Мандат юного художника

Мандат юного художника - Д.Г. Алексейцев в мастерской

Ефима Вепринского

Д.Г. Алексейцев в мастерской

Он позволял нам рисовать в цехах заводов и фабрик

Это сейчас, по прошествии времени, я пытаюсь понять, почему наш учитель Дмитрий Григорьевич Алексейцев придумал такое название, чем он руководствовался при его выборе. А тогда, полвека тому назад, мандат ассоциировался у меня с кинофильмом «Ленин в октябре», который крутили бесплатно на избирательном участке в заводском клубе во время выборов. Там был сюжет, когда депутаты съезда предъявляли свои мандаты вооруженному матросу, стоящему у входа, а он их лихо накалывал на штык трехлинейки, то есть винтовки. Но это был депутатский мандат, хотя суть остается та же. Наш документ являлся пропуском на предприятия города и области. Цель была такова — сбор материалов для композиций, то есть картин. Он давал нам право рисовать сюжеты из жизни заводов и фабрик нашей области. Я долгие годы хранил его, но со временем, при неясных мне обстоятельствах, потерял. Это был документ размером больше паспорта. Представлял он собой двухстороннюю обложку из твердого, обклеенного переплетной бумагой картона. На лицевой стороне обложки было написано тисненными буквами «Мандат юного художника». Внутри текст примерно такого содержания: «Мандат выдан юному художнику изокружка дома пионеров и школьников г.Биробиджана, ЕАО», далее фамилия, имя, в том, что ему (ей) разрешается посещать все предприятия г.Биробиджана и ЕАО с целью сбора материалов… Подпись завоблоно. Стояла также гербовая печать.

Опыта у нас было немного и мы попросту без учителя стеснялись рисовать на людях. У меня был такой опыт: я отправился на завод ДСМ, где в кузнечном цеху работал мой отец. По этому документу я прошел без проблем. Помню, как меня захватила картина у горячей печи. Рабочий ловко выхватывал из нее раскаленные болванки огромными щипцами и отправлял их на пресс для дальнейшей рихтовки. Я нарисовал несколько набросков, а затем Дмитрий Григорьевич посоветовал мне сделать цветную линогравюру. Мне до сих пор помнится ее сюжет: рабочий тянет горячую болванку к пресс-молоту. Конечно, фигура была по-детски смешна, если не сказать корява. Но Дмитрий Григорьевич отправил ее с другими работами на выставку детского творчества в ГДР, где она имела успех.

Прошло более двадцати лет. Наш учитель сам стал членом жюри международной детской выставки в ГДР. Вернувшись из поездки, он рассказал мне такую историю. Во время посещения одной из школ в Германии, он увидел мою детскую работу, того самого рабочего, тянущего горячую болванку. Она украшала одну из стен.

Дмитрий Григорьевич обладал особым чутьем и пониманием детского творчества. Умел помочь и направить своих учеников в нужном направлении, добиваясь хороших результатов. Об этом известно тем, кто у него учился или был знаком с его педагогической деятельностью.


Леонид МИНДЛИН, Берлин, Германия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *