Кризис гуманизма

Иногда стоит вспомнить уроки истории, чтобы понять природу человеконенавистничества

«Человек – высшая ценность» – именно так гласит традиционное определение гуманизма. В теории человек рассматривается как мера всех вещей и немалое значение в этом имеет его благополучие. Такое определение понятия закрепилось в работах целого ряда европейских и американских мыслителей конца XIX – начала XX веков. И, казалось бы, европейская мысль выходила на совершенно новый уровень, когда речь шла о необходимости «вести этический образ жизни в целях самореализации и в стремлении принести большее благо человечеству».

Однако зарождающиеся идеи равноправия и толерантности быстро рассыпались как карточный домик. Уже Первая мировая война продемонстрировала во всей своей красе человеческое безразличие, жестокость и эгоизм. Война стала настоящим сотрясением мозга. Перелом сознания в первую очередь затронул страны Европы и Северной Америки. А самый сильный удар пришелся на Германию.

Послевоенное устройство мира четко определило фаворитов и аутсайдеров. В числе последних и оказалась Германия. «Все распадалось, пропитывалось фальшью и забывалось. А если ты не умел забывать, то тебе оставалось только бессилие, отчаяние, равнодушие и водка. Ушло время великих человеческих мечтаний. Торжествовали дельцы. Продажность. Нищета», эти слова немецкого писателя Э.М.Ремарка как-никак точно подходят для описания сложившейся картины. Говорить в таких условиях о равноправии и толерантности становилось просто бессмысленно. Каждый жил для себя и только сегодняшним днем. Естественно, такое положение дел не могло кого-то устраивать, и, как это всегда бывает в истории, кризис привел к подъему национального самосознания, а потом и к радикальному национализму как его наивысшей ступени.

Да и вряд ли ситуация могла сложиться как-то иначе. Народ требовал перемен, и они не заставили себя долго ждать. Радикальный национализм очень быстро стал реальной политической силой, с которой приходилось считаться. Уже к концу 1920-х годов национал-социалистическая партия Германии смогла сформировать свой преданный электорат. А при помощи своих штурмовых отрядов (СА) и охранных отрядов (СС) смогла уже в январе 1933 года захватить власть в стране. Приход к власти быстро развязал нацистам руки. Они смогли беспрепятственно и безнаказанно вершить законы, опираясь на свою идеологию. Идея борьбы за восстановление величия немецкой нации стала главной целью, к которой относились не без доли фанатизма.

В ходе борьбы необходимо было искоренить «последствия унизительного поражения»: рост преступности, проституцию, алкоголизм, популяризацию гомосексуализма и суициды. В качестве их источника рассматривались низшие расы: евреи, цыгане, русские, поляки, украинцы и др. Гитлер определил свое место для каждого народа, проведя четкую границу между высшими и низшими нациями. Образ национального врага в лице евреев, цыган, поляков, русских стал удачным объяснением для всего негатива в стране. После принятия «арийского параграфа» евреи приравнивались к негражданам страны. В отношении них вводились запреты на юридическую и педагогическую деятельность, врачебную практику. Хотя именно такой род профессиональной деятельности был характерен для большинства еврейского населения в Германии. 

Большинство законов, ограничивающих права неарийских народов, были приняты именно в 1933 году – как доказательство решимости национал-социалистического правительства. Принципы общечеловеческих благ в данном случае, естественно, вообще не рассматривались. Гражданскими правами обладали только немцы.

Главными же поборниками закона в стране стали органы СС. Именно им принадлежит идея создания концентрационных лагерей для национальных преступников. Только преступников теперь в стране определяли по национальному или политическому признаку. Узниками лагерей стали коммунисты, социалисты, священнослужители (те, кто выступал против нацизма), проститутки, наркоманы, душевнобольные, гомосексуалисты, а также евреи и цыгане. Дальнейшая судьба заключенных – это трудовая эксплуатация либо газовые камеры. Для такого случая в СС создавались целые медицинские подразделения. Вообще на программу борьбы с «врагами нации» правительство тратило, как говорится, от души. Для них цель оправдывала все средства. В таких условиях идея гуманизма полностью потеряла всякую ценность. Во главу угла ставился всего один народ, благополучие которого было превыше благополучия остальных, а насилие и террор становились обыденными явлениями.

Этот экскурс в историю необходим хотя бы потому, что сегодня, в веке XXI, мы снова сталкиваемся с застарелой болезнью человечества – антигуманизмом. В той же Германии, несмотря на официальные государственные запреты, и по сей день продолжают действовать радикально настроенные националистические движения, прикрываясь политическими институтами и конституцией страны. Ярким примером здесь является Национал-демократическая партия Германии, которая даже не старается скрывать своей глубокой симпатии к «старшему брату». Стоит ли упоминать, что молодежное крыло партии в качестве методов борьбы далеко не всегда выбирает самые гуманные. Члены организации только за последние два года неоднократно попадали под подозрение в совершении убийств евреев и турок. И это только один пример в одной Германии, а если обратить внимание на националистические движения во Франции, Великобритании, Польше или сегодняшней Украине,  становится ясно, что идея гуманизма на деле так и остается всего лишь идеей. 

К сожалению, и Россия в этом списке не исключение. Движения «Бригада 88», «Северное братство», «Национал-социалистическое общество» до сих пор остаются популярными в стране. 

Андрей Русков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *