Ликвидировали как класс

Ликвидировали как класс - Амурские казаки из Надеждинского.  Никита Андреевич Лапшин (крайний слева). Его раскулачили и расстреляли в 1933 году

Фото из «Книги памяти ЕАО»

Амурские казаки из Надеждинского. Никита Андреевич Лапшин (крайний слева). Его раскулачили и расстреляли в 1933 году

Сотни крестьянских семей, проживавших на территории области в довоенные годы, были раскулачены и высланы из родных мест. Главам «кулацких» семей нередко выносили смертный приговор или приговаривали их к длительному сроку заключения

Разгаром борьбы с кулаками стал 1933 год. А тремя годами раньше вышло постановление ЦК ВКП(б) «О мерах по ликвидации кулачества как класса», которое было принято к исполнению от западных до восточных границ страны. Но если на западе процесс раскулачивания закрутился быстрым колесом в том же 1930 году, то на Дальнем Востоке не торопились «гнать коней», тем более что далеко ссылать раскулаченные семьи не приходилось – это были либо Амурская область, либо Хабаровский край.

Итак, перенесемся на 85 лет назад, в 1933 год. Уже пять лет идет большое еврейское переселение на земли Биро-Биджанского района, образовано несколько национальных колхозов. Коллективизация проходит и в бывших казачьих станицах, и в селах, основанных незадолго до революции. Но туго, очень туго. А организаторам спускают план – привлечь в колхозные ряды столько-то человек, раскулачить столько-то. А планы надо выполнять. И они выполнялись – настолько рьяно, что кулаками становились семьи, которые и до середняков не дотягивали. Их вина была лишь в том, что они не захотели вступить в колхоз, а единоличникам среди колхозников было не место. И их отправляли в места не столь отдаленные.

Так была раскулачена и выслана из села Желтый Яр семья Демида Павловича Журавлева – он сам, жена Мария Васильевна, сын Иван и дочери Ираида и Харитина. Переселились Журавлевы в это село с берегов Амура, у них было справное хозяйство, но кулаками-мироедами они и близко не были – весь крестьянский воз тянули сами.

В один год и один день вместе с Журавлевыми была выслана из села семья Путьковых – глава Иван Андреевич, которому было около шестидесяти лет, его жена Аграфена, дочери Мария и Прасковья, сыновья Яков, Иван и Кирилл. У Кирилла была жена Анна, два сына-погодки – Михаил и Анатолий 1929 и 1930 годов рождения.

И Журавлевых, и Путьковых отбывать наказание отправили в печально известный поселок Обор Хабаровского края, где в довоенные годы были перемолоты жерновами репрессий тысячи раскулаченных.

Реабилитировали членов обеих семей только в 1992 году, то есть почти через шестьдесят лет, когда многих из них не было в живых.

В селе Казанка в 1933 году была раскулачена семья Дмитрия Назаровича Волохова. Хозяина приговорили к пяти годам лагерей за антиколхозную агитацию, домочадцев выселили на спецпоселение в тот же Обор. Жена Волохова Дарья Яковлевна умерла в 1934 году, их дети и внуки отбыли ссылку от звонка до звонка, а реабилитировали их, многих уже посмертно, тоже в 1992 году.

Трагичной была судьба жителей этого же села – четверых братьев Черновых. Старший Гавриил Григорьевич был арестован в марте 1933 года, а в ноябре того же года расстрелян.  В августе на спецпоселение в Обор выслали его жену Анну Яковлевну, сыновей Ивана, Мефодия и Михаила, дочерей Валентину и Марию. Старшему было 18 лет, младшей дочке всего два года. Освободили их от спецпоселения в 1950 году, а реабилитировали через 53 года после освобождения – в 2003 году, и то после нескольких ходатайств.

Трое братьев расстрелянного Гавриила Чернова тоже были арестованы весной 1933 года. Василия и Савелия приговорили, как и старшего брата, к расстрелу, Макара осудили на десять лет лагерей.

Большая семья Чистяковых после раскулачивания была отправлена на прииск Сомнительный Ульчского района Хабаровского края. В 1935 году главу семьи Леонтия Федоровича арестовали и осудили на 8 лет лагерей. В местах лишения свободы он был арестован повторно (и такое, оказывается, бывает!) и в этот раз ему вынесли расстрельный приговор. Как выжила на прииске без кормильца многодетная семья, остается только предполагать. Реабилитировали Чистяковых лишь в 2003 году.

В селе Надеждинском весной 1933 года были раскулачены семь семей Бочкаревых – родственников и однофамильцев. Были также арестованы Алексей, Григорий и Афанасий Бочкаревы: Алексея и Григория расстреляли, Афанасия отправили на десять лет в лагеря. Отца Григория Василия Бочкарева с женой и семью детьми выслали в Обор.

У раскулаченного Никанора Бочкарева пожилая мать умерла от сердечного приступа на заседании суда, а всех остальных членов семьи отправили на спецпоселение в Верхнебуреинский район Хабаровского края.

10 апреля 1933 года арестовали жителя этого же села Никиту Андреевича Лапшина. Семью арестованного – жену и шестерых детей раскулачили и отправили на спецпоселение в Комсомольский район, поселок с символичным названием – Черный Мыс. Уже в ссылке у Никиты Андреевича родился сын Анатолий, но отец его никогда не увидит – расстреляют главу семьи в ноябре 1933 года.

В тот же Черный Мыс выслали семью Подойницыных – пятидесятилетнюю Соломониду Феофановну, трое ее сыновей и троих  дочерей. Интересный факт: в военные годы глава раскулаченной семьи работала так самоотверженно, что ее наградили медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» и в 1946 году освободили от наказания. Но реабилитировали награжденную только через 45 лет после освобождения.

В маленьком селе Некипелово в 1933 году раскулачили многодетную семью Черновых. Главу Степана Григорьевича приговорили к 10 годам лагерей, жену и девятерых детей отравили на поселение в Обор. В родное село Черновы не вернулись.

Поражают масштабы раскулачивания в селе Биджан, где жило много родственных семей. На одной улице проживали братья Журавлевы – Иван, Петр, Прокопий и Степан. Все они родились на этой земле, их отец Афанасий Журавлев был одним из основателей станицы Биджанской. У Афанасия был брат Елизар, тоже пустивший крепкие корни в землю Биджана. Обе семьи имели много детей, братья были хорошими охотниками и земледельцами, держали скот. Их отделившиеся сыновья тоже не бедствовали, поэтому не решались вступать в колхоз. За что и поплатились. Сыновей Афанасия Ивана и Степана арестовали 7 апреля 1933 года, а через три месяца семью Ивана – жену Екатерину и шестерых детей отправили на север Хабаровского края – добывать для страны золото. Степана выслали на три года в Западную Сибирь, а его большую семью отправили на спецпоселение в Амурскую область. В 1942 году сына Степана Александра отправят на фронт, а в июне 1943-го в семью придет похоронка.

20 апреля был арестован Прокопий, а мае 1933 года арестовали Петра. Семьи братьев поделили надвое: одних отправили на прииски в Амурскую область, других на север Хабаровского края. Петр умер в 1942 году, не выжила в ссылке и его трехлетняя внучка. У Прокопия на спецпоселении скончалась жена, которой не было и тридцати лет.

Сыновья Елизара Журавлева Михаил, Моисей, Степан, Сергей и Яков вместе с семьями отбывали наказание в поселке Черный Мыс Комсомольского района. Моисей и Степан удостоились медалей «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

У Михаила было шестеро детей от года до шестнадцати лет. Все они выжили. А вот дочь Степана Клавдия умерла на спецпоселении, не дожив до двух лет.

Родственники Журавлевых и сегодня живут в Биджане. А в 1970–1980-е годы гремел на всю область картофелевод Николай Африканович Журавлев – сын репрессированного и раскулаченного в 1933 году Африкана Антоновича Журавлева.

Трагическим стал 1933 год для многих жителей села Лазарево. Были раскулачены и высланы семьи Казановых, Проскоковых, Старосельцевых, Калабиных, Зиминых…… Раскулаченным разрешали взять лишь немного вещей и продуктов. Никто из этих семей в село не вернулся, а вот несколько домов, в которых жили высланные, сохранились до сих пор.

После 1933 года население многих сел области заметно поредело. В Казанке из 32 дворов осталось 22, в Надеждинском из 59 – 44, в Биджане было почти 150 дворов – осталось 113, в Новом население сократилось в полтора раза.

Мне довелось пообщаться с дочерью раскулаченного жителя села Нового Николая Прокопьевича Куликова Ольгой, жившей в поселке Николаевка. Их семью отправили на спецпоселение в Амурскую область холодной весной, поселили в бараке.

– Из пятерых моих сестер и братьев выжил только Петр, сама я чудом осталась жива. Отец до 1938 года отбывал наказание в лагерях Магаданской области, а мы буквально голодали, – со слезами на глазах вспоминала те годы Ольга Николаевна. – Говорят, наш родительский дом в Новом сохранился, так хочется его увидеть!

Но поехать в родное село она так и не смогла – несколько лет назад Ольги Николаевны не стало.

Как-то в редакцию обратился внук раскулаченного жителя села Некипелово Степана Григорьевича Чернова, просил узнать, помнят ли в селе его семью. Мы напечатали его письмо, но ни одного отклика на него не получили. Сегодня и от самого-то села осталось  одно название.

Вот такой черный след оставил в судьбах многих жителей области 1933 год.

Комментарий “Ликвидировали как класс”

  1. Немножко не так. Дмитрия Назаровича Волохова из Казанки приговорили к 5 годам лагерей НЕ «за антиколхозную агитацию», а за «принадлежность к повстанческой организации».
    В 1933 году по уголовному делу № 478-1933 (П-90397) было арестовано 240 человек — в основном бывших казаков — жителей Биро-Биджанского района и г. Хабаровска. Чекисты утверждали, что все они являлись членами контрреволюционной вредительско-повстанческой организации «Трудовая крестьянская партия» (ТКП), которая якобы состояла из 12 ячеек в Михайло-Семеновском, Бабстово, Воскресеновке, Степаново, Головино, Надеждинском, Казанке, Лондоко, Катоне, Тихонькой, Усовом Балагане, Ауре, и 7 ячеек — в городе Хабаровске.
    Волохов Д.Н. обвинялся в том, что «в августе 1918 года принимал участие в Михайло-Семеновском вооруженном восстании против Советской власти; в 1932 году вошел в состав Казанской контрреволюционной повстанческой ячейки, являясь участником которой в июле 1932 года совещался с руководителем контрреволюционной ячейки Рахманиным Ильей об источниках приобретения оружия для восстания против Соввласти; одновременно на сельских собраниях выступал с призывом к свержению Соввласти… ВИНОВНЫМ СЕБЯ НЕ ПРИЗНАЛ».
    Из 240 арестованных:
    — 84 расстреляли;
    — 113 приговорили к исправительно-трудовому лагерю от 3 до 10 лет;
    — 6 обвиняемых умерли;
    — 7 зачли в наказание срок предварительного заключения;
    — 15 получили по 3 года ИТЛ (условно);
    — 1 освободили за недоказанностью обвинения;
    — 14 отправили на спецпоселение.
    Кроме того, решением Биро-Биджанского РИК не менее 137 членов семей осужденных выселили и направили в «кулацкую ссылку» (среди них была и семья Волохова, который после отбытия наказания в 1937 году приехал к семье в спецпоселок, где и умер 1945 году).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четырнадцать + восемнадцать =