Лоцманы эфирных волн

Улыбка «Айовы» для Биробиджана

Настоящая «дама под вуалью» — своё истинное имя она старается держать в секрете. Аудитория радио Ретро FM знает ее как Ксюшу 41Рябинину: 

— Самое главное для радиоведущего – очень сильно хотеть попасть в эфир. Остальному научат. Но прежде необходимо уметь правильно говорить.  Речь — главный инструмент радийщика. Потом, кстати, сам всех исправлять начнешь. Радийщик обязан много читать — ему необходимо много знать о вещах, о которых он рассказывает. Вы должны быть в меру объективны – ваше личное мнение далеко не всегда имеет значение для слушателя. Ну еще стесняться не надо. Нужно нести позитив — унылого ведущего слушать попросту не станут. 

Первый эфир – это стресс. Всего колотит, мышку не можешь взять нормально, голос дрожит – это не забудешь. Признаться, я до сих пор испытываю нечто подобное. Цепенеешь от осознания того, что тебя слушают люди и некоторым из них не нравится то, как ты выполняешь свою работу. Вообще, на радио много интерактивных моментов, вроде программ по заявкам, дающих возможность почувствовать слушателя. Так что даже у человека с десятилетним стажем есть какой-то мандраж перед выходом в эфир. 

 Перед эфиром я слушаю свою любимую музыку. Благодаря этому я заряжаюсь позитивом и готова радовать слушателей. Помогает и сама работа. Однажды у меня перед эфиром сломался каблук. Было очень обидно, но я поделилась этим со слушателями, и всю грусть как рукой сняло. Вообще люблю чувство «отдачи» от слушателей. Оно, кстати, имеет свой цвет — желто-оранжевый, иногда зеленый. Зелененькое — это спокойствие, возникающее, когда знаю, что говорить, знаю звонящих мне людей. Люблю это чувство. Но я очень радуюсь, когда новые люди звонят. Это значит, что меня слушает еще кто-то, и это очень здорово.

Ксюша Рябинина – это мой псевдоним. Если в обычной жизни я могу грустить, плакаться в жилетку своим друзьям, то, становясь Рябининой, я всегда весела и несу радость людям. Есть два человека, но в итоге я объединяюсь в одного. Получается совсем другая личность, я не знаю, как это объяснить. 

Мне кажется, людям хочется включаться в жизнь города, а не тусоваться кучками на квартирах. Поэтому мы уделяем большое внимание новостям и разного рода информации. Какую песню бы поставила в эфир прямо сейчас? Группа «Айова», песня «Улыбайся». Думаю, это подарило бы людям радость, сделало бы наш город чуть веселее.

 «Мы все здесь актеры…»  

Работа на радио была всегда мечтой для Татьяны Муллиновой. И сегодня «Европа плюс» для нее – это не только любимая работа, но и 42огромный ежедневный заряд позитива:

— Я начинала работать на телевидении, на телеканале, но всегда хотела попробовать себя в качестве радиоведущей. Работа на радио — это очень интересно, это настоящее творчество. Радио — это всегда игра, музыка, хорошее настроение, общение. И когда человек отвечает тебе взаимностью, участвует в играх, пишет смс в эфир, звонит – это лучшая награда для радиоведущего.  

Конечно, в начале работы  у меня были сложности, было непривычно. Но все приходит с опытом. На телевидении практически всегда можно перезаписать, есть монтаж. Здесь только прямой эфир, и все должно получаться с первого раза. В нашем деле лучшая импровизация – отрепетированная заранее. Заготовка эфира у нас есть всегда, есть круг вопросов. Но и импровизация не менее важна. 

Самые важные качества для радиоведущего — это коммуникабельность, стрессоустойчивость, любовь к людям, любовь к своей работе, умение быть в образе вне зависимости от окружающих тебя обстоятельств, умение оставлять свои проблемы за стенами студии, а в эфире быть всегда веселым, позитивным, нести людям только положительные эмоции. Это очень похоже на игру на сцене, и мы все здесь актеры. 

 «Мы всегда работаем для людей»

43Александра Карецкая (она же Анна Озимок) с «Русского радио», попала на радио по приглашению, когда еще была студенткой областного колледжа культуры:

— Эмоции в эфир нужно всегда выдавать от души, а не по обязанности. Важно настроить себя и своих слушателей только на позитивное общение.  А потом получается, что ты настолько привык жить в этом состоянии «вечного позитива» на работе, что даже если у тебя в жизни происходит какое-то плохое событие, ты по привычке стараешься найти в этом плюсы. Самое сложное для меня в работе на радио было перестроить себя, привыкнуть к этому ритму, к этим эмоциям.

Вначале, когда я только начинала выходить в прямой эфир, у меня и голос дрожал, и руки дрожали, и интонация, конечно, прыгала. Но потом, со временем, привыкла, научилась выкручиваться из разных ситуаций.  

В прямом эфире очень нужно дружеское плечо. Очень важно общение, понимание. У нас есть целая система условных сигналов, с помощью которых мы можем что-то донести до коллеги без слов. Например, когда наушники не работают, хочется чихнуть или что-то еще. Но если между ведущими есть какой-то конфликт, то дружбы и нормальной беседы в прямом эфире у них не получается. Все будет слышно по интонациям. 

Во всем виноват Моня, или Почему знакомство с “еврейским” радио похоже на изучение Торы

Сергей Корнилевский, радиостанция «Радио России»:

27— Шесть тысяч лет этой мудрой книге, из них две тысячи лет о ней никто не знал, две тысячи лет о ней знали только те, кто ее читал в синагоге и почитал, и последние две тысячи лет ее можно купить в любом магазине. Такое ощущение, что у меня по поводу радио тоже были подготовительные периоды, о которых я не подозревал и не знал, но они  были еще лет с семи, наверное. 

Ну а моя работа на радио началась с еврейского театра. В 2005 году мы делали постановку «Ай гоу ту Хайфа», и к нам в коллектив тогда пришел Алексей Лиманский. И как-то на репетиции он говорит: «Давай, будет Моня о чем-то рассказывать». Я сейчас переслушиваю свои первые перлы и понимаю, что, как говорил Роман Карцев, «ох и пересаливал же я лицом!». Слишком нарочито я все это делал. Но все же образ получился. У нас были рубрики «Моня за погоду» и «Моня за жизнь». Так получилось, что эти передачи мы отправили на Всероссийский радиофестиваль информационных программ. И как-то «выстрелило». Моня получил специальный приз, и я стал радиоперсоной 2005 года. Это был такой триумф ГТРК «Бира». И так получилось, что потом я уже плавно стал постоянным сотрудником радио. 

Сейчас, конечно, много значит визуализация. А радио — это аура звука, и получается, что «чужой здесь не ходит». Человек, слушая голос, должен создавать какие-то ассоциации. И здесь нет предела визуализации. Поэтому я нашему «патриарху радио» Николаю Березному как-то сказал: «Мы с вами волшебные люди, мы можем говорить, не акцентируя внимание на описательной части, а люди могут с нами фантазировать». То есть наши слушатели — это уже люди творческие, они должны домысливать, в отличие от телезрителя, которому картинку дали, и он это принимает. 

Журналист, по моему мнению, должен быть таким «воинствующим дилетантом» во всем, в хорошем смысле этого слова. То есть если сегодня у него собеседник — физик, завтра – деятель культуры, послезавтра – заслуженный растениевод, то он должен немножко знать и как пикировать рассаду, и что бетон твердеет за 28 суток, а также разбираться в основах реактивного движения, то есть готовиться к интервью. 

Я вообще считаю, что нет неинтересных тем. Есть неинтересный о них рассказ. В информационном поле надо быть, чтобы знать, что полчаса назад начались какие-то действия. Журналист – это такой толкователь происходящего, в глобальном смысле этого слова. Он не пропагандист. Мой личностный взгляд может касаться только того, где я и что я вижу. То, что я думаю – это концепция европейская. Пропаганду и журналистику очень просто различить. Если вы воздействуете на эмоции – вы пропагандист. Если на рассудок и аналитику – вы журналист. Никаких эмоций.

Сейчас мы видим образцы пропагандистского труда на всех наших федеральных каналах. Чисто вымытые руки все равно должны быть, и хорошо, что у нас на местном уровне есть еще возможность говорить только об информации.


Илья ВОРОБЬЁВ

Вера КРАВЕЦ

Фото Анатолия КЛИМЕНКОВА

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *