Литературная страница

Сегодня свое литературное творчество представляет Марина Смирнова

Имя Марины Смирновой известно читателям нашей газеты давно —  стихотворения ее не раз публиковались на литературных страницах. На некоторое время роман с прессой был прерван: семь лет наша землячка прожила в другой стране, Израиле, но в родные края все-таки вернулась.

Знакомы с Мариной Владимировной и городские театралы: зрители видят ее актерские работы в еврейском театре «Когелет» и театре кукол «Кудесник».

Поэтесса, актриса, человек двух стран, двух культур. Все эти ипостаси, конечно, находят отражение в творчестве.

Россия и Израиль — два дома, две родных страны диктуют автору ностальгические строчки. Простые вещи: яблоки и мед на праздник, звучащий шофар, старые липы и  куст смородины сплетаются в текстах в единый мотив.

Лирические герои ее стихов всегда экспрессивны и примеряют на себя яркие образы, актерами тут становятся все: даже осенний дождь или выглянувшее из-за туч солнце. Рампа, освещенная сцена, таинственные кулисы, зрительный зал… Для автора это вещи не только театральные, но и жизненные — каждодневные, будничные. «Весь мир — театр!»

На этот мир автор смотрит широко раскрытыми глазами — то грустно, то иронично, и, видя все его несовершенства, продолжает любить.

Все об актерахris-akter

Вы – дети той страны,
Которой нет названия.
Быть может, вы с луны?
Сыны ее сияния?
Окутаны, окутаны небесной синевой,
Окутаны, окутаны лучами, мишурой.
В земной любви купаетесь, —
Испив ее до дна,
Но снова возвращаетесь туда,
Где ждет Луна.
В самую душу их стрелы
разят,
В самое сердце.
Рампы лучи.
Только в них мы хотим
отогреться.
В этой печи.
Где наши взгляды горят, —
Но не сгорают.
Где нас волнуют, манят,
Нас исцеляют.
Кто вы – борцы за Любовь,
Вечные дети.
Ловите нас вновь и вновь
В сладкие сети, —
Снова бросая в игру,
В жаркие споры.
Как мотыльки на ветру, —
Люди – Актеры!

Грустная шутка

У нас соревнование с дождем:
Кто плакать будет дольше и сильнее.
И плачем в целом мире мы вдвоем, —
Под звуки скрипки,
На пустой аллее.
Не надо нас жалеть!
У нас – игра.
И кто-нибудь
поможет нам
едва ли.
Мы плачем
о потерянном вчера,
Вчерашний день с дождем мы потеряли.
Фонарь к нам как прожектор луч простер,
Наш зал – пустой,
Нам тополя – кулисы.
Мой дождь – зануда,
Ты – плохой Актер!
А я совсем неважная Актриса…

Вальсыris-vals

Закружились вальсы, ноты, свечи,
Музыкой окутан белый зал.
Вновь во власти вальса этот вечер –
Опьянил, зажег, околдовал.
И заката красные портьеры
Перекрыли дня привычный гам.
Приглашают дамы кавалеров,
Кавалеры приглашают дам.
Сколько вальсов властвует над нами:
То они печальны, то нежны.
Вальсы встреч и вальсы расставаний,
Вальсы мирных дней и той… войны.
Загорись же, взгляд, взметнитесь руки,
Не кончайся, музыка, постой!
Вальса нестареющие звуки
Поднимают нас над суетой.

К еврейскому празднику Рош а-Шана (Новый год)

Ликуй, страна!ris-rosh
Ликуй, природа!
Рош а-Шана —
Верхушка года.
Галдит предпразднично народ,
Скупает яблоки и мед.
Пестрят торговые ряды
От изобилия еды.
Призывно манят ягод грозди,
Арбуз – царь ягод, словно лев
Открыл свой ярко-красный зев.
Все дышит радостью и светом,
Янтарным брызжет виноград.
Торговец Йоси встрече рад,
Зовет старинного соседа
Купить олив, и, как всегда,
Отведать райского плода.
Вино бордовое искрится,
Дурманят голову цветы.
Все от Крайот и до Столицы
Попасть в мир праздничный стремится.
В мир той, счастливой суеты,
А вечером восславить Бога
Всей мишпахою, в синагогу
Гордясь призванием своим
Ступают чинно датиим.
На них лишь светлые одежды,
Тона покоя и надежды.
И вереницей следом дети:
Эстерки, Йоси, Дани, Бетти,
Что на иврите «еладим».
Вот близок праздника приход
Он здесь – еврейский
Новый год!
Трубит шофар
И в свой черед
Поднимем мы бокал – Лэхаим!
Храним Иуда и оберегаем
Многострадальный мой народ!

* * *

Голый куст смородины,ris-smor
Зимнее окно…
У меня две Родины, —
Сердце лишь одно.
Там за океанами
Свет такой один.
Небо сыплет манною…
Там родился сын!
Там мне снятся здешние липы,
Старый дом.
Снятся скверы вешние,
Школа за углом…
Здесь – растет смородина,
Здесь – мои друзья,
Здесь – другая родина,
милая моя.
Я иду по городу.
Сколько ж я прошла!
Из пустыни к холоду,
В зиму из тепла.
Два моих страдания,
Две моих семьи.
Близкая и Дальняя
Родины мои!

Сентябрьris-sentyb

И откуда этот ветер взялся?
Мечется… И нет ему покоя.
Ошалело в желтый сад ворвался.
Вот тебе и время золотое.
Хмурит брови утренний прохожий,
Курит, зябко поводя плечами.
Холодно…
Луч солнца осторожный
Светит, но не греет нас лучами.
Мы спешим, торопимся куда-то,
В желтой акварели утопаем.
Мы сентябрьским золотом богаты,
Только оценить не успеваем.
Солнечный мой друг!
И ты – мгновенье!
Из-за тучки, в маске Арлекина!
Лист плывет по озеру забвенья.
Прочь гоню унылую картину.
Знаю, если ты при встрече спросишь —
«Почему в слезливом макияже?»
Я отвечу: «Это просто Осень».
И не смей расстраиваться даже!

* * *

Незнакомец, незнакомка!
Не глядите так надменно,
Я хожу по самой кромке
Освещенной ярко сцены.
И от слов моих кому-то
Пусть ни холодно, ни жарко.
Но всегда мне почему-то
Расставаться с вами
жалко.
Роль Артист свою играет
В череде людских событий
И со сцены в зал бросает
К вам невидимые нити.
Вы сейчас ему послушны
Верить, плакать,
иль смеяться
Дай Бог, нитям тем
воздушным
Никогда не оборваться.
Там, в партере или в ложе,
Чьих-то добрых глаз сиянье —
Во сто крат для нас дороже,
Чем награды или званья.
Я опять в судьбу играю!
Я опять иду по кромке.
Я вас просто обожаю!
Незнакомцы! Незнакомки!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *