«Кому он нужен, этот идиш?»

Пока не поздно» — под таким заголовком 25 июля прошлого года в нашей газете была опубликована статья, в которой обосновывалась необходимость принятия областной целевой программы сохранения языка идиш. Сегодня мы снова возвращаемся к этой проблеме

О чем спорим?!

 Мы получили немало откликов на эту публикацию. Большинство звонивших в редакцию или оставивших свои комментарии на сайте издательского дома «Биробиджан» соглашались с утверждением, что язык идиш в Еврейской автономной области нуждается в государственной поддержке. Но, если быть честным, среди откликнувшихся немало и тех, чье мнение не совпадало с мнением автора. В основном их суждения сводились к следующим тезисам: идиша у нас теперь не услышишь, евреев в области почти не осталось, подавляющее их большинство уехало в другие страны, у иудеев есть своя родина — Израиль, и там государственный язык — иврит. Логика — железная, и вроде с ней не поспоришь. А так, знаете, хочется…

Постоянным читателям нашей газеты не нужно рассказывать о драматической, если не сказать, трагической судьбе еврейского народа и мамэ-лошн (языка матери), как ласково и любовно называют идиш. А вот тем, кто спешит похоронить один из удивительных еврейских языков (всего их вместе с диалектами более двадцати), видимо, стоит ее напомнить.

В начале XX века язык восточно-европейского еврейства — идиш — входил в десятку самых распространенных на планете языков. На нем изъяснялись порядка 11 миллионов человек. Чуть позже (в 30-е годы) Британская энциклопедия назвала идиш одним из основных языков культурного мира. Произведения Шолома-Алейхема, Ицхока-Лейбуша Переца, Менделе Мойхер-Сфорима, многих других писателей и поэтов вошли в сокровищницу мировой литературной классики. В Германии, Польше, России, Австрии, Румынии, а затем в США, Аргентине, Австралии и Израиле выходили сотни, десятки газет и журналов на идише. А богатейшая музыкальная культура до сих пор пленяет тех, кто к ней так или иначе прикасается.

Отношения иврита и идиша — поистине единство противоположностей. Тех, кого по-настоящему волнуют взаимоотношения этих еврейских языков, отсылаю к страстному эссе М. Аграновской («Заметки по еврейской истории (сетевой журнал еврейской истории, традиций, культуры)», №38, 2004). Иврит, считает автор статьи, был для идиша примерно тем же, чем средневековая латынь для европейских языков, а церковнославянский язык — для русского: постоянным источником обогащения. Гармоничное сосуществование двух языков — книжного древнееврейского и разговорного языка ашкенази, созданного в странах рассеяния, — нарушилось во второй половине XIX века, когда стал возрождаться иврит. При создании Израиля именно он и стал государственным языком. Тем временем под напором ассимиляции идиш постепенно сдавал позиции как в странах Западной Европы, так и в СССР. Намного сократил время, отпущенное идишу, и Холокост.

После Катастрофы европейского еврейства эти два языка словно поменялись местами. На живом современном иврите заговорила израильская улица, а идиш ушел из жизни в область этнографии: переместился с улиц и из домов в библиотеки, университетские аудитории, на фестивальные подиумы и театральные подмостки. Все меньше на планете людей, для которых идиш — действительно родной язык, но, как ни странно, множится число тех, кто пытается продлить его бытие.

Во многих странах ширится число энтузиастов изучения идиша, причем это далеко не только евреи: общества любителей мамэ-лошн есть даже в Японии. По мнению видного российского лингвиста Валерия Дымшица, идиш находится в ряду немногих в современном мире «малых» языков, число носителей которого не снижается, а быстро растет. Новое идиш-сообщество, не считая разрозненных групп по изучению этого языка и ортодоксальных хасидов США и Израиля, в семьях которых по-прежнему бытует идиш, складывается вокруг двух центров: клезмерской музыки и Интернета. Обращение к еврейской музыке неизбежно приводит к обращению к этнической культуре евреев Восточной Европы, а значит, и к идишу. К удивлению многих, кто пророчил этому языку скорую кончину, он нашел себе новую, бурно развивающуюся нишу в глобальной Сети.

В последние годы еще одним стимулом для изучения идиша служит возникший в рамках возрождающейся академической иудаики интерес к истории и культуре евреев. Постепенно люди, начавшие изучать этот язык по профессиональным мотивам, вливаются в сообщества его энтузиастов и поклонников.

Когда заходит речь о необходимости сохранения и развития национальных культур, мне всегда вспоминается китайская пословица «Пусть расцветает сто цветов!». Суть этого несколько витиеватого выражения в том, чтобы не допустить угасания обычаев и традиций всех народов планеты. И, действительно, разве кому-то станет легче и спокойнее, если навсегда исчезнет культура восточноевропейского еврейства? Так кому же, как не нам, жителям Еврейской автономной области, ее беречь и сохранять?!

 Стратегия определена. Что дальше?

Именно так, а не иначе, ставился вопрос в прошлогодней публикации. Один из моих собеседников, тогдашний председатель комитета образования правительства ЕАО Е. Сильянов заявил: «К сожалению, возродить уже ничего не удастся. Надо хотя бы сберечь и сохранить то, что осталось». Так что не надо передергивать! Никто не ратовал и не ратует за всеобщее, поголовное изучение идиша в детсадах и школах. Речь идет именно о факультативных занятиях в рамках дополнительного образования.

Чтобы не опоздать бесповоротно, еще год назад предлагалось принять областную целевую программу развития национального языка и культуры. Причем хорошо бы создать именно межведомственную программу: ответственными за ее выполнение наряду с комитетом образования, думается, должны стать управления культуры, внутренней политики и архивное, а также федеральные учреждения — ПГУ имени Шолом-Алейхема и ИКАРП ДВО РАН. Главное, чтобы в центре программы был язык, чтобы не забывали о нем при подготовке различных конкурсов, выставок, фестивалей. Чтобы давно назревшие меры по сохранению языка не подменялись проведенными «для галочки» концертами и смотрами. Потому что в основе любой культуры находится язык. Исчезнет он — рано или поздно исчезнет и национальная культура.

Абсолютно правы те, кто предлагает провести ревизию ресурсов — учебно-методических, организационно-технологических, кадровых. Согласитесь, не стоит громадных средств оцифровать и издать достаточным тиражом все те учебно-методические пособия, которые были подготовлены группой энтузиастов в начале 90-х годов. И переиздать букварь и книгу для чтения, которыми так гордилась область в советское время. Все эти издания в силу разных причин давно стали раритетными. И, конечно, необходимо возобновить обучение идишу в Приамурском госуниверситете, который носит имя Шолом-Алейхема. Иначе после школы и детско-юношеского центра еврейской культуры молодым людям просто негде дальше постигать все богатство еврейских языков. Обо всем этом подробно шла речь в первой публикации.

Однако в прошлом году предложенная программа принята не была. Не стоит искать в этом злого умысла: возможности областного бюджета отнюдь не безграничны. Но все же есть принципиальные моменты, на которых просто нельзя экономить. Ведь сумело правительство ЕАО утвердить областную целевую программу «Гармонизация межнациональных отношений на территории Еврейской автономной области» на 2013-2017 годы, нацеленную на устранение межнациональной напряженности и воспитание жителей области в духе толерантности, уважения к представителям других национальностей и культур. Конечно, это близко к поднятой проблеме, но вовсе не подменяет ее.

Между тем с момента прошлой нашей публикации в сфере межнациональных отношений в стране произошло очень важное событие. Под давлением существенно изменившихся реалий и, что греха таить, многих негативных тенденций (нестабильность на Северном Кавказе, рост в стране ксенофобии, религиозного фундаментализма и экстремизма, повлекших за собой конфликты в ряде городов России, плохо контролируемые миграционные процессы и т.д.), после весьма оживленной дискуссии в научных кругах и прессе президент страны В. Путин в декабре своим указом утвердил Стратегию государственной национальной политики на период до 2025 года.

До сих пор национальная политика России выстраивалась в рамках стратегии, принятой в 1996 году. За полтора десятка лет и в государстве, и в обществе произошли большие изменения, в том числе в сфере межнациональных отношений. И на сегодняшний день многие ее направления, мягко говоря, оказались нежизнеспособны. Что для страны, жители которой говорят на 277 языках и на территории которой проживают представители 193 этнических общностей — каждая со своими особенностями материальной и духовной культуры, неприемлемо.

В числе главных достоинств нового документа авторитетные ученые и общественные деятели называют уход от политической стороны национального вопроса к смещению акцента на культуру каждого народа, сохранение разнообразных этносов и обеспечение подлинного единства всех народов нашей многонациональной страны. В числе основных целей и задач государственной национальной политики новая стратегия декларирует сохранение и развитие этнокультурного многообразия (данный термин впервые официально закреплен в этом документе), государственную поддержку и защиту культуры и языков народов России. Буквально в каждом разделе документа говорится о необходимости реальной поддержки языков народов страны и защите языкового многообразия.

Настаивая, с одной стороны, на разграничении предметов ведения и полномочий федерального центра, органов власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления в сфере национальной политики, а, с другой стороны, признавая русский язык средством межнационального общения, стратегия требует создания оптимальных условий для сохранения и развития всех языков народов России. Так что теперь многочисленным скептикам уж никак не отмахнуться от давно поставленной нами проблемы.

Вы спросите: «Кому он нужен, этот идиш?». Не стану отвечать вопросом на вопрос. Скажу определенно и прямо: он всем нам нужен, если мы не желаем быть иванами, не помнящими родства, и не опасаемся окончательно превратить Биробиджан в пресловутую потемкинскую деревню.

В силу ряда причин — как объективного, так и субъективного характера — еврейская национальная культура и язык идиш (как ее главная составляющая) в нашей автономии давно нуждаются в весомой поддержке. Для чего предлагаю в рамках конкретного плана реализации только что принятой государственной стратегии разработать и утвердить межведомственную целевую областную программу сохранения языка идиш. Пока не стало действительно поздно.

Кстати

В начале XX века язык восточно-европейского еврейства — идиш — входил в десятку самых распространенных на планете языков. На нем изъяснялись порядка 11 миллионов человек

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *