Любовь — она женского рода

Любовь — она женского рода

Василия Кравцова

Людмила Винникова: «Если двух людей связывают общие радости и печали, трудности и победы, боль и счастье — не так-то просто оборвать эту нить. Наверное, поэтому мы уже 35 лет вместе»

В понедельник, 14 февраля, мы отметили День святого Валентина – праздник всех влюблённых. Многими он воспринимается исключительно как «дело молодых»: сердечки-валентинки в конвертах и на коробках конфет, СМС-сообщения в стихах девочке, которой страшно признаться в чувствах…

Но есть ли место любви в долгом, крепком браке? И как же быть с известным утверждением: «любви все возрасты покорны»? В том, что это действительно так, мы убедились, поговорив на вечную тему с супругой губернатора Еврейской области, больше известной биробиджанцам как преподаватель английского языка в ДВГСГА, Людмилой Винниковой.

— Людмила Борисовна, мы встречаемся с вами накануне Дня святого Валентина, который известен как День всех влюблённых. И первый вопрос, конечно, о любви. Что она значит в вашей жизни, в вашей семье?

— Сложно рассуждать на эту тему, и мне было трудно согласиться на это интервью: не люблю говорить публично о личном. Но я согласилась, потому что считаю, в нашей с Александром Ароновичем жизни не было такого, чего нужно стыдиться. И вообще, Валентинов день – это наш профессиональный праздник, учителей иностранного языка.

— Не понял…

— Мы начинаем говорить о Дне святого Валентина со школьниками, студентами в рамках изучения языка и культуры других стран. Конечно, молодых людей тема любви, знаков её выражения не оставляет равнодушными, и узнанное они несут в круг сверстников, домой.

В результате в России этот праздник стал более универсальным. У нас с ним поздравляют всех – невест, друзей и подруг, мам, пап. Всех, кого любят. Он стал не просто Днём влюблённых, а праздником всех любящих, всей семьи.

И тут мне хотелось бы провести грань между влюблённостью и любовью – это разные вещи. Влюблённость — это страстное, но более поверхностное и кратковременное чувство, которое может перерасти в любовь, а может просто растаять, оставив какое-то светлое воспоминание.

Что любовь значит в моей жизни? Наверное, всё, что у меня есть. Это и есть сама жизнь, которая тоже начинается от любви.

— Вы с Александром Ароновичем поженились рано, ещё в студенческие годы. Не могли бы рассказать, как нашли свою любовь и, главное, как узнали, что это она?

— Мы жили в одном общежитии Хабаровского педагогического института, и даже двери комнат в секции были напротив, а я не замечала этого парня целый год! Он же, как потом выяснилось, всё-таки меня заметил.

А потом случилась простая житейская ситуация: Александр пришёл помочь соседкам прибить вешалку. Спокойный, выдержанный, терпеливый, умеющий общаться, очень самостоятельный и всё умеющий делать сам. Тогда почувствовала его надёжность и силу.

— “Протянул свою руку и в сердце вселил…”, — как сказано в Песне песней. А как же понять любовь – не любовь?

— Наверное, когда у вас появляется желание вместе быть, разговаривать, чем-то делиться, вместе смотреть на мир и жить в нём с радостями, с неприятностями… Я тут ничего нового не открою.

Да, на днях прочла в одной книге такое определение любви: «Ангелы считают, что это божественная отрада, черти — что это адские муки, а люди думают, что это любовь».

— Вы с мужем оба по образованию педагоги. Говорят, нет ничего сложнее взаимоотношений супругов-коллег: они могут и чисто по-семейному поспорить, и в профессиональных взглядах не сойтись. А в вашем случае это оказалось верно или, наоборот, объединяло?

— Отчасти верно, потому что в любом случае не может всё идти исключительно ровно и гладко. Конечно, в любой семье есть время трудностей, взаимной притирки, необходимо время для понимания. Иногда это увязывается и с бытовой жизнью, житейскими проблемами. Но не думаю, что это у нас носило когда-либо антагонистический характер. Тут важно взаимное желание уладить ситуацию, понять друг друга.

— У меня тут такая мысль мелькнула. Ваш супруг в вузе изучал русскую литературу с её традициями и примерами любви, а вы – иностранную, западную. То есть учились на довольно различных примерах, если они, конечно, имели для вас важное значение. Это не мешало вам выстраивать собственные отношения?

— Но учили-то нас наши, отечественные преподаватели! И, очевидно, они сумели дать всему верную трактовку: у нас было много общего. Главное, как воспитаны оба супруга, что почитают за ценности, какие ценности вынесли из своей родительской семьи.

— А какими были ваши родители? Чему научили?

— Мой папа Борис Степанович был пограничником, командиром заставы, постоянно на службе. Он был строгий родитель и хотел нас видеть сильными характером и самостоятельными. И поскольку мальчиков в семье не было, учил нас – девчонок (меня и сестру) — рубить дрова, ремонтировать утюги… Я всё это умела делать. Мама Нина Ивановна была всегда рядом. Маленькая, но сильная, терпеливая женщина. На её 80-летие прошлым летом мы все собрались в Санкт-Петербурге, где она живёт.

У мужа были замечательные родители.

Мама Мария Исаевна работала фельдшером-акушеркой. Сколько жизней приняла в свои руки и выпустила в этот мир! Была доброй, бескорыстной и в чём-то даже самоотверженной. Отец мужа Арон Павлович прошёл всю Великую Отечественную, служил в разведроте. Что такое по характеру фронтовой разведчик – всё понятно: сильный, даже суровый, категоричный. Много делал своими руками в доме, в мастерской, во всём любил ясность и порядок, но был добрым и души не чаял во внуках.

Александр Аронович многому у него научился, и эти черты в нём мне хорошо видны.

— А какие свои черты в ваших детях, внуках вы подмечаете?

— Наши дети, надеюсь, взяли от нас всё хорошее. Дочь Мария, названная именем бабушки, жизнерадостная, общительная, жизнелюбивая, добрая, любит людям помогать, как и бабушка. Сын Даниил, как и дед, самостоятельный, ответственный, также любит порядок во всём. О внуках судить, наверное, рано: как все дети — живые, непоседливые, в меру упрямые. Но им есть с кого брать пример.

— Вы добились немалых успехов в вашей профессии, супруг – в политике. Часто ли приходилось на этом пути поступаться интересами семьи, личными планами?

— Конечно, у мужа очень ответственная работа. И мне тоже приходилось занимать ответственные должности. Их исполнение накладывает отпечаток на организацию семейной жизни, в чём-то её ограничивает: не хватает совместных часов по вечерам, времени для поездки на дачу, порой даже некогда чем-то заняться дома по хозяйству, вместе к внукам съездить.

Нам не приходится организовывать разлуки, которые освежают чувства, они и так случаются. Но отпуска свои последние лет 20 умудряемся проводить вместе. Пока получается.

— В романтических поездках?

— Самой романтической поездкой была поездка три года назад… в Хабаровск. Александр Аронович провёл меня по улицам, где мы когда-то гуляли, привёл к общежитию, где мы жили студентами и познакомились. Я была очень тронута этим.

— Когда Александр Аронович стал губернатором, забот у него ещё прибавилось, а личного времени убыло. А женщине нужно крепкое плечо, тёплая рука. Тяжело быть женой губернатора?

— Быть женой человека, который находится на ответственной работе, вообще нелегко. Разве легко быть женой военного, милиционера, моряка, рабочего-вахтовика? Я всё-таки дочь пограничника, дочь жены пограничника. Мне было у кого учиться терпению.

Есть и другая сторона дела. Мы – родные Александра Ароновича – тоже ощущаем на себе груз моральной ответственности. Я, как жена первого лица области, должна более требовательно к себе относиться: к тому, что я говорю, что делаю. На это люди обращают внимание.

— Вы так уважительно и деликатно говорите всё время о своём супруге, о его деловых и личных качествах, о его значении в семье. Вы можете сказать, что ваш супруг – ваш герой?

— Герой, наверное, не то определение. Это тот человек, с которым хочется быть рядом, разговаривать, смотреть на него, держать его руку. Это просто мой мужчина.

— А любовь – всё-таки чувство женское или мужское?

— Любовь – она, женского рода. Но какой настоящий мужчина от неё откажется? Если двух людей связывает прочная эмоциональная нить: общие радости и печали, общие трудности и победы, общая боль и счастье — не так-то просто её оборвать. Наверное, поэтому мы вместе уже 35 лет.

Досье

Праздники Любви известны ещё со времен древних языческих культур

Римляне в середине февраля праздновали фестиваль эротизма, называемый Луперкалии, в Греции был праздник богини любви Афродиты. Были подобные праздники в Вавилонии, Египте, да, пожалуй, везде, где люди знали слово “любовь”. Славянские народы тоже не оставались в стороне от мировых тенденций, проводя праздники в честь богини любви и семейного счастья Лады. Жаль, что Лада стала редким женским именем…
Но потом церковь узрела в любовных праздниках лишь разврат и отклонение от нового официального культа. Средние века были временем дам сердца, во имя которых сражались рыцари, но выйти замуж по любви было большой редкостью. Папаши замужеством дочерей решали политические и материальные вопросы, а рыцари внезапно переставали верить в непорочность своих жён, надевая им пояса верности перед походом на войну.
В пику столь мрачным обстоятельствам тогда же в Европе родилась легенда о добром покровителе всех влюбленных — святом Валентине, который помогал молодым заключить желанный брак на законном основании. Историчность святого, честно говоря, находится под вопросом, но, как говорится, если бы святого Валентина не было — его стоило выдумать!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *