«Квадраты» преткновения

«Квадраты» преткновения

Анатолия Клименкова

И тогда обиженные переселенцы обращаются в суд

Биробиджанцы, что проходят сегодня по Швейному переулку, обращают внимание на полуразрушенный деревянный дом. Рядом валяются ломаные перегородки, кучи штукатурки, щепок, битого шифера и стекла. Территория объекта не огорожена. На нем – ни одного рабочего. 

Во дворе одиноко играла девочка-подросток. На мой голос позвать кого-нибудь из взрослых, она обернулась: я понял, что девочка больна. Из крайнего подъезда вышла молодая женщина, представилась Людмилой Кожевниковой — мамой девочки. Она и рассказала мне, почему ее семья не торопится покидать старую квартиру, и по этой причине остановлена разборка аварийного дома.

По словам Людмилы Кожевниковой, у нее много лет теплилась надежда на получение нормального жилья. Надежда на то, что мэрия Биробиджана найдет возможность улучшить условия проживания семьи, в которой растет взрослеющий ребенок, и ему по действующему законодательству полагается отдельная комната в квартире. Время шло, но ничего в жизни семьи в этом плане не менялось, пока жильцы не узнали, что их дом признан аварийным, подлежит сносу и надо собирать документы на расселение.

Власти пообещали людям бесплатные благоустроенные квартиры на условиях социального найма. Радоваться бы… Однако мало кто четко понимал: мэрия может предоставить новые квартиры только в соответствии с 89-й статьей Жилищного кодекса РФ, т.е. дать жилье, равнозначное по метражу тому, что было у семьи в старом, аварийном доме.

Естественно, что сегодняшние новоселы хотят при переезде из аварийного жилья получить от государства нормальные муниципальные квартиры, примерно такие, что давали счастливчикам в советские времена. Однако людям в той же мэрии говорят: нет!.. Вот статья 89 Жилищного кодекса РФ. Было у вас в «деревяшке» 20 квадратных метров на семью, получите в новом доме те же 20 квадратных метров на всю семью, из скольких бы человек она ни состояла. Таков, мол, закон. 

В законах, безусловно, есть дополнения, исключения, уточнения. Так, статья 17 ФЗ №181 от  24 ноября 1995 года гласит: «Инвалиды имеют право на дополнительную площадь в виде отдельной комнаты в соответствии с перечнем заболеваний, утверждаемым Правительством Российской Федерации. Указанное право учитывается при постановке на учет для улучшения жилищных условий и предоставления жилого помещения в домах государственного или муниципального жилищного фонда».

Когда жителей дома по Швейному переулку решили переселять в новое жилье, Людмила Анатольевна пошла в медучреждение и взяла справку о болезни дочери в надежде, что ей в новой квартире выделят отдельную комнату. 

— Я стояла в очереди на улучшение жилищных условий много лет. Приносила в мэрию документы на расширение жилплощади. Раньше компьютеров не было, все записывали на бумаге, в тетрадях, журналах. Когда в суде запросили данные об очереди, то меня в списках не оказалось. В мэрии была тетрадка, она прошита, но листы-то из нее вырваны. Получилось, что десять лет я приносила документы в никуда. Однако суд встал на мою сторону. Подобный случай для него не первый. 

Биробиджанский районный суд обязал мэрию города Биробиджана предоставить этой семье из трех человек благоустроенное жилое помещение, пригодное для постоянного проживания, отвечающее санитарным, техническим правилам и нормам, в виде отдельной квартиры размером общей площади не менее 33,1 квадратного метра, жилой площади – не менее 17,9 квадратного метра, с учетом права больного ребенка на дополнительную площадь по норме предоставления. Решение суда вступило в законную силу 13 августа 2013 года.

— Норма предоставления жилья в Биробиджане – 12 квадратных метров, — уточняет Людмила Анатольевна. – В итоге получается: 17,9 квадратного метра, плюс 12 квадратных метров. На семью – 29,9 квадратного метра жилой площади. Таково решение суда.

Мэрия попросила отсрочить исполнение решения суда до 10 февраля 2014 года. Наконец, 17 февраля 2014 года Людмила Кожевникова получила письменное извещение от судебных приставов с предложением осмотреть на улице Стяжкина новую квартиру, которую мэрия выделила семье согласно решению суда. 

— Я знаю эту улицу и эти дома. Там были поначалу обычные квартиры, в том числе и двухкомнатные, общей площадью где-то 44-45 квадратных метров, а жилой – около 30. И такая двухкомнатная квартира мою семью устроила бы вполне. 

Но, по словам Людмилы Анатольевны, мэрия провела перепланировку квартиры. 

— Они изменили первоначальный проект. Убрали перегородку между коридором и комнатой – «расширили» ее, превратив в проходную, что делать было нельзя, ребенку по закону нужна отдельная комната. А прихожей в квартире вообще не осталось. Её мэрия вынесла на лестничную площадку в виде тамбура, отхватив часть общедомового имущества. Вопреки всяким нормам и правилам сделали «пристройку» к квартире. И как можно такую квартиру приватизировать? Вот, мол, вам коридорчик, площадью 2,2 квадратного метра. У меня нет слов: куда смотрят жилинспекция и пожарные при таких перепланировках!?. Там же двери – в двери. А случись что?.. Естественно, я от такой квартиры отказалась. На суде попросили представить стройдокументацию на это жильё. Мэрия – не представила. Наверное, «постеснялась», — сказала Л.Кожевникова.

Семье Людмилы Кожевниковой мэрия предложила другую «двухкомнатную» квартиру, теперь по улице Мелиоративной, куда безропотно переехали почти все жители дома Швейного переулка.

— В акте приема-передачи жилого помещения от 12 марта 2014 года написано, что квартира номер два – однокомнатная. Общая площадь – 34,5 квадратного метра, жилая – 18,9, — продолжает Людмила Кожевникова. – Смотрим другой документ – технический паспорт от 22 мая 2014 года. Что мы здесь видим? Та же угловая квартира номер два, но уже переделанная, в ней проведена перепланировка. Жилая площадь осталась 18,9 квадратного метра. Но однокомнатную квартиру превратили в «двухкомнатную» – попросту поставили перегородку, разделили жилплощадь соответственно на 10 и 8,9 квадратного метра. Смех, да и только. Ну никак однокомнатная квартира «не тянет» на типовую двухкомнатную, общая площадь которой должна быть совершенно другой.  Мне говорят, что если вы в эту квартиру не переедете, то о своем решении очень пожалеете. А о чем жалеть? У соседки в новой квартире по улице Мелиоративной «рухнул» потолок. Пока его ремонтируют, женщине приходится жить в старой квартире. Так что не только я одна не испытываю радости от предлагаемого мне нового жилья. Слышала, что его на Мелиоративной строили как временное, для подтопленцев. В новом доме уже все потрескалось. Да и что это за дом? Там нет такого, как в обычных домах, где первый этаж поднят. А с улицы заходишь — прямо в квартиру, как в бараке. Балконов нет и нельзя их поставить, потому что дом не кирпичный. По паспорту наружные стены здания – отсев-блоки. Что это такое? Шлак?.. Перегородки – вновь отсев-блоки, плюс ГВЛ.  Люди говорят, что когда в область приезжал Медведев, то выразил недовольство таким строительством.

Не знаю, что сказал о наших новостройках председатель правительства Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев во время пребывания в автономной области. Но люди высказывают недовольство по поводу, мягко говоря, невысокого качества жилья и  практикой их расселения из аварийных домов. Это не первая публикация в нашей газете на подобную тему. В начале прошлого года газета сообщала о конфликте мэрии с жителями дома, предназначенного под снос, по улице Пионерской, 38. До массовых митингов и пикетов, как в других городах России, в Биробиджане не дошло. Но социальное недовольство остается и сегодня. 

Корни конфликта — в несправедливом российском законодательстве – 89-й статье Жилищного кодекса РФ, которую простые смертные понимать отказываются. Семьи просто терпят, что их расселяют в «клетушки», куда деваться. 

Нервничают и власти «безденежных» муниципальных образований подобно городу Биробиджану. Попробуйте всем переселенцам из аварийного жилья предложить квартиры в новом доме четко по метражу старого дома! Ничего хорошего у вас не получится. У застройщика даже проектов нет для сооружения коммунального жилья барачного типа, которое строили в прошлом веке. Расселить людей из аварийных зданий по нормам предоставления жилья на одного человека мэрия Биробиджана, к сожалению, не в состоянии – в бюджете на эти цели не хватает денег. Мэрия вынуждена в однокомнатных квартирах ставить перегородки и распределять жилье как двухкомнатное, что сегодня и практикуется. 

Проблемы, порожденные 89 статьей ЖК РФ, в правительстве РФ вряд ли понимают. В той же Москве и других безбедных городах муниципалитеты могут себе позволить доплатить продавцу нормальных квартир и переселить в них жителей аварийных домов. Мэрия Биробиджана вынуждена «экономить» при покупке каждого квадратного метра жилья. 

Впрочем, в стране, точнее в Перми, создан прецедент решения проблемы расселения людей из аварийных домов. Аналитики говорят спасибо Русской православной церкви, которой, видимо, известно, что государство нередко расселяет людей из аварийного жилья в те дома, которые мало отличаются от коммуналок послевоенного времени. Волей или неволей Церковь пролоббировала поправку в 89 статью ЖК (имеется в виду закон № 327-ФЗ «О передаче имущества религиозным организациям»). Воспользоваться поправкой теперь может каждый гражданин России. Советую жителям Биробиджана и автономии, кто переехал в новое муниципальное жилье или готовится к такому переезду, внимательно и не спеша прочитать в Интернете материалы пресс-конференции, что прошла в Перми второго августа 2011 года, ответы юриста, извлечения из двух федеральных законов, которые помогут вам решить дела в судах в вашу пользу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *