Легко ли быть детьми легенды?

Легко ли быть  детьми легенды?

из архива семьи Косвинцевых

Открытие мемориальной доски Юрию Косвинцеву вновь всколыхнуло интерес биробиджанцев к этой выдающейся личности

В историю Биробиджана Юрий Евлампиевич вошёл как журналист областных газет и КрайТАСС; фотомастер, чьи снимки о жизни Еврейской автономной области вошли в Большую советскую энциклопедию; руководитель фото-киностудии и эффективный тренер по стольким видам спорта, что впору утверждать в ЕАО стандарт на особое, «косвинцевское» многоборье. k-1

Как это удалось сделать одному человеку — кажется многим загадкой.

А может быть, ответ в такой фразе Корнея Чуковского: «В России надо жить долго». Мол, тогда до всего доживёшь, всё задуманное реализовать успеешь. Если так, то Юрий Евлампиевич выбрал правильный «рецепт» успеха — прожил целый век. А государство, которое бы его устраивало, советовал детям и внукам строить своими руками под руководством КПСС — «Косвинцев — Помоги Себе Сам!»

В начале была легенда, потом — тоже

Знакомство с написанным о Юрии Косвинцеве, с рассказанным им самим порой сильно напоминает легенду. Даже миф. «Да, несомненно, что-то такое было. Не сильно ли приукрашено?»  

По образованию Юрий Косвинцев был техником-керамиком. А наибольших профессиональных успехов достиг в тех областях, в которых, по формальным признакам, был любителем. Как так? Да, наверное, как раз потому, что «любитель» — от слова «любить». Любил он свои дела страстно, как любимую женщину, и отдавался полностью, пока были силы.

Общепринято говорить, что в Биробиджане — ещё рабочем посёлке — он появился, прибыв  из Москвы. Но младший сын Юрия Евлампиевича — Борис Юрьевич Косвинцев — говорит, что дома отец рассказывал несколько иную версию своего прибытия в Биробиджан. 

— Сначала по путёвке  Всесоюзного комитета по физической культуре и спорту в 1936 году он приехал в Хабаровск. В командировку его направили с «целью организации областных комитетов по физической культуре и спорту». И оставаться на Дальнем Востоке Юрий Евлампиевич не собирался — в Москве его ждали мама, сестра, там была прописка, квартира, широкий круг интересов и знакомых и терять всё это он не собирался. Но, рассказывал отец, в Хабаровске он нечаянно встретил кого-то из киногруппы, снимавшей знаменитый кинофильм «Искатели счастья» на натуре в окрестностях Биробиджана. (К кинематографической среде отец был близок, неоднократно снимался в эпизодах известных лент 30-х годов). Так вот, встреченный кинодеятель рассказал ему о своих впечатлениях от «Биробиджанского проекта» и его перспективах и заверил, что перспективы спортивные там не менее блестящи. Это было интересно, и отец, как человек увлекающийся, решил попробовать…

В своих воспоминаниях Юрий Евлампиевич расскажет об этом так: 

«Начать пришлось с нуля. …На месте нынешних стадионов и других спортивных сооружений когда-то было просто болото, в лучшем случае — нехоженые пустыри. Но люди строили город, а потому не забыли и о спорте». Первые по-настоящему спортивные, по всем правилам организованные лыжные старты дали прямо на берегу Биры, у сопки Тихонькой. А в конце 1937 года началось строительство лыжной станции (сейчас там проспект 60-летия СССР) на 400 пар лыж. Это была самая большая лыжная база в Хабаровском крае. Уже за одно это имя Юрия Косвинцева следовало вписать в историю спорта области большими буквами. Но у него было ещё одно редкое качество — умение оказываться в нужном месте в нужное время и фиксировать факт для истории. Так, в одном из номеров «Биробиджанки» появилась заметка о первых «звёздах» биробиджанских лыжников — Иосифе Бумагине и Михаиле Стяжкине. Бумагин был капитаном команды лыжников обозного завода, на котором работал (он «капитанил» ещё и у хоккеистов), а Стяжкин — капитаном у спортсменов поселка Мясокомбинат. Кто же мог подумать тогда, что через несколько лет обоих «виновников» скромной заметки удостоят Золотых Звёзд Героев?   

Пророчество? Может быть. А возможно, просто хорошее знание психологии своих спортсменов: это — настоящие ребята, эти — везде пройдут, никогда не сдадутся!

Опасный кадр

Дальневосточная командировка затянулась на два года, но оставалась командировкой — делом с обратным билетом. Но тут случился арест. Юрий Косвинцев был арестован как… беглый заключённый. Виной тому было кинематографическое прошлое: до местного кинотеатра дошёл фильм «Заключённые», в котором Юрий играл зека. Косвинцева «опознали»…

Это может показаться высочайшим проявлением наивности со стороны «бдительных товарищей». Но стоит учесть и эпоху, и стилистическую особенность этой пропагандистской киноленты о методах «трудового перевоспитания». А немного раньше по экранам страны прошёл схожий по содержанию и стилистике документальный (но с включёнными в ткань фильма постановочными сценами, о чём не знал зритель) фильм о заключённых — строителях Беломорканала. Вот тут и сработало по Станиславскому «Верю!», но не в пользу актёра. Другого объяснения в этом случае не отыскать. А потом уж «докрутили» до измены Родине…

О методах следствия и допроса в годы «ежовщины» (когда наркоматом внутренних дел руководил Ежов) историками и выжившими свидетелями написано немало. Что в этом случае спасло Ю. Косвинцева? 

До ареста он работал инструктором спортобщества «Спартак», где занимались многие сотрудники областного управления НКВД. Поэтому следователи его хорошо знали и по отношению к «сенсею» ни разу не применили «активных методов допроса». После реабилитации ему даже выплатили компенсацию. За испорченный костюм.

Мячик на столе

k-3Юрию Косвинцеву несколько раз в жизни заново приходилось учиться ходить. У него была тяжёлая спортивная травма — горнолыжник ударился в дерево, получил многочисленные переломы рук и ног. В тюрьме его зимой повезли в кузове грузовика на допрос. Итог — воспаление лёгких, плеврит, барак для умирающих. Но и оттуда выкарабкался. И снова учился ходить после месяцев лежания — два уголовника его держали под руки. 

Косвинцев был гигант, заметный своей статью издалека, но после всех злоключений по здоровью даже в годы Великой Отечественной его не призвали в армию. О прежней спортивной работе и речи идти не могло. И тут ему предложили стать фотокорреспондентом КрайТАСС по ЕАО. А с начала 1943 года он —  в штате «Биробиджанской звезды». В его журналистском активе более 200 снимков для Совинформбюро о помощи дальневосточников фронту. Эти снимки публиковались в еврейских газетах «Эйникайт», «Эмес» и за рубежом. Пока мог ходить, он появлялся на улицах Биробиджана со старинным фотоаппаратом со складным объективом-гармошкой, неизменно привлекая к себе внимание. Занимался с детьми фотоделом. Было время — на пару с сыном Борисом. Автор этих строк некоторое время в детстве посещал тот фотокружок. Сложное отчество «Евлампиевич» детям было трудно выговорить, и мы называли его по простоте души «Юрий Лампыч». А он и был «лампычем» — человеком светлым, незлобивым и  на «мелкоту» не обижался…

В Биробиджане Юрия Косвинцева запомнили и как «отца настольного тенниса», вырастившего чемпионов дальневосточного и международного уровня. Город был буквально «болен» теннисом. Теннисные столы стояли во дворах пятиэтажек и «деревяшек», и их сохранность была обеспечена всеобщим интересом. А у старшеклассников было хорошим тоном «устраивать теннис» прямо в школьном коридоре, превращая его из настольного в «напольный» вариант. Ракеткой в таком случае служили дневник или общая тетрадь с плотной обложкой из кожзама. При этом жарко обсуждались достоинства различных способов держать ракетку — «финского» и «арабского»…

Сам тренер играл в теннис редко — руки были повреждены. Но он умел учить других и находить настоящие таланты и настоящих бойцов, выраставших в мастеров спорта, в чемпионов области, чемпионов Европы! И мало кто знал тогда, что в молодости в Москве красавец-атлет Юрий Косвинцев играл в большой теннис и даже учил этому поэта Владимира Маяковского…

Интересно, что ни один из его детей — а у Ю.Е. Косвинцева выросли трое даровитых сыновей — ни в лыжники, ни в киноактёры, ни в журналисты не пошёл. Почему?k-2

— Он всегда был окружён детьми, обожавшими его, смотревшими на него, как на человека, знающего и умеющего всё и, главное, умеющего этому научить. А нам — его детям, семье — внимания оставалось, если честно, не очень много. Ему надо было всё отдать и раздать вокруг, — говорит заслуженный работник культуры РФ Борис Косвинцев. — Так что творческие амбиции у нас от отца. Не в каждой семье появляются трое заслуженных и почётных: я и Татьяна Косвинцева — заслуженные работники культуры, Дмитрий — заслуженный строитель, отец — Почётный гражданин Биробиджана! А что касается спорта, то расскажу такой эпизод. Пришёл я как-то подростком к отцу в зал, где шла тренировка теннисистов. Мне тоже ребята предложили сыграть. А почему нет? А вокруг сразу шепоток: «Это сын Косвинцева! С ракеткой»… Я такого позора внутри себя больше никогда не испытывал. Нелегко быть детьми знаменитости. Тебя неизменно сравнивают с родителем, а ведь ты — совсем иная личность. Хотя я тоже парень был спортивный — ещё в школе имел первый взрослый разряд по спортивному ориентированию. Брат Дмитрий был десятиборец. Правда, в зрелом возрасте он стал поклонником лаун-тенниса. А старший брат — Юрий — яхтсмен.

Из менее известных увлечений «старого Косвинцева» — лихая езда на мотоцикле. На нём он отправлялся в командировки, не нуждаясь в служебном или ином транспорте. И дети тоже примерялись к отцовскому «железному коню». 

А ещё наш герой любил и умел сам клеить… надувные лодки. Делались они из пропитанного водоотталкивающим составом брезента на дому. Были вполне надёжны — на них всех детей усаживал и сплавлялись по Бире. Бывало, что об корягу лодка распарывала борта. Тогда она капитально ремонтировалась или создавалась новая. Лозунг «Косвинцев — Помоги Себе Сам» действовал. Лодок не покупали. И не продавали. Это было неинтересно.

Оригинал? Несомненно. Мне же подумалось: каким долготерпением должна была обладать супруга этого человека? Как там у Александра Вертинского:

Чтоб терпеть мои 

Актёрские наклонности,

Надо ангельским 

Терпеньем обладать.

Чтоб терпеть мои 

Дежурные влюблённости —

В этом тоже надо 

Что-то понимать…k-4

На счёт влюблённостей не знаю, а актёрских наклонностей Ю. Косвинцев не терял никогда. Вот на старом фото он в кожаном плаще и элегантной шляпе в образе … Гангсфера? Снимки в разных ракурсах, как будто на кинопробах. В семейных альбомах фото обычно попроще. Вот жена Юрия Евлампиевича — Любовь Дмитриевна Косвинцева (Лебедева), красавица и умница. Окончила куйбышевский институт лёгкой промышленности, сама приехала на Дальний Восток поднимать отрасль. Прошла путь от рядового экономиста до главного инженера фабрики. «Всё человеческое, душевное  у нас — от мамы», — говорит Борис Юрьевич и приводит такой неожиданный эпизод.

— У отца когда-то была ученица-теннисистка. Потом она стала художницей. И вот много лет спустя она появляется в стенах нашего художественного музея и передаёт в подарок картину. И поясняет: она посвящена… нашей маме. Я не мог понять значения подарка. Гостья пояснила: по сюжету картины эта женщина — подруга и муза одного из французских художников, растворившая себя в его жизни и творчестве. Ей он был многим обязан в жизни. Нашей маме выпала такая же роль. Картина у нас, но мы её не выставляем — это для меня слишком личное. Теперь это ещё одна легенда о Юрии Косвинцеве.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *