для бойцов Красной армии. Кстати, в ее ряды по мобилизации вступил и тогдашний директор предприятия Иван Михайлович Васильев. По словам сегодняшнего руководителя завода Натальи Антиповой, Васильев вернулся с фронта еще до окончания войны, возможно, его отозвали на предприятие как специалиста редкой по тем временам профессии рыбзавода.

Заградитель Абрама Майзелиса

К середине 60-х годов сезонные объемы закладки икринок на Тепловском заводе превысили 40 млн. штук, и по этому показателю среди родственных предприятий он вышел на первое место в бассейновом управлении «Амуррыбзавода». В те же годы ихтиологи этого управления впервые пошли на смелый эксперимент — доставку воздушным транспортом на Тепловский и Биджанский заводы оплодотворенной кетовой икры от рыбин-производителей Сахалина. Проводились такие акции в период слабого захода амурской кеты, когда обоим заводам не хватало для выполнения плана икринок из бирского и биджанского стад.

А в 1966 году на Тепловском заводе был успешно реализован уникальный проект замены деревянного решетчатого заградителя через русло Биры на электрический. Эта идея принадлежала кандидату биологических наук, сотруднику Всесоюзного научно-исследовательского института озерного и рыбного хозяйства (ВНИИОРХ) Абраму Рувимовичу Майзелису. Я работал тогда в районной газете «Искра Хингана» и мне посчастливилось наблюдать за испытаниями электрозаградителя, который проводил самолично Абрам Рувимович, приехав на Тепловский завод в командировку на весь период осенней путины. Мы познакомились, и за многие часы бесед с этим увлеченным, высоко эрудированным человеком мне удалось узнать много интересного о применении электрических разрядов в исследовательской ихтиологической работе с обитателями морских и пресноводных водоемов, в частности, с использованием электороудочек. А цель эксперимента Майзелиса на тепловском заводе заключалась в следующем. С переброшенного через русло Биры деревянного трапа в воду опускаются металлические стержни, через которые пропускается электрический ток определенной силы. Ток создает в воде небольшое магнитное поле с убывающим от центра к его краям напряжением. Для идущей на нерест кеты электрические поля становятся непреодолимым препятствием, и рыба, «потолкавшись» какое-то время у электрозаготовителя, заворачивает в рукав и устремляется к Теплому Озеру. Электрозаградитель можно было в любое время выключить для прохода белорыбицы или той же кеты, если завод уже выполняет план закладки икры, и проходящий косяк можно пустить вверх по Бире.

Лихие девяностые

В 90-х годах, получивших название «лихие», на Тепловском заводе произошло чрезвычайное событие — к электрозаградителю в путину 1996 года не подошло практически ни одной кетины! Ход лосося по Амуру тогда был слабым, а та рыба, что шла к заводу и природным нерестилищам, расхищалась многочисленными браконьерами на Нижнем Амуре, часть долавливалась китайскими промысловиками в погранводах, а жалкие остатки косяков подстерегали сотни рыбаков жителей области с сетями, вентерями, острогами, «смыкалками» и прочими орудиями незаконной добычи кеты. В 1997 году как Тепловский, так и Биджанский сработали, как говорится, по нулям — в инкубаторы закладывать было нечего. С того периода на оба завода начала завозиться оплодотворенная икра с Гурского лососевого завода, что в Комсомольском районе. Вначале работа с «чужой» икрой была как бы экспериментом, став со временем успешной технологией.

Славный показатель небольшого коллектива

Последние несколько лет Тепловский, так же, как и Биджанский завод, практически полностью работают на привозной икре, закладывая на инкубацию в путину по 30 и более миллионов икринок, получая полноценную кетовую молодь к моменту ската ее в Амур. И хотя выращенные на наших заводах лососи возвращаются на нерест на речку Гур (таковы их природные инстинкты), амурская популяция осенней кеты получает ежегодно крупное пополнение из ЕАО.

Тепловский и Биджанский заводы давно объединены в одно предприятие, дирекцию которого уже много лет возглавляет Наталья Антипова, а главным рыбоводом успешно работает тоже Антипова, но только Ирина. Общая численность штата обоих предприятий не превышает 30 человек. Как сказала в беседе с журналистом Наталья Викторовна, трудно выделить в коллективе, как принято говорить, лучших — все заслуживают искренних слов благодарности за исключительно добросовестную работу. А примером для многих служат ветераны — Ирина Безрукова, Антонина Затепякина, Екатерина Самигулина, Сергей и Вячеслав Безруковы, Николай Антипов (в коллективе заводчан много родственников, но такую форму «семейственности» можно только приветствовать).

Ну а каков вклад заводов-юбиляров — Тепловского, отмеющего 85-летие, и Биджанского, который был основан 80 лет назад, в биологическое богатство Амура? Оба предприятия вырастили за эти годы более 2,5 миллиарда молоди осенней кеты! И если Амур еще дает во время путины тысячи тонн фирменной дальневосточной рыбы, то в этом есть и заслуга небольшого коллектива рыбоводов автономии. 

12 июля на Тепловском заводе состоится торжественное собрание по случаю 85-летнего юбилея старейшего в Приамурье рыборазводного предприятия с его славной трудовой историей. Наша газета также присоединяется к поздравлениям, которые принимают в эти дни рыбоводы специализированных предприятий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *