КРАСНЫЙ МОИСЕЙ

КРАСНЫЙ  МОИСЕЙ

Как политрук Киселёв вывел 218 евреев из гетто

В конце прошлого года редакция «Биробиджанской звезды» получила письмо такого содержания:

«Пишет вам молодой литератор Альберт Ворон из Республики Башкортостан. Дело в том, что 19 декабря сего года (т.е. 2018-го) будет день рождения политрука и спасителя евреев Николая Яковлевича Киселёва. Ему исполнилось бы 105 лет со дня его рождения. Я написал поэму о его подвиге. О моём земляке многие евреи очень хорошо знают и чтят его как своего спасителя.

Родом Николай Яковлевич из Благовещенского района Республики Башкортостан. Моя поэма заняла второе место на конкурсе поэзии литературной премии партии «Справедливая Россия». Я изучаю вопрос Холокоста, пишу стихи и документальные сводки о жизни и страданиях народа в тот период. Думаю, вашей газете будет интересна представленная мной информация.

С уважением. Альберт ВОРОН».

 

Конечно, этот факт нас заинтересовал, как и биография героя произведения молодого автора из Башкортостана. Редакция связалась с Альбертом Вороном, наши журналисты тоже поискали информацию о красном командире родом из-под Уфы. И перед нами открылись жизнь и удивительно стойкий характер героя Великой Отечественной войны, которому, по горькой иронии судьбы, не присвоили это звание на Родине, но которого почитают праведником мира потомки спасённых им людей в разных странах мира.

Мы — люди здешние

В 1942 году, рискуя жизнью, политрук Николай Киселёв вывел из гетто в местечке Долгиново на оккупированной части Белоруссии 218 женщин, детей и стариков-евреев за линию фронта. С дороги смерти за красным командиром, как за Моисеем, они вышли на дорогу жизни.

Деревня Долгиново – едва ли в 100 километрах от столицы современной Беларуси Минска. «Деревянные постройки послевоенного времени вперемешку с архаичными местечковыми зданиями. Незаурядная эклектика для населенного пункта с численностью в 2 тысячи человек», – так описывала эти места публицист Нина Можейко в 2017 году. Евреи в Долгиново появились во второй половине XVI века! Потому были они там самыми что ни на есть коренными жителями. В 1941 году население деревни (или местечка — кому как удобней было считать) насчитывало до пяти тысяч человек. Три тысячи из них причисляли себя к евреям. Рядом было ещё три подобных местечка-деревеньки.

Приграничное положение Долгиново привело к тому, что уже в конце июня 1941 года местечко заняли германские войска. А осенью здесь создали гетто. И занялись его планомерным физическим уничтожением. Расстрелы, как правило, проводили рядом с еврейским кладбищем. Оставшиеся без своих обитателей дома уничтожались. Уже в мае 42 года там было поле и единственный амбар. В его пламени погибли 1200 человек. Уцелевших обитателей местечка ждало, вероятно, то же самое.

 

Мы — люди советские

Кандидат исторических наук Инна Герасимова была первой из своих коллег, кто вышел на след человека, полулегендарные рассказы о котором не все принимали как достоверные свидетельства страшного времени.

«Я случайно наткнулась на письмо какого-то Киселева, которое он пишет Пономаренко, что он спас 218 еврейских семей. В истории Холокоста, в истории Катастрофы, кто-то вывел 200 человек-евреев и спас их, и об этом ничего неизвестно — это было для меня совершенно непонятно. И я начала искать целенаправленно», — рассказала она на страницах книги «Марш жизни. Как спасали долгиновских евреев».

Анкетный лист Николая Киселева (сегодня многие факты биографии и главного подвига открыто изложены в Википедии) краток. Родился 6 декабря 1913 года в селе Богородском (недалеко от Уфы). В роковом 1941 году окончил Институт внешней торговли и… через несколько дней после нападения нацистов на нашу Родину ушёл добровольцем на фронт. Был в окружении под Вязьмой, попал в плен, бежал. Стал членом подпольного сопротивления в деревне Илья, где в целях конспирации взял имя Федот. В подпольной борьбе ему помогал местный кузнец Иосиф Берман, который позже пропал без вести. Затем вступил в партизанский отряд «Мститель». И ещё есть подробный рапорт партизана Киселёва отрёх месяцах действий его отряда в белорусских лесах.

Летом 1942 года Николай Киселёв получил задание обеспечить переход через линию фронта менее 300 уцелевших из 3000 еврейских жителей деревни Долгиново. Некоторое время эвакуируемых из зоны боевых действий прикрывали семь партизан с оружием. Но они не могли уберечь всех. После одного из столкновений с немецкой засадой на занятой врагами территории недосчитались сразу 50 человек.

Потому старались идти преимущественно в ночное время, что осбенно выматывало людей, большую часть из которых составляли старики, женщины и дети. «Люди спали на ходу и поддерживали один другого, чтобы не упасть», — свидетельствовал спасённый Виктор Дименштейн.

Нина Можейко пишет: «Самой маленькой в группе была девочка Берта, которая часто плакала. По мере приближения к линии фронта это становилось всё более опасным. Родители Берты пришли в такое состояние, что в отчаянии решили утопить девочку, чтобы спасти всю группу».

Шимон Хевлин рассказал с потрясающей откровенностью об этом: «Родители решили взять её к речке, утопить её. Она поняла и по-еврейски сказала: «Я хочу жить». Тогда Николай Киселёв взял ребёнка на руки, успокоил её и нёс до конца похода на руках»…

Летом 2017 года Берта Кремер ещё жила в Нью-Йорке. У неё две дочери и пять внуков.

Переход «отряда Киселёва» длился больше месяца, многие люди были ранены. Пришлось преодолеть более 1500 километров! Двух раненых — пожилую женщину и мальчика — пришлось оставить в лесу, но они выжили. Линию фронта преодолели 218 человек.

 

Мы помним о праведных

Героический проводник, за которым, как за Моисеем, долгиновские евреи вышли от рабства и смерти к свободе и жизни, был… арестован своей же военной контрразведкой как дезертир. Конечно, он ведь был кадровым командиром, политруком, а побывал и в плену, и на оккупированной территории, и привёл за собой отнюдь не вооружённый отряд Красной Армии.

Не подумайте плохого о спасённых, о других красноармейцах. Такое было время — жесткое со всех сторон. Верить кому-либо под «честное слово» летом 1942-го было нелегко. Спасённые люди, однако, заступились за своего проводника, и Киселёва освободили.

В Государственном архиве Белоруссии хранится обращение спасённых евреев к секретарю ЦК ВКП(б) П.К. Пономаренко: «На всём протяжении пути, когда к нам явился тов. Киселёв, мы чувствовали его заботу, и считаем его своим отцом и просим Вас представить его к правительственной награде». Партийные власти Белорусской ССР приняли справедливое решение. Николай Киселёв был представлен к званию Героя Советского Союза. Но по роковой случайности самолёт с документами был сбит, и Кисёлев не получил награды.

Много позже историк Инна Герасимова в Национальном архиве Республики Беларусь обнаружила приказ Белорусского штаба партизанского движения от 14 января 1941 года о награждении денежной премией (от 400 до 800 рублей) 8 партизан под руководством Киселёва Н.Я. за «вывод из немецкого тыла 210 еврейских семей». Это было всё, что можно было сделать тогда быстро и на месте.

Война для Николая Киселёва закончилась 1944 году. В 1948 году он был награждён орденом Отечественной войны первой степени, в 1966 году — медалью «За трудовую доблесть». А в 1974-м его не стало. Зато в разных странах живут и чтят его память более 2200 потомков спасённых этим человеком с большим сердцем, не умевшим жить неправедно.

На Аллее праведников в Иерусалиме выбито в камне: «Тот, кто спасает одну жизнь, спасает целый мир».


Александр ВОТТОН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *