Квартирный обман

Биробиджанской аферистке дважды удалось провести незаконные сделки с квартирами пенсионеров.

Пять лет назад жительница Биробиджана по поддельным документам приобрела у пенсионерки, а затем продала другому лицу двухкомнатную благоустроенную квартиру. Пожилой женщине пообещали взамен городской квартиру в селе Птичнике. Но ни квартиры, ни денег та не получила. След этой квартирной аферы тянется не один год.

Фамилии и имена действующих лиц этой истории, кроме адвоката Галины Дольбер, по этическим соображениям изменены.

Впрочем, афер, по которым фигурантка Лариса Степанова проходила в качестве  обвиняемой, было две. Но первый случай спустили на тормозах, так как бывшая хозяйка квартиры вскоре умерла, а наследники у нее не объявились. Провернули сделки, как выяснилось, по поддельным доверенностям, которые биробиджанка оформляла в одном из сельских районов Амурской области.

Из постановления о привлечении в качестве обвиняемого от 1 июня 2009 г.:

«Степанова Лариса Петровна в начале 2006 года, имея умысел на приобретение права на чужое имущество путем обмана, умышленно, из корыстных побуждений, используя поддельные доверенности, незаконно овладела однокомнатной квартирой по адресу: г.Биробиджан, ул. Комсомольская …, ранее принадлежавшей Листовской С.В. В дальнейшем, после ее смерти, она незаконно оформила ее на своего бывшего мужа Васина Леонида Николаевича.

… 12.12.2006 года Лариса Степанова обратилась в Главное управление Федеральной регистрационной службы по Хабаровскому краю и ЕАО с заявлением о предоставлении ей свидетельства о государственной регистрации на объект недвижимого имущества — однокомнатной квартиры по адресу: ул.Комсомольская, представив поддельную доверенность от 22.07.2003 года, удостоверенную специалистом администрации … сельского поселения. Доверенность Степановой Ларисе Петровне была выдана гражданкой Кузьменко Анной Дмитриевной, действующей  за Листовскую Светлану Викторовну, по доверенности 05.05.2003 г., удостоверенной нотариусом г.Благовещенска Барковым А.П….»

23 декабря 2005 года регистрация сделки была приостановлена, так как у регистратора прав возникли сомнения в ее законности. Через два месяца Степанова снова обратилась в Федеральную регистрационную службу, представив договор купли-продажи. Заключен договор был  от имени А.Д.Кузьменко, действующей за покойную хозяйку квартиры Листовскую. А доверенность, вернее, две доверенности, были оформлены на бывшего мужа Степановой Леонида Николаевича Васина. Причем одна удостоверялась нотариусом из Благовещенска, другая, более свежая, была заверена в одной из биробиджанских нотариальных контор.

В итоге эта сделка была зарегистрирована, а в ноябре 2006 года Васин передал квартиру сыну и внучке по договору дарения.

Из постановления о привлечении в качестве обвиняемого:

«Таким образом, Степанова Л.П. умышленно, из корыстных побуждений, незаконно используя поддельные доверенности, путем обмана приобрела право  на однокомнатную квартиру общей площадью 32,7 кв.м, стоимостью 551 358 рублей, принадлежащую в соответствии с ч.3 ст.1151 ГК РФ территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом по ЕАО, чем причинила ущерб в особо крупном размере…» 

Своими действиями Степанова Л.П. совершила преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 159 УК РФ — мошенничество, то есть приобретение права на чужое имущество путем обмана, совершенное в крупном размере».

Одной квартирой мошенница не удовлетворилась. В январе того же 2006 года Лариса Степанова незаконно завладела двухкомнатной квартирой в Биробиджане по улице Советской.

Хозяйка жилья, Нина Ефимовна Шнайдер, имела большой долг за коммунальные услуги, и Степанова об этом узнала. В этой же квартире были зарегистрированы  взрослые дети Шнайдер — дочь, живущая в Израиле, и сын, отбывающий наказание в колонии под Хабаровском. Без их согласия сделка по продаже квартиры никак не могла состояться. Но мошенница и тут нашла выход из положения — в ход снова пошли поддельные доверенности.

В обмен на 2-комнатную городскую квартиру Нине Шнайдер пообещали трехкомнатную в селе Птичнике.

Как явствует из материалов уголовного дела, Нина Шнайдер на такие условия согласилась, у нотариуса оформила доверенность на Ларису Степанову с правом регистрации собственности на квартиру.

Но надо было решить и вопрос с детьми Шнайдер. И тут все было сделано просто по-наглому. Степанова оформляет две доверенности на совладельцев квартиры во … Владивостоке, где никто из родственников Шнайдер не проживал. Но по доверенностям выходило, что гражданка Израиля и сиделец колонии под Хабаровском проживают во Владивостоке на острове Русском.

Тем не менее 26 декабря 2006 года уже биробиджанский нотариус, заверяя договор купли-продажи, пишет, что все полномочия Степановой проверены, личность подписавших договор установлена, их дееспособность (Нины Шнайдер и ее детей) также установлена.

Угадайте, кому Лариса Степанова продала квартиру? Да, да, все тому же Леониду Васину, своему бывшему мужу.

— Когда я взялась за это дело как адвокат, то сразу поняла, что оно явно нечисто, — рассказывает Галина Дольбер. — Милиция по моему требованию направила запрос во Владивосток — нотариусу, подписавшему доверенность. Выяснилось, что никаких бумаг от имени детей Нины Шнайдер нотариус не подписывала, а записи тем числом, которым доверенности были выданы, отсутствуют.

Из постановления о привлечении в качестве обвиняемого:

«26 декабря 2006 года Степанова Л.П. совместно с Шнайдер Н.Е. и Васиным Л.Н., используя две поддельные  ведомости от имени Шнайдер А. и Шнайдер С., приехала в офис к нотариусу Н., где злоупотребив доверием последней, оформила договор купли-продажи двухкомнатной квартиры по адресу: г.Биробиджан, ул. Советская … на своего бывшего мужа Васина Леонида Николаевича, заверив его нотариально. Также путем обмана она получила расписку от Н.Е.Шнайдер о получении последней денежных средств в сумме 480 000 рублей».

Адвокату пришлось обратиться к оценщику недвижимости. По независимой оценочной экспертизе квартира стоила 713 247 рублей.

— Конечно, и Степанова, и ее бывший муж Васин пытались оправдать свои действия. Так, Васин на допросе заявил, что Нина Шнайдер сама предложила обменять его частный дом на свою квартиру, а я, мол, не соглашался. Но когда тот обратился к бывшей жене за советом, она сказала, чтобы на предложение Шнайдер он согласился.

Из протокола допроса свидетеля Л.Васина:

«Когда мы с бывшей женой Степановой Л.П. поехали смотреть квартиру Шнайдер Н.Е., то обнаружили, что она находится в ужасном состоянии. После осмотра я сказал Н.Е.Шнайдер, что на обмен не согласен, а согласен купить квартиру за 480 000 рублей, а после этого Шнайдер пусть покупает мой дом. Она согласилась. Также мы договорились, что с полученных от меня 480 000 рублей Шнайдер погасит долг за квартплату, который составлял 100 000 рублей. После этого точную дату сказать не могу, так как не помню, когда Степанова Л.П. сообщила мне, что Шнайдер Н.Е. попросила ее быть доверенным лицом со стороны Шнайдер А. и Шнайдер С., сама повела Степанову к нотариусу Н. и оформила на нее доверенность…

Когда Степанова занималась оформлением документов, я ей неоднократно давал деньги на оплату долгов по той квартире. Сколько и когда давал, я не помню. В 2006 году — точную дату сказать не могу, Степанова сообщила мне, что все документы оформлены и мне надо передать деньги Шнайдер. В присутствии ее сожителя под расписку я передал ей 480 тысяч рублей. Долги за квартплату пришлось погашать мне. Но дом мой Шнайдер покупать отказалась. И мне пришлось дать объявление о продаже квартиры, купленной у нее».

В конце марта Леонид Васин продает приобретенную по липовым документам квартиру другому лицу — уже за 520 тысяч рублей. Как он уверял, из этих денег ему пришлось погасить долг за квартплату (не слишком ли часто фигурируют эти долги?).

Адвокат потребовал допросить в качестве свидетеля покупателя квартиры. В ходе этого допроса вскрылся тот факт, что за квартиру Васину фактически было уплачено не 520 тысяч, а 700 тысяч рублей.

Из протокола допроса свидетеля:

«Я предложила продать данную квартиру за 700 000 рублей, мужчина, у которого я ее покупала, согласился. Я объяснила ему, что таких денег у меня пока нет — мне надо вначале продать квартиру на Сопке. У нотариуса мы оформили договор, документы были в порядке. Там же я отдала Леониду Васину как залог 200 тысяч рублей, он написал расписку. После этого мы подали документы на регистрацию, где нам сказали прийти через месяц. Продав свою квартиру, мы вместе с сыном передали Васину Леониду деньги в присутствии сотрудника регистрационной службы в его кабинете. После того, как нам выдали документы на квартиру, я Васина больше не видела».

Итак, квартира была продана третьему лицу, причем на 220 тысяч дороже, чем Васин обещал заплатить первой хозяйке — Шнайдер.

Но никаких денег Нина Ефимовна Шнайдер за свое жилье не получила.

Из протокола допроса потерпевшей:

«До января 2007 года я проживала в двухкомнатной квартире по ул.Советской. С 1982 года со мной проживали дети Шнайдер Анна и Шнайдер Семен. Они до января имели регистрацию по указанному адресу. В 2005 году квартира была приватизирована, но в собственность не оформлена.

Дочь с 1996 года живет в Израиле, сын в 2001 году был осужден на 13 лет. Во Владивостоке родственников у меня нет, и дети мои там никогда не жили.

Однажды ко мне пришла незнакомая женщина, представилась Ларисой Петровной Степановой. Она предложила обменять мою квартиру на частный дом, но я не согласилась. Примерно через неделю Степанова снова пришла ко мне домой и предложила другой вариант обмена — на трехкомнатную квартиру в селе Птичнике по ул.Мирной. Так как у меня был долг по квартплате в размере 80 тысяч рублей, а они обещали его погасить, я на этот обмен согласилась».

Дальше события, по словам адвоката и потерпевшей, развивались так. Нина Ефимовна позвонила дочери в Израиль, но та согласия на продажу квартиры не дала. Сын согласие дал, но никакой доверенности не писал. Степанова убедила пожилую женщину, что все вопросы решит сама. Изначально сделку должны были оформить как обмен. Степанова уверяла, что квартира на Птичнике принадлежит ей и пообещала Нине Ефимовне за нее хорошую доплату. Словом, хозяйку квартиры «уболтали» так, что она оформила на Степанову доверенность на право совершать от ее имени любые сделки.

Через некоторое время Степанова снова объявилась в квартире на Советской и сообщила, что все документы в порядке и надо нотариально оформить сделку. Там Нина Ефимовна получила для ознакомления уже готовый договор купли-продажи и предложила его подписать.

Из протокола допроса потерпевшей:

«Нотариус не задала мне ни одного вопроса, только показывала, где поставить подписи. Мне даже не дали время, чтоб прочитать договор, и я думала, что это договор обмена. А оказалось, что это договор купли-продажи, по которому Степанова продала от моего имени мою квартиру Васину Леониду за 480 тысяч рублей. Ключи от квартиры у меня сразу забрали, никаких денег я не получила».

Нине Шнайдер предложили пожить в трехкомнатной квартире на Птичнике, по сути, на птичьих правах. В «Едином заказчике» она узнала, что там прописано четыре человека! А принадлежит квартира освободившемуся из мест лишения свободы бывшему осужденному.

— В результате моя подзащитная осталась без жилья, не получив за проданную квартиру ни копейки денег, — рассказывает адвокат. — Нина Ефимовна вынуждена была обратиться в милицию. Пока шло разбирательство, скиталась по чужим углам, а потом была помещена в отделение сестринского ухода областной психиатрической больницы.

Адвокат тоже направила в милицию жалобу, где высказала свои доводы по поводу мошеннических действий Степановой. Галина Дольбер потребовала провести предварительное следствие в полном объеме и направить уголовное дело с обвинительным заключением прокурору.

Письмо было датировано 18 декабря 2009 года, то есть со времени совершения квартирной аферы прошло почти три года.


 

(Окончание в следующем номере)

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *