Кто на мушке у охотника…

Кто на мушке  у охотника…

из открытых источников

В списке диких животных, разрешенных к промысловой и любительской охоте, есть как минимум два вида, место которых – в Красной книге ЕАО

Октябрь в наших местах – месяц традиционно активного охотничье-промыслового сезона, в котором, без преувеличения, принимают участие сотни людей. Достаточно привести такие данные. К примеру, с первого октября разрешено стрелять косуль. Общий лимит добычи этих животных, установленный на период до 31 декабря текущего года, составляет 700 особей из общей численности популяции, превышающей 10 450 голов.

При этом, если до нового года выпадет много снега, общее поголовье заметно увеличится за счет миграции косуль из северных районов Приамурья. К тому же стоимость лицензии на отстрел косуль доступна почти каждому охотнику и спрос на них едва ли не ажиотажный. Понятно, что не только легальные охотники добывают этих животных в осенне-зимний период. Часть популяции, при этом немалая, приходится на браконьерскую добычу, масштабы которой, увы, растут из года в год. Пик незаконного промысла приходится на период высокого снежного покрова, когда косули становятся легкой добычей для водителей скоростных снегоходов. О том, насколько этот вид «охоты» опасен для живой природы, свидетельствуют факты задержания инспекторами охотнадзора и полицией снегоходчиков с незаконными трофеями. Они составляют чаще всего от двух до пяти косуль, а было как-то до двадцати особей! Так, по оценке председателя Областного добровольного общества охотников Виктора Паневина, добычей браконьеров только на промысловой территории этого общества становятся зимой до пятидесяти косуль.

Приведенные примеры показывают уровень браконьерского беспредела и неумеренные аппетиты самих браконьеров. Но не только под их давлением оказывается популяция этих беззащитных животных. Не меньший интерес как законных, так и незаконных охотников, представляет промысел диких кабанов. По данным зимних учетных работ 2015 года, их общая численность сейчас превышает четыре тысячи пятьсот голов при общем лимите добычи не более пятнадцати процентов. А сколько на самом деле кабанов становятся трофеями честных охотников и браконьеров, тоже неизвестно. Речь идет о самых крупных популяциях копытных животных, которые несут в зимний период большие потери. Правда, и восстанавливается численность косуль и кабанов при благоприятных кормовых и погодных условиях быстро. На среднепромысловом уровне находятся также и изюбри, насчитывающие около двух с половиной тысяч особей. 

А вот еще один вид копытных животных – лосей – находится, по большому счету, в критическом состоянии. По февральскому учету этого года, их насчитывалось всего 515 (правда, по оценке некоторых опытных охотников и специалистов-биологов, данная численность явно преувеличена). Казалось бы, как можно открывать охоту на эту горстку самых крупных у нас копытных животных и самых, кстати, доступных для стрельбы из-за своей огромности и недостаточной осторожности? Не случайно охота на лосей по настоятельному предложению экологов не открывалась в течение тринадцати лет – с 1998 по 2010 год. И хотя прибавка их численности составила незначительный процент, добыча этих, почти редких, копытных была почему-то разрешена. Лимит изъятия, правда, небольшой – всего четырнадцать голов. Но кто даст гарантию, что, имея одну лицензию, даже легальный охотник, доведись добыть еще одного лося, упустит такой шанс. А о браконьерах и говорить не приходится. Сама собой напрашивается мысль о том, что необходимо вновь закрыть охоту на сохатых.

Есть еще один вид объекта промысла, охоту на которого вообще трудно объяснить. Речь идет о разрешенной охоте на рысь. Их, по данным зимних учетных работ текущего года, насчитывается у нас всего 46! Из этой крошечной популяции разрешено отстрелять четыре. По логике, надо не стрелять рысей, а завозить их откуда-нибудь для размножения. Рысь – такая же неотъемлемая часть живой природы Приамурья, как и другой биологический вид. Это понятно даже школьнику. Непонятно другое: какая экономическая, социальная, экологическая необходимость добычи этих грациозных кошек? Если и вести речь о судьбе рысей и лосей, то лишь при одном условии – о явной необходимости включить их в Красную книгу редких и исчезающих видов животных ЕАО.

А тем временем

Семинар с инспекторским составом охотнадзора автономии состоялся в Дирекции по охране диких животных, заказников и памятников природы. Им была доведена до сведения информация о юридических особенностях поведения при вскрытии нарушений правил охоты. Помимо того, что инспектор при встрече с вооруженным браконьером (сами инспектора, как ни странно, табельного оружия не имеют) обязан быть тактичным, сдержанным, должен досконально знать и объяснять природоохранное законодательство. Даже протокол с описанием незаконной охоты должен составляться с юридически точными формулировками. Ведь нередки случаи, когда неточности в протоколах приводят к тому, что нарушители правил охоты могут уйти от ответственности. 

По словам инспекторов, пресекать нарушения охотничьих требований становится все труднее. Браконьеры часто ведут себя дерзко, высказывают в их адрес угрозы.

Но даже в таких условиях сотрудники охотнадзора неплохо справляются со своими обязанностями. По словам заместителя руководителя Дирекции Николая Яковлева, в 2014 году инспекторы, а их всего-то десять человек, вскрыли более 350  нарушений правил охоты, изъято большое количество незаконно используемого оружия. Несколько дел по особо опасному браконьерству направлено в правоохранительные и судебные органы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *