Любовь длиною в жизнь

Любовь длиною в жизнь - Валентина и Иван Поплавко. 50-е годы

из архива В.Поплавко

Валентина и Иван Поплавко. 50-е годы

Я долго вынашивала эту  встречу с Валентиной Михайловной Поплавко и вот, наконец, решилась.

Набрала вечером номер телефона. Звонкий голос ответил:

— Я слушаю.

Извиняясь, представилась и спросила, не разбудила ли ненароком?

— Да что ты! Читаю, такая интересная книжка, не могу оторваться. Автор Федор Абрамов,

«Пряслины». Давно прочесть хотела, да  все не получалось.  Это ведь почти про нас, про военные и послевоенные годы.

Мы договорились о встрече. Валентину Михайловну, свою землячку, я не видела лет десять. Сейчас она живет в Хабаровске, хотя частенько бывает на своей малой родине — в Николаевке, где на погосте покоится много ее родственных душ, а главный, по ком она до сих пор страдает — муж Ваня. Это ее первая и последняя любовь на всю жизнь.

Много я услышала от нее интересного. Она помнит свой большой дом на берегу залива на улице Набережной. А потом… Потом со строительством лесозавода дом снесли, и поселилась их семья на улице Советской, в маленькой избушке. Прошлое Николаевки, ее становление она тоже хорошо помнит. Помнит своих одноклассников, гордится, что училась с Колей Наволочкиным и Борей Мирошниченко, ставшими известными людьми.

— А как получилось, что вы с Николаем Дмитриевичем учились в одном классе? Ему 86 лет, а вам 88? – спрашиваю.

— Коля  был не по годам  смышленым и умным парнишкой. В шесть лет он уже писал стихи. Поэтому его приняли в школу в этом возрасте, хотя  в то время детей записывали в школу с восьми лет. Коля — мой друг, мы часто перезваниваемся. Редко, но звонит мне из Кишинева и Боря Мирошниченко. Я была бойкой, активной девчонкой, и всегда около меня были мои друзья. Я и пионервожатой была, и комсомольской активисткой. Ребята у нас были замечательные, но…

Ваня Поплавко учился в девятом классе. И когда я его увидела — все во мне перевернулось, проснулось неведомое доныне чувство любви. А ведь я тогда училась еще в седьмом классе. Вот первая фотография, которую он мне подарил.

Этой фотографии почти 63 года и она ничуть не потускнела. Взгляд с прищуром, фуражка модная по тому времени, и галстук — это такая роскошь! В поселке галстук был только у него, хотя носили его по очереди и старшие Ванины братья — Гриша, Костя, Миша, Петр, Иван, Федор и даже сестра Лена. Еля — так ее ласково называли братья.

29 июля 1937 года было подарено Вале Замышляевой это фото. И, давая клятву верности, они с Ваней и не предполагали, что вместе отпразднуют не только серебряную, но и золотую свадьбу, прожив вместе 53 года.

… В 1938 году его призвали в Красную Армию. А тут и военный конфликт с японцами. Ваню направляют в район боевых действий — на озеро Хасан. За участие в той войне Иван Трофимович получил первую награду — орден Красной Звезды.

После войны, в 1939 году, часть, в которой служил Иван Поплавко, перевели во Владивосток, куда не один раз приезжала его возлюбленная. В Николаевку Ваня мог приехать только в отпуск. К тому же он был холост и его не отпускали на побывку даже на три дня. Но Валя верила в него и эта вера помогала ей жить. К тому же она ждала от Вани ребенка.  Сколько упреков от родных пришлось ей выслушивать из-за этого!

4 июля 1940 года родился их первенец, которого назвали Виктором. Имя дал Валин отец: Виктор – значит, победитель.

Звали отца Михаилом Замышляевым. Был он родом из Тверской губернии, на Дальний Восток сослали его за революционную деятельность. Дружил он с Александром Борисовым, который был первым мужем ее мамы. Убили его калмыковцы в гражданскую, осталась Мария Тимофеевна вдовой с двумя детьми. Через два года, после долгих уговоров, вышла замуж за Михаила Замышляева и не пожалела – брак их оказался прочным.

— Я родилась в 1921 году, как раз в наших краях Гражданская война шла. Но ее я не помню, зато отложилось в памяти, как через речку Тунгуску по заливу к Набережной приплывали пароходы «Люксембург» и «Брянск» с большими колесами, привозили разные товары. А на берегу стоял магазин и там всегда было людно. Ассортимент в магазине был небольшой — только самое необходимое для сельчан – соль, мыло, мануфактура. Поэтому люди всегда с нетерпением ждали приезжих купцов.

Школа в то время находилась на берегу залива. Это было самое первое «заведение», куда приходили не только дети, но и взрослые. Я была активисткой, вокруг себя сплотила девчонок из шестого класса — Машу Семенчук, Зину Соколовскую, Надю Цыпаеву, Валю Коровкину и других — всего 12 человек. Мы устраивали концерты на лесозаводе, на всех праздниках пели песни и читали наизусть стихи Пушкина, Лермонтова, басни Крылова. Нас, юных артистов, все принимали с радостью. А потом, когда приехала в 1933 году семья Поплавко, у нас появилась живая музыка, мы их пригласили в свою артбригаду. Миша и Ваня играли на гармошке, потом у них появился баян. Семья Наволочкиных выделила под концерты часть усадьбы – большую поляну.

А еще мы, школьники, ходили в парк, трудились там все свободное время. Заводчане сделали скамейки и танцплощадку. Представляете нашу радость? Потом в районе средней школы № 2 построили клуб, разбили площадь, сделали рынок. Там же была трибуна, где проходили сходы, собрания.

Все это было до войны. Помню поджог нашей школы, потом всем поселком строили новую, которой уже 70  лет. Коля Наволочкин после окончания десятого класса немножко поработал здесь лаборантом. Николаевку я люблю, потому что здесь моя жизнь, моя судьба, здесь родились мои дети — Витя и Олег. А Ваня надел здесь погоны на всю жизнь.

Замолчала Валентина Михайловна на этой фразе — о Ване своем не может говорить спокойно, волнуется.

— У нас уже двое детей родилось, а свидетельства о браке все не было, — продолжила она, вздохнув. — Зарегистрировались мы только в 1944 году. Никакой, конечно, свадьбы. Потом война началась. Ваня тогда служил на границе, в селе Бабстово. И я туда уехала. Занималась огородом, растила детей. Богатства особого не было, разве что стеганое одеяло да подушки. Обручальными кольцами обзавелись намного позже.

В 1945-м  Ваня ушел воевать с японцами, привез он еще одну Красную Звезду, медали.  Я его костюм  с наградами до сих пор храню.

Офицерская жизнь — сплошные переезды. В 1953 году перебрались они в Хабаровск. Там  Иван Трофимович Поплавко служил в штабе Краснознаменного Дальневосточного военного округа, а потом его перевели в  Центральный район — военным комиссаром. Работали, детей растили — учили, а годы бежали один за другим.

Радость и горе всегда рядом живут. Сколько было радости, когда у сына Виктора родилась дочка Юля, их первая  внучка. Вот фото, где бабушка держит ее на руках. Семья была хорошая у сына, но в один миг все оборвалось — вот уже 30 лет, как он ушел из жизни. Горе матери безмерно — очень трудно хоронить своих детей.

— Но рядом  со мной был мой любящий и любимый муж, от которого мы никогда не слышали ни одного грубого слова. Он вообще никогда не повышал голос, а был очень сдержанным, веселым и спокойным. Мы всегда друг другу во всем уступали. В этом, может, и был секрет нашего семейного долголетия, — поделилась Валентина Михайловна. – Но главное – мы любили друг друга.

Олежка, младший сын, окончил железнодорожный институт с отличием, работал там же на кафедре, потом  в Магадане, а сейчас уже на пенсии.

— Сын и его семья меня опекают, ведь отца мы похоронили в январе 1993 года. Трудно, очень трудно было, если б не поддержка близких… Юля, внучка, постоянно со мной. Нет дня, чтоб она не пришла, не позвонила.

На праздники, дни рождения, когда был жив глава семьи, все собирались вместе в родительском доме.  Эта традиция не нарушается и сейчас.

Давно доказано, что  для  внутреннего душевного спокойствия пожилым людям очень важны хорошие отношения с близкими. Я заметила, что если семья дружная, то и старики там живут долго.

В этом году Валентина Михайловна отметила 88-й день рождения. Но в душе она ощущает себя лет на тридцать моложе.

— Мне только двенадцать лет… — на полном серьезе говорит она и с улыбкой добавляет, — до ста не хватает.

Лилия Барбышева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *