Лицензия как прикрытие?

Лицензия как прикрытие?

Первого августа на территории автономии открылась любительская и промысловая охота на бурых и гималайских медведей

Из общей численности этих видов, которая составляет почти 900 особей, добыть разрешено 62 бурых и пять гималайских «хозяев тайги».

Как показала практика последних лет, когда сезон охоты на этих животных был введен в такое раннее время, большинство лицензий находят спрос, несмотря на их внушительную стоимость – порядка десяти тысяч рублей за каждую. 

— Даже не все опытные таежники решатся добывать бурого медведя в августе, когда лесная чаща еще по-летнему буйная, — говорят в добровольном обществе охотников. – В таких условиях встреча с медведем может кончиться плачевно для самого стрелка, если он не имеет большого охотничьего опыта. Тот же бурый медведь – хитрый, опасный и непредсказуемый хищник. Даже получая сквозные ранения в туловище, он способен к стремительному нападению на человека, так что большинству владельцев лицензий они нужны, чтобы свободно посещать таежные угодья, добывая менее опасную дичь вроде косуль или изюбря…

Если многие годы охота на медведей начиналась поздней осенью, то недавно специальным постановлением правительства РФ она была сдвинута на лето, а закрывается охота 30 ноября, пока медведи еще не залегли в берлоги, из которых их запрещено теперь добывать. С этим нельзя не согласиться, считают экологи: ведь из берлоги поднимаются не только самцы, но и самки с новорожденными медвежатами, которые в этом случае просто обречены. А вот разрешение августовской охоты явно не продумано. Разумно было бы открывать ее хотя бы с середины сентября. Двух с половиной месяцев вполне достаточно, чтобы добыть желанный трофей. 

Поставить отрасль на ноги 

Любительское и фермерское пчеловодство автономии нуждается в поддержке со стороны местных властей

В многолетней практике местного пчеловодства в нынешнем году произошло событие далеко не рядового значения – впервые на территории ЕАО фермер из села Ленинское Владимир Черненко получил из областного бюджета грант на ускоренное развитие своей 30пасеки. Как сообщили «Истокам» в областном управлении сельского хозяйства, Владимир Владимирович представил проект, согласно которому он должен нарастить количество пчелосемей, которых у него сейчас немногим более ста. Часть полученного меда фермер будет поставлять предприятиям по изготовлению кондитерских изделий, а также наладит организованную продажу целебной продукции населению. Деньги гранта почти в миллион рублей позволят ему улучшить техническое оснащение хозяйства, в частности, приобрести грузовой автомобиль «Фермер», обустроить помещения для хранения зимой ульев, закупить тару, инвентарь и многое другое.

В этом событии хотелось бы видеть начало возрождения пчеловодства автономии и придания ему организованности и заботы со стороны властей. Ведь, по большому счету, после ликвидации в 90-х годах четырех крупных пчеловодческих совхозов – Облученского, Бирского, Дальневосточного, Первомайского, — которые получали в урожайный год до двух тысяч тонн меда, вся эта отрасль сосредоточилась на личных пасеках пчеловодов-любителей и некоторых фермеров.

Если расформированные совхозы имели у себя около 50 тысяч пчелосемей, то частники на первой поре смогли осилить до десяти тысяч семей, позже эта цифра сократилась на треть. Всем владельцам домашних и фермерских пасек надо сказать большое спасибо за то, что они удержали отрасль на плаву и обеспечивают население области своей ценнейшей продукцией – дефицита меда в продаже все эти годы не ощущалось. А ведь все владельцы пасек остались и, увы, до сих пор остаются, по существу, сиротами. Худо-бедно, а владельцам другой домашней живности, чтобы держать и развивать свои подворья, гарантировано ветеринарное обеспечение, организован сбор той же молочной продукции, существует бюджетная поддержка семейных животноводческих ферм. И лишь пчеловодству – ноль внимания. Разве можно считать нормальным, что до сего времени в областном сельхозуправлении нет даже хотя бы одного зоотехника по пчеловодству. Нет и специализированной лаборатории по определению качества меда, а также получения квалифицированных рекомендаций по обработке пчелиных семей от болезней, в том числе самой губительной – варроатоза. Поэтому нередки случаи, когда неправильное применение препаратов приводит к гибели части, а то и всех пчелосемей (самые близкие к нам специализированные лаборатории находятся в Хабаровске и Уссурийске). 

Перед всеми пчеловодами автономии все эти годы стоит во весь рост, как говорится, проблема сбыта своей продукции. Скажем, домашняя пасека на два десятка пчелосемей даст в этом году, не самом благоприятном по погоде, хотя бы одну тонну сладкой продукции. Часть ее обычно расходится по родным и знакомым пчеловода, среди коллег, кое-что удается продать банками на рынках… В лучшем случае разойдется половина сбора.

— К весне у некоторых знакомых мне пчеловодов осталось по 300-400-500 килограммов меда 2013 года, — рассказывает пчеловод-любитель из села Раздольное Александр Полухин. – Приходится продавать его за бесценок или хранить до удобного случая. А будь у нас потребкооперация, как это было раньше, проблема сбыта вообще бы не возникала. Конечно, наш мед в тех же северных районах Приамурья возьмут не торгуясь, но ведь не повезешь туда восемь-десять фляг по 50 кг каждая. Особого дохода уж точно не получишь.

Правда, пасечники, имеющие от ста и более пчелосемей, нашли рынки сбыта на Сахалине, на побережье Охотского моря, в Иркутске, Забайкалье, в других немедовых регионах. Между прочим, проблема сбыта меда встанет и перед грантополучателем из села Ленинское В.Черненко.

Таким образом, давно уже назрела и никак не решается проблема с организацией централизованного сбора и сбыта меда. Нет нужды советовать тому же облсельхозуправлению, как это организовать – проблема не такая уж неразрешимая. Зато областное пчеловодство получило бы хороший стимул к динамичному развитию. 

Кстати, этот процесс уже пошел даже в нынешних условиях при минимальном внимании к этой отрасли. Так, по сравнению с январем 2013 года, количество семей на первое января нынешнего увеличилось более чем на две тысячи. Летний сезон текущего года оказался благоприятным для развития пчелосемей, и многие пчеловоды расширили свои пасеки за счет так называемых отводков. Будет поддержка этого процесса – область вернет себе былую славу одного из самых «медовых» регионов Дальнего Востока.

Фенольные толстолобы…

Удручающую новость сообщил недавно «Истокам» один из биробиджанских рыбаков, наловивший вместе с двумя друзьями внушительное количество толстолобов в реке Вертопрашиха Ленинского района. 

35Негатив новости в том, что все толстолобы, как самые крупные, так и мелкие, источали очень сильный запах фенола и оказались не пригодными к употреблению.

Этот факт редакция попросила прокомментировать заместителя начальника управления Росприроднадзора по ЕАО Василия Горобейко. Он согласился с тем, что это действительно плохая новость, так как уже несколько лет в Амуре и его притоках не вылавливается «фенольная» рыба.

— Мы попробуем выяснить причину заражения рыбы в Вертопрашихе, — сказал он. – Возможно, это частный случай, вызванный, к примеру, попаданием в речку ядохимикатов, которыми обрабатываются близлежащие поля, или смывом с берегов минеральных удобрений, которые нередко хранятся с нарушением существующих правил охраны водоемов.

Появление «фенольной» частиковой рыбы в ЕАО было зарегистрировано более 20 лет назад на реке Тунгуске, недалеко от поселка Николаевка. Позже рыбу с сильным «аптечным» запахом вылавливали в Амуре и многих его притоках. А после 2005 года, когда в Амур через Сунгари из Китая попало большое количество бензола, поражение рыбы фиксировалось даже в низовьях Амура. Уже ряд лет о «фенольной» рыбе ничего не слышно, и будем надеяться, что случай на Вертопрашихе окажется частным. 

Спасли черепаху

В Биробиджане взрослые отняли у мальчишек речную черепаху, которую те едва не замучили

Спасенное существо в Дирекцию по охране животных и особых природных территорий принесла Катя Пономарева. Девушка посчитала, что черепаху надо сначала показать специалистам, а не отпускать сразу в Биру. Экологи дирекции обратились к ветеринарному врачу. Он 32ввел черепахе антибиотики, обработал рану на панцире и сказал, что она не представляет опасности для ее жизни, поэтому лучше отпустить черепаху в свою природную среду, где она быстрее придет в себя от стресса.

По словам руководителя дирекции Юрия Панина, молодую черепаху отвезли за пределы города и отпустили в одну из проток Биры.

Полное название черепахи – дальневосточная кожистая. На территории ЕАО этот вид рептилий отнесли к редким и исчезающим. Он внесен в Красную книгу автономии, охраняется законом. Основной ареал обитания рептилии – среднее и нижнее течение реки Биджан. В последние годы черепаха изредка встречается в реке Бире.

Фото экологов дирекции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *