Куда идём? На выборы!

В ЕАО, как и по всей стране, заканчивается отборочный тур экзамена по предмету «Президентские выборы-2018».

Только регламент экзамена не совсем такой, как в школах и вузах: граждане (они же электорат) одновременно являются и действующими лицами, и исполнителями, и экзаменационной комиссией, который поставит в конце концов отметку солистам.

Отборочный тур — сбор подписей в поддержку кандидатов в президенты — почти завершён. Мы здесь имели возможность видеть, как всё происходило (я, например, вижу каждый вечер, когда по дороге домой заглядываю в «Великан»). За Путина подписи собирают бодренько, и, кстати, выглядит всё это достаточно спокойно и неформально — совсем не похоже на страшилки про страшный админресурс. В главном штабе (хотел написать первого, но первым зарегистрировали Жириновского) кандидата Путина только что отчитались о том, что подписей (чистых, после отбраковки) — более полутора миллионов и они отбирают теперь такие безупречные, чтобы самый либеральный комар не подточил своего госдеповского носа. Ну и — конечно — все те подписи, которые собраны, но не попадут в Центризбирком, тоже не будут выброшены: все понимают, что это — очень серьёзный ресурс добровольных помощников из числа сторонников действующего президента.

В забеге участвуют многие — и старые кони (и вечный Владимир Вольфович, и Григорий «Вся жизнь за 500 дней» Явлинский, например), и юные бодрые лошадки. Ксения, кстати, Собчак — сообщают нам из Москвы — освоила новую технологию, которую здесь у нас назвали бы «технологией Максим». Не в честь её мужа Максима Виторгана, а в честь такси «Максим» — там тоже можно было скачать мобильное приложение, сделать заказ, после чего ближайший сборщик подписей мчался к тебе на дом и осуществлял твоё предвыборное право.

Вообще-то мы отвыкли от такого количества кандидатов и от… скажем так… своеобразия некоторых из них. Но — как ни иронизируй — дело-то серьёзное. Потому что, как сказал один мой мудрый собеседник с далёкого Запада (я уже знаю, что Петербург здесь именно так называется), выбираем мы в 2018 г. не столько президента, сколько судьбу. Так или иначе, нашу эпоху теперь уже точно можно назвать эпохой Путина: с этим согласятся, уверен, и его сторонники, и его ненавистники. А та эпоха, которая наследует путинской, предопределит путь России в XXI веке и проложит путь страны по третьему тысячелетию. Станет ли она эволюционным продолжением путинской? Смогут ли поломать страну те, кто хочет, чтобы больше у России не было вообще никаких эпох? Выбор. Выбор судьбы, как и было сказано.

А пока что экзаменационная комиссия готовится сообщить, кто будет допущен ко второму туру избирательной кампании. Оценки здесь ставятся по типу «зачёт/незачёт» — главное, чтобы подписей было не меньше установленного числа и чтобы они были «чистыми». Так что итоговые численные результаты — у кого 100 тысяч, у кого 1600 тысяч и т.д. — принципиального значения не имеют. Хотя, конечно, есть чисто научный интерес: при голосовании численное соотношение голосов сохранится? Посмотрим вместе.


Дмитрий Юрьев, кандидат физ.-мат. наук, ведущий эксперт Фонда информационной поддержки социально-экономического развития Дальнего Востока

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *