ЛИШНЯЯ КАРТОШКА НА СЕЛЕ

ЛИШНЯЯ КАРТОШКА НА СЕЛЕ

Фото Олега ЧЕРНОМАЗА

Почему урожай — такая же проблема, как и его отсутствие?

Битва без победителей

Весной этого года одна 90-летняя жительница Амурзета несколько раз давала объявление о сдаче в аренду своего огорода. Но никто из жильцов близлежащей к большой усадьбе пятиэтажки желания работать на земле так и не изъявил.

Неизвестно, что было причиной того, что сделка не состоялась: требовательность хозяйки усадьбы или возможность безо всякого труда просто пойти в магазин или на местный рынок и купить там необходимые картофель и овощи.

Впрочем, большой огород Анны Андреевны пустовать не остался — нашлись желающие повозиться на отдохнувшей земле. Но сейчас они говорят, что пожалели… об урожае! Уродившийся крупным и средним картофель пришлось в полном объеме засыпать на хранение — продать его излишки в селе невозможно.

Год 2018 выдался «картофельным» у всех. И это значит, что по весне придется часть нынешнего урожая, на получение которого затрачено немало ручного труда, просто… выбросить. В такой ситуации оказалась значительная часть жителей Октябрьского района, имеющих или арендующих земельные участки. Как говорится, две беды у крестьянина — неурожай да урожай. В каждом случае ему предстоит за него «биться». Битва за урожай перерывов не знает…

 

Продать картошку по знакомству

Многие из селян еще в октябре надеялись, что после сбора урожая в отдаленный район из соседнего Хабаровского края заедут городские коммерсанты. Прежде они меняли на картофель… соленую рыбу. (Хотя нормальным бизнесом такой натуральный обмен родом из эпохи неолита не назовешь). Но сейчас никто за картошкой из городов в большинство местных сел так и не приехал.

По словам главы Полевского сельского поселения Анатолия Пермина, повезло только жителям сел Луговое и Полевое. Отсюда несколько грузовиков отборного сухого картофеля вывез в Амурск бывший житель Лугового. Он теперь горожанин и хозяин торговой точки. И односельчане ему очень благодарны за «круиз по родным местам».

Луговое да Полевое — села очень некрупные: в первом ещё десять лет назад оставалось человек 200 (реально сегодня живет, по словам местных жителей, примерно половина от «прописанных»), во втором селе — поболее 600 человек зарегистрировано переписью. Амурск тоже город не из крупных. Вот и встретились три одиночества, найдя общий интерес в картошке, и остались вполне довольны друг другом. А будь эти села покрупнее — вроде Амурзета, — боюсь, не помог бы им визит земляка, не выкупил бы он заметного количества картофеля нового урожая, поскольку и городок Амурск его не съел бы, и картошку там продает не один магазин. И, наверное, не только отечественную…

 

Слухом земля полнится

Так уж сложилось, что самые большие в Октябрьском районе огороды — у жителей села Екатерино-Никольского. У некоторых они занимают по полгектара и появились еще в ту пору, когда о даровых «дальневосточных гектарах» никто и речи не вел, и мысли не думал. Соответственно, и «картофельный кризис» перепроизводства ударил посильнее. Может быть, поэтому именно в этом селе и родились слухи о том, что якобы автотранспорт частных предпринимателей-скупщиков в пограничный Октябрьский район теперь просто не пускают…

Как рассказала автору данного материала директор многопрофильного лицея в райцентре Наталья Ивановна Сычёва, жители села Ручейки и других ближних сел, чтобы решить проблему сбыта нескольких тонн домашнего картофеля, обращались в учреждение — просили купить его у них для нужд студенческой столовой. Но руководство лицея всем было вынуждено отказать.

В соответствии с Федеральным законом № 44 «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» лицей не может пойти таким местным производителям сельхозпродукции навстречу. Причина – отсутствие у них сертификата качества на продукцию и практическая невозможность участия главы личного подсобного хозяйства в электронных аукционах.

По этой же причине снабжаются исключительно привозным картофелем центральная районная больница, школы и детские сады насквозь сельскохозяйственного района! И не думаю, что он будет лучше того, что выращен людьми для себя, на личном огороде, на натуральных удобрениях. Парадокс…

В итоге местные фермерские хозяйства из-за отсутствия рынка сбыта клубней от производства картофеля фактически давно отказались. Понемногу выращивают эту культуру только те, кто сеет зерновые и потому сам держит крупный рогатый скот. Урожай этот используют для собственных нужд и на корм животным.

Призывы развивать личные подсобные хозяйства в сельской местности звучат на всех уровнях власти. Одно время даже считалось, что жители сел могут жить за счет ЛПХ, и это может помочь решить проблему занятости населения в сельской местности и получения дополнительных доходов от огородничества и содержания скота. Много уже лет назад принимался даже областной закон, по которому ЛПХ в Еврейской автономии может раскинуться аж на десять гектаров! А что выходит на самом деле?

На конкретной земле не то что один ДВ-гектар с урожаем оказывается лишним, а даже половина га в селе  избыточна. Собранного с него большого урожая одной семье слишком много, а при попытке заинтересовать излишками торговую сеть или даже отдельно взятое учреждение трудолюбивый крестьянин испытывает все прелести бытия «кустаря-одиночки без мотора», говоря языком времен нэпа…

Может ли быть решена проблема закупки излишков картофеля у населения и дождутся ли жители сел покупателей «второго хлеба», а городские потребители — экологически чистых продуктов?

 

Выхода нет или его не ищут?

С этим вопросом мы обратились к заместителю начальника управления сельского хозяйства правительства области Александру Пащенко.

Александр Николаевич ответил, что вопрос сбыта картофеля должен был решаться задолго до сбора урожая. О проблеме он знает. С ней к нему от имени жителей района даже обращался депутат Законодательного Собрания ЕАО, избиравшийся от Октябрьского района, Вячеслав Целищев. Но решить ее государственный чиновник не в силах. Дело в том, что ни один крупный предприниматель в отдаленные села просто так не поедет. И собирать сетки и мешки с картофелем по дворам сам не будет. Ему нужны объемы, заранее оговоренная цена и сертификаты качества на продукцию.

Чтобы получить сертификат качества, нужно провести агрохимическое обследование участка, оценить все свойства продукта, удостовериться в том, что земля, на которой рос картофель, не заражена карантинными сорняками. И за каждое обследование и заключение потенциальный продавец картошки должен заплатить.

Теперь такой вопрос: станет ли заниматься сбором этих справок и заключений житель села, которому нужно продать несколько лишних мешков картошки? А если справки собрал, исследования провел и все это оплатил заранее, как советуют, а осенью — неурожай? Вот взяло все – и смыло, как летом 2013-го? Каков будет крестьянский ответ на научный вопрос? Конечно, нет!

— Так что же селянам делать? У них же проблема здесь и сейчас, — спросили мы у Александра Николаевича.

По словам замначальника управления сельского хозяйства ЕАО, выходом из ситуации может быть создание кооперативов владельцев личных подсобных хозяйств. Люди могут самостоятельно собираться, объединяться, формировать коммерческие предложения и выходить с ними на электронные аукционы по закупке картофеля.

Еще одно условие: нужно предварительно собрать все излишки картофеля в одном месте, например, использовав для этого временно пустующие до уборки сои склады какого-то из КФХ по договоренности с хозяином, чтобы сторонний покупатель смог забрать оттуда всю продукцию оптом. Только после выполнения всех этих условий можно реально стать участником сельскохозяйственного рынка.

Только как все же быть с необходимостью агрохимического обследования множества личных огородов, проверки приусадебных участков на карантинные сорняки и т. д.? Ведь даже объединившись формально для реализации сельхозпродукции в некий кооператив, каждый селянин будет выращивать свою картошку, своего сорта, на своем участке, по собственному разумению. А потом несколько добрых хозяев своей продукцией на общем складе будут «улучшать» средний показатель продукции менее добросовестных соседей. Или последние будут снижать сортность в общей куче у оптовика…

 

Вам поучиться бы…

В феврале-марте следующего года специалисты областного сельхозуправления планируют провести в каждом районе области агроучебу местных сельхозпроизводителей, во время которой будут обсуждаться эти вопросы. В области будет создан центр компетенции по развитию кооперации.

Заметим, что разговоры о необходимости развития кооперации на селе идут уже много лет. Главы крестьянско-фермерских хозяйств реагируют на них негативно, говоря:

— Мы уже это проходили. Знаем. И наступать на грабли снова не собираемся. Кооператив — это когда кредиты оформляют на всех, а отвечает за это своим имуществом один, у кого есть деньги и имущество. Пример возведения сельскохозяйственного рынка в Амурзете, когда строитель обанкротился, а торговые павильоны в 400 квадратных метров большей частью и сейчас пустуют, будучи переданы за долги банку, у всех на виду. Думаю, что создание кооперативов сегодня маловероятно в первую очередь из-за отсутствия доверия между сельхозпроизводителями. Ни один частник не согласится сложить свою продукцию в чужой склад, пока ему за нее не заплатят.

Я же, как один из покупателей, уверена, что картошка китайского производства, заполонившая городские оптовые базы, сегодня никак не может быть лучше той, что выращена на домашних огородах. Местные мелкие сельские предприниматели, научившиеся считать свои деньги, похоже, понимают это лучше, чем чиновники всех уровней.

При подготовке этого материала корреспондент специально прошла по амурзетским продуктовым магазинам и везде спрашивала продавцов, какой картошкой они сегодня торгуют и по какой цене. В трех торговых точках из четырех сообщили, что на прилавке картофель местного производства и что не имеющие огородов пенсионеры охотней покупают именно его.

Цены, правда, на местный картофель у всех были разными — от 20 до 40 рублей за килограмм. А вот жалоб на его качество у покупателей на рынке не бывает. Единственный недостаток — покупают понемногу.

Думаю, что на следующий год многие жители Октябрьского района на своих огородах просто посадят картофеля намного меньше, чем в этом году. А заросших бурьяном участков в черте сел станет больше. Экологически чистой продукции — меньше. И не дай бог на этом фоне придет вторая беда — неурожай, — что произойдет с ценами для потребителей? Откуда привезут недостающее?

Спрашивается: кому эти сложности выгодны на местном, региональном и государственном уровнях? Вроде бы все понимают проблему, но почему-то не могут ее ни сами решить, ни друг с другом договориться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *