Люди Харбина

Люди Харбина

автора

Когда говоришь о Харбине, трудно избежать соблазна и не воспользоваться известным определением из любимого советского кино — «город контрастов»…

Контрасты здесь яркие, очевидные, умиляющие, приводящие в недоумение и несколько шокирующие одновременно. Уже центральная улица  (которую, конечно же, называют Арбатом) сразу объясняет туристу, куда он попал. Здесь яркие китайские вывески соседствуют со сдержанной петербуржской архитектурой прошлого века, а прямо за огромным торговым центром, сияющим неоном и брендами, обнаруживается тихая, с духом заброшенности, улица. Тут пенсионерки сидят на диване, непонятно откуда взявшемся, крепкие мужчины отдыхают прямо на асфальте, подложив под головы куртки, а дети, сидя на ступеньках маленькой лавчонки, едят кукурузу грязными руками. Совершенно иной менталитет, иное отношение к жизни, проникнуть в которое человеку другой культуры очень сложно. Это удивительное умение — быть довольным тем, что имеешь.

Харбинский день начинается очень рано — уже в четыре утра из окна можно наблюдать за каждодневной суетой:  на улицах появляются дворники, торговцы фруктами и первые автомобилисты. К восьми город уже вовсю живет: присев куда угодно, горожане, почти все поголовно, с увлечением читают газеты, работники разных учреждений в форме делают зарядку под бодрую музыку, а потом проходят каждодневный инструктаж — муштруют швейцаров, продавцов, банкиров… Заканчивается китайский день тоже рано, в семь вечера город стремительно накрывают сумерки, зажигаются фонари, и харбинцы собираются на набережной Сунгари, сидят на парапете, смотрят на закат. А на площадях танцуют люди: дуэты формируются спонтанно, кавалеры приглашают дам, а оставшиеся без партнеров выводят па со своими подругами. Несколько десятков танцующих людей — для местной культуры явление не уникальное, но на заезжего обывателя оно, конечно, производит впечатление.

Здесь много, очень много туристов — причем китайских,  из самых разных провинций, а не только наших, для которых Харбин — город близкий и по расстоянию, и по духу. Часто замечают, что Харбин для китайцев — нечто вроде российского Калининграда: место привычное и необычное одновременно, балансирующее на границе двух культур.

Харбин — город, построенный русскими в конце девятнадцатого века  и ими же населенный — уже в начале двадцатого, после революции. Тут собиралась интеллигенция и проводились торжественные вечера, сюда белые офицеры привозили французские духи и прочий салонный шик. Сегодня в этом городе с удовольствием  рассказывают о доме, в котором когда-то жил оперный певец Федор Шаляпин, кормят борщом и окрошкой в аутентичном ресторане и с легкостью поют «Катюшу».

Харбинские прогулки — путешествие по удивительной реальности: от Софийского собора с привычными куполами можно направиться к буддийскому храму, а выходя из магазина шелка — увидеть на стене пузатую матрешку. Странный город — тот, от которого быстро устаешь, и тот, в который почему-то обязательно хочется вернуться. Свой и чужой.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *