Курская битва: пережили и победили!

Курская битва: пережили и победили!

В июльские дни 1943 года началась великая битва на Курской дуге. Вспомним наших земляков, которые оказались в самом ее пекле 

Из жителей Николаевки, побывавших в боях у знаменитого села Прохоровка, ав-тору этих строк удалось познакомиться с фронтовыми биографиями Федора 

Сергеевича Сусоева, Петра Никифоровича Копыткова, Александра Тихоновича Дорошенко, Николая Родионовича Горковенко и других. Об этих людях — серия очерков Лилии Барбышевой.

Истребитель танков

Дом, в котором жил Николай Родионович Горковенко, находится на одной из старейших улиц нашего поселка — улице Щепетнова. Я нечасто бываю в этом доме, но последний визит сюда меня очень взволновал. Нет уже в живых Николая Родионовича и его супруги Марии Матвеевны, с которой он прожил 55 лет. Зато остались их замечательные дочки — Дина, Света и Оля.

В родительском доме живет Светлана, свято хранящая память об отце и матери. Она достает боевые награды отца, среди которых находится записная книжка. Книжкой-то ее назвать нельзя — обрывки, частично истлевшие листочки с трудно читаемыми строками.275

Николай Родионович записывал в нее все основные события.

«1943 год. 28 мая выехали на фронт. 5 июля стали в оборону на Курской дуге.

5 июля. 1943 год. Впервые немецкие самолеты бомбят нас. Впервые вкусил чувство страха смерти.

7 июля. 1943 год. В 10 часов впервые вступил в бой под Понырями на Курско-Орловской дуге. Семь дней длился бой. Поныри шесть раз переходили из рук в руки. Улицы и поле заполнены убитыми — нашими и немцами. Семь дней не едим и не спим. От грязи и гари не похожи на людей. Спасаясь от пуль и снарядов, приходится лежать в воде, в окопе. Но вот перевес наш. Немец отступил…»

Боевое крещение Николай Родионович принял на Курской дуге. Воевал в 23-й противотанковой истребительной артиллерии. Бригада 28444, полк 1329.

…Курско-Орловская битва — это битва не на жизнь, а на смерть… Солнца не видно. Пыль, грязь, смрад… Ночь сравнялась с днем, море огня и сплошной дым…

По полевой связи сообщили, что третья батарея окружена немецкими автоматчиками. В составе этой батареи были земляки Николая Родионовича — Федор Сусоев, Петр Копытков. «Немедленно по траншее ползу к расположению батареи, которая полностью разбита. А где люди? Петр Копытков уткнулся лицом в грязь, весь в крови, без признаков жизни. А где Сусоев? Увидел из-под земли торащую в обмотке ногу и, как крот, начал откапывать. И откопал. Дышит. Дважды ударил по щекам. Глаза открылись и часто-часто замигали.

Ползем вперед по какой-то узкой щели. Дело к ночи, подрыли ее с боков так, чтобы можно было поспать. Немецкая батарея бьет без передышки, а утром — снова танки. Рядом с нашей батареей снаряд ударил в бензобак танка, взрыв. Море огня и дыма, а тут и наши танки…»

Вот еще запись:

«Корсунь-Шевченковский. Здесь в наши позиции вклинились немецкие войска.

24 января 1944 года. В составе Второго Украинского фронта перешли в наступление и 28 января в районе Звенигородска завершили окружение, взяли немца в котел. Мы стояли на стыке, из фронта и тыла на нас летели снаряды. Но мы выстояли и 17 февраля уничтожили группировку — 23 дня непрерывных боев».

Читаю записи и восхищаюсь мужеством наших воинов. В любой обстановке солдаты не теряли присутствия духа и храбрости. Когда началось массовое отступление врага, бывали такие случаи, что наши войска еле-еле успевали его преследовать.

Вот еще интересная запись:

«У нас привал. И вдруг на наш бивак въезжает немецкая полевая кухня. Повар, сидящий на облучке, громко пел свои песни. Увидев нас, остолбенел. Дружный хохот привел его в чувство, и он стал расхваливать свой обед. Мы сказали, чтобы он сначала сам поел, а затем с шутками-прибаутками мы аппетитно уплели трофейный обед».

Конечно, в этой книжке веселого мало. Есть и скорбный список погибших товарищей, и их домашние адреса.        

…День Победы Николай Родионович встретил в Венгрии, у озера Балатон. Но бои еще продолжались до 16 мая, так как в лесах скрывались недобитые группировки фашистов.

За ратные подвиги Николай Родионович удостоен двух орденов Красной Звезды — за бои на Курской дуге и участие в Яссо-Кишиневской операции, трех медалей «За отвагу», медалей «За победу над Германией» и «За взятие Будапешта».

«На Украине был такой случай, — писал Николай Родионович. — Комбат повел наше подразделение не по той дороге. Думали, что позади движется наш обоз, оказа­лось — немецкий. Но командирская промашка легко обошлась, вырвались, даже подбили штабной транспортер. А вот в другой раз… Нам тогда повезло, сумел с ребятами вытащить орудие из траншеи и перебраться в расположение наших войск. А три орудия остались в тылу врага…» 

В войну были строгие законы: оставил орудие — отбей его у врага. Отбили. Но какой ценой?! Фронтовики прекрасно знают, что скрывается за этой фразой.

Рассматривая эту книжечку, я обратила внимание на вложенный потертый листочек. Важная для ветерана и его семьи справка-напутствие командира полка Долгинского. Эта справка служит и характеристикой бойца Горковенко. Вот ее текст: 

«Боевому товарищу Горковенко Николаю Родионовичу. 

Победоносно завершая Вторую мировую войну, нам приходится с вами проститься. Настало время, когда вам необходимо возвратиться к домашнему очагу, к мирному созидательному труду.

Вы честно служили нашей Родине, прошли героический путь, выгнали немцев с нашей родной земли и в жестоких сражениях разгромили немцев и румын в августовских боях 1944 г. С тяжелыми боями прошли Венгрию и Австрию, освободили дружественную Чехословакию, изгнали немцев с их территорий и одержали победу над врагом, равной которой не знает история.

Теперь, когда вы возвращаетесь в родные края на производство или в колхоз, надеемся, что вы будете так же честно работать и отдавать все для укрепления и могущества нашей Родины. Работайте на счастье нашего героического народа, на могущество нашей Красной Армии.

Будьте спокойны: те завоевания, которые мы с вами добыли, находятся в могучих руках Красной Армии, руководимой вождем — генералиссимусом Советского Союза товарищем Сталиным.

От имени всего рядового, сержантского и офицерского состава полка спасибо вам за честную работу.

Командир полка — подполковник Долгинский.

Заместитель командира полка по политчасти Загайнов». 

Жизнь Горковенко не была усыпана розами. Светлана Николаевна говорит: «Трудно жилось нам после войны. Маме пришлось из кителя, в котором папа приехал с фронта, шить мне пальто». Но выжили и на войне, и в послевоенной голодухе, детей поставили на ноги…

Их — ветеранов, порой совсем не знаменитых героев великой войны — все меньше и меньше остается среди нас. Многие из тех земляков, кто сражался на огненных рубежах нашей Родины, покоятся сейчас на нашем кладбище. На их могилах живые цветы, их всегда посещают жители нашего поселка. Минута молчания — это свято для нас. Но память — жива! Как святыню ее хранят благодарные потомки.

Лилия БАРБЫШЕВА

п.Николаевка

Комментарий “Курская битва: пережили и победили!”

  1. мой дядя Жердев Виталий Алексеевич 1924 гр. в 41 окончил школу в Щигровском р-не , танковое училище и в составе 240 отд танк полка отправлен под курск в район Понырей их полк входил в 70 армию и стоял на стыке 70 и 13 армий с 5 по 9 июля от полка осралось 3 танка 9 его танк подбили ему оторвало обе руки в этом бою его экипаж уничтожил 5 танков 6 орудий 2 тигра и более 200 солдат и оф противника. сам жердев был награжден 2 ор. кр. звезды и 2 ор от. войны. у меня есть много док о его подвигах и наградах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

одиннадцать − девять =