Кто с медом к нам?

Кто с медом к нам?

из открытых источников

Самая доходная из всех отраслей сельского хозяйства, какой является пчеловодство, в ЕАО вообще не развивается, хотя «медовый бизнес» мог бы приносить в бюджет области солидные деньги

Смешанное чувство любопытства и обиды испытали пчеловоды Биробиджана, которые посетили выставку-продажу продукции пчеловодства Краснодарского края. Она проходила в областном центре в последние две недели марта. Им было интересно узнать, какие меды привозят к нам из далекого южного края, какая там медофлора, а также из чего пчелы краснодарцев берут основной взяток. Оказалось, что, как и в наших местах, основная доля нектара добывается пчелами из бутонов цветущей липы. Продуктивными медоносами там являются также гречиха, подсолнечник, акация, поздние цветы.

А чувство обиды возникло потому, что у нас в ЕАО получают такой же мед. Наша область ведь одна из самых медовых территорий на Дальнем Востоке. Основной взяток здесь тоже дает липа. Правда, у нас акации немного, зато на полях Краснодарского края и в лесах Северного Кавказа нет таких экзотических медоносов, как амурский бархат, серпуха, аралия маньчжурская и элеутерококк. А вообще, выделяющих нектар цветов, трав, кустарников у нас насчитывается около 200! Если выставить на продажу в том же Краснодаре, к примеру, наши меды, то можно не сомневаться – все уйдет с прилавков до последней баночки…

Только кто это сделает? Малого предпринимательства по производству пчеловодческой продукции, широко развитого, к примеру, в Башкирии, на Алтае, у нас практически нет. Зато хватает разговоров о том, чтобы возродить промышленное пчеловодство хотя бы таким, каким оно было в автономии многие десятилетия. Однако дальше разговоров дело не идет.

Все производство меда сосредоточено сейчас в нескольких фермерских хозяйствах, а основная доля приходится на личные пасеки пчеловодов-любителей. В общей сложности насчитывается не более восьми тысяч пчелосемей, дающих в среднем по продуктивности сезона примерно 300 тонн или чуть больше сладкой целебной продукции. А ведь до начала 90-х годов в области было четыре специализированных пчелосовхоха, в которых содержалось около 35 тысяч пчелосемей. В хорошие по погодным условиям сезоны эти хозяйства поставляли в торговлю через потребкооперации полторы, а иногда и до двух тысяч тонн меда! Кроме того, свои пасеки имели все шесть лесхозов, Облученский госпромхоз, некоторые промышленные предприятия и земледельческие хозяйства. В частном владении насчитывалось ульев столько же, как и в нынешнее время. Эта отрасль, кстати, была очень прибыльная. Так, по словам бывшего директора Первомайского пчелосовхоза А.Натапова, выручки, полученной от реализации меда, хватило бы как минимум на два года, не будь в этот период никакого медосбора. Между прочим, каждый пчелосовхоз сеял на полях по нескольку сотен гектаров гречихи, которая давала и мед, и зерно на продажу.

Что касается затрат на организацию и ведение пасеки, к примеру, на сто ульев, то по сравнению с другими видами малого предпринимательства они просто мизерные. За сотней пчелосемей может ухаживать всего один человек, а выход товарного меда в благоприятный сезон на такой пасеке составляет пять-семь тонн. Не надо быть крупным экономистом, чтобы понять, какой высокоэффективной отраслью сельского хозяйства является пчеловодство и каких денег не досчитываются в области.

А в это время…

В Приморском крае на днях побывали с рабочим визитом специалисты из Каталонского научного центра леса (Испания) – партнеры WWF России. Эксперты из Испании рассказали приморским специалистам, бизнесменам и общественникам о ценности экологических услуг в Европе, о перспективах выхода дальневосточных производителей недревесных ресурсов, в первую очередь – меда, на международные рынки, где такая продукция пользуется большим спросом. Так, сорок процентов всего меда в Европе импортируется из других регионов мира.


Виктор Горелов

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *