Король коряжек и сучков

Король коряжек и сучков

Олега Черномаза

Этот человек с умелыми руками не однажды становился героем нашей газеты. Но когда я шла к нему, чувствовала, что найду что-то особенное

Нашего героя  зовут Александр  Васильевич Шадура. Он так запросто, по-домашнему повел нас с фотокором по комнатам, будто встретил давних знакомых. А мы словно попали в волшебную страну теплого дерева.

Вот на тумбочке у кровати стоит самая настоящая избушка на курьей ножке, на её крылечке сидит Баба-яга, в сторонке от ведьмы — ступа с помелом, на крыше – совы, а из окна избушки выглядывает поросёнок. Верите ли, но избушка даже крутится, как в сказке! Так и хочется приговаривать: «Повернись к лесу задом, ко мне – передом!» Таких домиков Александр Васильевич сделал немало, да все по детским садам разошлись. Лишь одну избушку себе приберег.

На другой тумбочке в доме Александра Васильевича ещё одна Баба-яга. Уже в ступе, вцепилась в помело и готова к полету. А на шкафу стоит героический Спартак, подсмотренный художником в одноименном фильме. Спартак пришёл прямо с поля боя со щитом и мечом в руках. Тут же Лиса и Колобок (им уже третий десяток лет пошел!). Чуть ниже чисто дальневосточные мотивы – Владимир Арсеньев и Дерсу Узала; нанайцы с собакой и винтовкой на лодке плывут по Амуру. А рядышком кентавр и в 79паре метрах на столе – ещё один, только женского пола (видали ли вы такое?): ждет, наверное, свою вторую половинку. 

Удивительные образы повсюду: вот волк пузатый, только что отведал семерых козлят, а вот и Василиса Прекрасная… Художник крутит её фигурку в руках, потом поворачивает лицом… Я отшатнулась. Это же Василиса Прекрасная в старости! Так неожиданно, что показалось на минуту: она страшней Бабы-яги.  

Прямо перед хозяйской кроватью — стол, а там целое племя первобытных людей. Один схватил копьё, другой — камень, все чем-то заняты. Эта композиция подсказана книгой «Борьба за огонь» французского писателя Рони-старшего, с которой маленького Александра Шадуру познакомила учительница в школе. Над этой работой наш герой трудился целый год. Надо было подобрать образы, проработать ландшафт, продумать сюжет.

Прямо над древними людьми во всю стену череда современных «полудиких»: бичи, ковыряющие в носу; оборванцы и босоногие, блаженно потягивающие сигаретку; пьяницы с хитрыми лицами, урвавшие с утра пораньше бутылочку самогона и пойманные в минуту своего «величия»… Подобно китайскому терракотовому войску, стоят они, один на другого не похожие, и каждый из них узнаваем. Нигде, уверяю вас, таких колоритных бичей, как называет их сам мастер, вы больше не найдете, ни от кого слово «бич» в таком теплом «исполнении» не услышите.

— Я могу делать и обычных людей, но это совсем не то будет, у этих типаж интересный. Вот, например, бичиха, — с любовью рассказывает художник. —  У неё и губы, и глаза, и боты именно такие должны быть. Глаза у всех полузакрыты, веки приспущены. Если их открыть, они совсем по-другому смотреться будут. С ними нельзя встречаться взглядом, иначе перестанешь видеть цельный образ.

К каждой работе требуется индивидуальный подход, поэтому мастер использует различные техники и инструменты. Одни деревянные фигурки покрыты морилкой, другие — лаком, третьи ничем не обработаны. Некоторые даже вырезаны не до конца. Самое главное уже схвачено, а большего и не надо, считает хозяин.

Вдохновляется Александр Шадура книгами, журналами, фильмами.

— Кто-то срисовывает, а я срезываю себе такого же, —  говорит он. — Случается, возьмешь чурочку и ещё не знаешь, что из неё выйдет. Бывает, сам материал подсказывает идею: то сучок «фигуристый» попадется, то ещё какие-то неправильности. (Александр Васильевич показывает мне русалку, раненную в грудь сучком). 

Александр Шадура  убежден, что в каждом человеке заложен какой-то талант, главное – узнать  его. К своему он пришел не сразу. В школе, например, он много рисовал и оформлял стенгазету. И всё время хотелось чего-то ещё, да подсказать было 80некому. 

Мальчишкой наш герой вырезал из оргалита. К счастью, его средний брат закончил Ленинградский университет имени Крупской по специальности художественная живопись и графика. Брат-то ему и рассказал о резьбе по дереву, показал резные дощечки-заготовки для шкатулки. Никогда Александр Васильевич раньше таких чудес не видел, попробовал сам – сразу получилось! Сел за следующую работу, вырезал шкатулки и рамочки, стали поступать первые заказы. Потом попалась кружка с объемным изображением Мефистофеля. После неё началась «большая» работа, которая уже не прерывается…

Когда у человека есть какой-то талант, один он не может быть, ему сопутствуют другие таланты. Поэтому у Александра Васильевича много разных увлечений, например корнепластика. Ещё мы нашли у него целую коллекцию военных фуражек. А ещё Александр Шадура плетёт корзины из ивовых веток. Наплетёт штук пять-шесть и раздаст по соседям. А корзинки хорошие, почти вечные и почти невесомые. Самой первой уже лет тридцать! С ними хоть на огород за овощами, хоть в лес по грибы можно ходить. 

В 50 лет Александр Шадура решил выучить китайский язык: по работе приходилось много контактировать с китайцами, а языка их никто не знал, и они русский не знали. Первый иероглиф неделю запоминал, а потом иностранный язык сам стал проникать в голову, и останавливаться не хотелось. Это занятие настолько увлекло нашего мастера, что он просидел за китайским языком больше, чем за восемь лет обучения в школе.

Еще одно хобби нашего героя – дендрология. Есть у Александра Васильевича участок, где он вырастил свой лес. За 25 лет там уже грибы вовсю растут, на кедрах — шишки, уже сами по себе из упавших семян растут маленькие хвойные деревца. В этом лесу наш рассказчик соорудил скульптуры четырех медведей в полный рост. Сделаны они из цемента, держатся на проволочном каркасе. 

– В этом году хочу сделать тигра с медведем и оленя. Потом еще  избушку на курьих ножках в натуральную величину поставлю и Бабу-ягу. Я там занимаюсь все лето, весь отпуск. В 2013-м там такой кедрач был… Утопило, много погибло деревьев, теперь отсыпаю гравием и землей. Что мне эти деревяшки, – показывая на свои работы на столе и полках, говорит неутомимый фантазёр, – мне сейчас там интересно, можно сделать медведя на лавке, а другому тяпку в лапы дать.

Сейчас Александр Васильевич ждёт свою музу, а пока она его не посетила, он без дела не сидит: читает книги. 

– Всякий раз, когда читаю книгу, записываю на ней: читал такого-то года. Потом гляну — пять лет, десять лет не читал, нужно перечитать. Потом это время проходит, наступает время кроссвордов, на них уходит обычно месяц. Я знаю, что мне всё это только на время, и стараюсь как можно больше это делать. Зимой вырезал из дерева сразу десять фигур, потом муза мне сказала «до свидания». Что делать? Вот я сейчас читаю.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *