«Маленькая помощь порою дорогого стоит»

«Маленькая помощь  порою дорогого стоит»

Фото из архива Александры БОНДАРЧУК

Некоторые люди каждый день видят, из кого и как растут будущие руководители города, области, а может, и страны. И помогают им продвинуться к успеху.

— Александра, Вы достаточно давно занимаетесь волонтерским движением. Как случилось, что выбрали это направление для своей основной работы?

— Волонтерской деятельностью я занимаюсь почти восемь лет. Изначально и не думала, что это займет особое место в моей жизни. На тот момент я училось в колледже. Однажды друзья предложили: «Пойдем поучаствуем»… Потихоньку начала сама организовывать и проводить  некоторые мероприятия. Стало получаться. И вот как представитель области еще с одним добровольцем мы поехали во всероссийский молодежный лагерь «Байкал-2020». Когда вернулись и эмоционально рассказали друзьям об очень ярком событии, Наталья Геннадьевна Шаталова предложила мне вплотную заняться этой деятельностью. Так я очутилась в молодежном центре, и мое хобби плавно перетекло в работу.

Естественно, когда ты занимаешься любимым делом, возникают эмоции, фонтанируют идеи, ты вдохновляешься примерами других ребят. Одним словом — горишь! Так вот и  работаю.

— Волонтером может стать любой человек, вне зависимости от возраста?

— В нашем центре волонтеры начиная с учеников младших классов и заканчивая людьми, которые относятся к «серебряному волонтерству». Со всеми нужно найти контакт. По образованию я юрист, а сейчас второе образование получаю — педагогическое, оно необходимо при такой работе.

— А что такое «серебряный волонтер»?

— Люди, кому уже немножко за …цать, когда виски начинают покрываться серебром. Люди старшего поколения тоже хотят помогать другим, творить добро и участвуют во многих мероприятиях самым активным образом.

— Что считаете самым важным в своей деятельности. Ради чего люди приходят в волонтерское движение? Куда направляют свое внимание?

— По большему счету людьми, которые приходят в волонтеры, движет активная позиция или потребность добра, что они  и делают. Молодые ребята порой приходят оттого, что кому-то… нечего делать, за компанию. Вот как у меня получилось… Были случаи, когда люди сами просились, чтоб им звонили и приглашали на мероприятия, связанные с волонтерством. Также у нас есть по областям корпуса, к нам обращаются люди из других регионов,  пишут.

— А бывало у Вас такое в практике, что сначала пришел сам ребенок в волонтерское движение, а следом приобщились и его родители?

— Бывали и такие случаи, и это всегда радостно, когда ребенок сумел, как говорится, заразить родителей своим делом.

Вот самое простое. Ребенок Давид Арутюнян участвовал в волонтерских движениях, играл в КВН, часто находился у нас в молодежном центре. Заинтересовавшись, что его там привлекает, родители волей-неволей начали тоже приходить сюда. И вскоре всей семьей участвовали в областных мероприятиях. Теперь мама Давида  Светлана Анатольевна  стала сотрудником нашего центра!  У них общий интерес, и ведь это еще больше сближает ребенка с родителями. Он видит, его поддерживают, понимают и самое главное — одобряют его выбор. Вот так бывает в жизни.

— В европейских странах  очень развито волонтерство, и ему придают большое значение. Есть ли у вас обмен опытом с коллегами из других стран?

— У нас есть кружок дополнительного образования «Благодарю», где мы проходим курс зарубежных практик. В этом году мы вступили в Ассоциацию волонтерских движений России, где изучаем опыт других регионов, иногда и выезжаем туда.

До аналогичного обмена с другими странами нам еще нужно дорасти, но, я думаю, это не заставит себя ждать. У нас был опыт, когда приезжали из-за границы волонтеры (это была одна из еврейских организаций). Я была тогда еще студенткой. И вот они (зарубежные волонтеры) сами нашли нас, узнав, что у нас есть собственное добровольческое движение, и, списавшись с нашим руководством, приехали в ЕАО познакомиться с нашей деятельностью.

Масштабного международного взаимодействия еще у нас  нет, но по крупицам все зарождается. У нас достаточно маленькая область, и сравнивать ее с огромными регионами не стоит, но мы стараемся не отставать в организации своих дел.

Да, у нас небольшая область. Но, на мой взгляд, активность добровольческого движения достаточна высока.

— По области у нас 53 волонтерских корпуса насчитывается — это маленькие частички нашей организации, которые находятся на базе школ и техникумов, библиотек, домов культуры, нашего вуза. Главное, чтобы везде были инициативные люди, готовые нас поддержать. И нам не важно, где ты живешь — в городе или селе: мы готовы помочь советом, по возможности — делом. Главное — это начать свою работу.

Начиная с 2018 года мы проводим региональную Школу гражданской активности. Это выездные образовательные курсы, в рамках которых мы проводим обучение своих потенциальных сторонников: рассказываем о нашем движении, о том, как вообще создать волонтерский корпус, о том, как его зарегистрировать в единой информационной системе «Доброволец России».

— Бывают, наверное, иногда  случаи, когда у волонтера гаснет энтузиазм. Как Вы поддерживаете огонь в сердцах своих помощников?

— Если это ребята школьного возраста и студенты, то я с ними пытаюсь поговорить по душам. Возможно, мероприятие, в котором они принимали участие, не вызвало интереса, не дало раскрыться ребятам до конца. Бывали такие случаи, когда требовался новый поворот — на все 360 градусов! И ребята начинали с нуля… А бывали случаи, что ребята делали другой — более простой — выбор и уходили. Это тоже случается, как в любой организации.  Процент подобных «плюсов» и «минусов» примерно одинаков, но всегда несколько больше ребят, которые остаются.

— А какие факторы Вы не можете преодолеть?

— У нас есть один большой минус: ребята, которые закончили одиннадцать классов или техникум, в большинстве своем уезжают из нашего региона. Миграция среди молодых — трудовая или учебная — весьма значительна на Дальнем Востоке. При этом (я знаю случаи)  ребята продолжают заниматься добровольчеством, учась в вузах других регионов России. Я знаю тех, которые уехали в Петербург, Владивосток, Хабаровск и далее ведут свои волонтерские книжки. Кстати, по ним мы можем отследить мероприятия российского масштаба. А раньше некоторые ребята имели по две-три книжки, заполненные записями об участии в добрых делах, до такой степени они были активные.

— Как-то слышала выражение, что волонтерские проекты — это хорошая инвестиция в  будущее области. Вы как считаете?

— Да, я так думаю: ребята, которые участвуют в этих проектах, — это   наше будущее. Может, это даже и будущие наши руководители высокого ранга. Поэтому нужно их взращивать потихонечку, тем самым способствуя их росту, чтобы они раньше могли себя проявить с разных сторон.

Есть случаи, когда школьники возглавляют волонтерские корпуса своей школы. У нас есть мальчик  — Политыко  Алексей — в поселке Теплоозерске (он сейчас перешел в одиннадцатый класс), который уже на протяжении трех лет самостоятельно занимается волонтерским движением. Он сам организует своих сверстников и даже людей старшего поколения в своем поселке! Ему необходима помощь — мы ему помогаем, подсказываем. Ему достаточно сложно, но он старается.

Инициативных ребят много. В будущем, как правило, это  успешные люди, которые рано приобретают определенные лидерские и коммуникативные  навыки, нарабатывают связи.

Буквально недавно прошел областной конкурс «Волонтерское лето-2018», и лично мне безумно  понравился простой проект села Благословенное.  Ребята занимались маленькой помощью для своей школы: посадили большой школьный огород, собрали с него урожай и заготовили на зиму овощи и фрукты-ягоды. Наварили и насолили это все для школы! А еще разбили у школы клумбы с цветами, поправили забор… Это маленькая и посильная помощь, но это действительно дорогого стоит, когда инициаторами являются сами дети.


Беседовала Лилиана КАРАСЁВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двенадцать + три =