Мария Янина: «Жизнь моих учеников счастливо сложилась»

Мария Янина: «Жизнь  моих учеников счастливо сложилась»

Фото автора

Я вошла в класс, а Мария Тимофеевна в белой блузочке сидела за последней партой и проверяла тетрадки. Именно так, как в детстве, я видела свою учительницу

ОТОРВАВ ВЗГЛЯД ОТ ТЕТРАДОК, ОНА ВСТРЕТИЛА МЕНЯ ТАКОЙ РАДУШНОЙ УЛЫБКОЙ! Я ПОЙМАЛА СЕБЯ НА МЫСЛИ, ЧТО ХОТЕЛА БЫ УЧИТЬСЯ В КЛАССЕ ИМЕННО У ТАКОГО УЧИТЕЛЯ. А ВЕДЬ ЭТОМУ ПЕДАГОГУ «НА БОЕВОМ ПОСТУ» УЖЕ ДЕВЯТЫЙ ДЕСЯТОК ЛЕТ! УНИКАЛЬНЫЙ СЛУЧАЙ!

Мария Тимофеевна окончила Биробиджанское педагогическое училище в далеком 1954 году и по распределению попала аж на Камчатку! Каково это было уехать молодой девчонке так далеко от дома! Об этом я и спросила у своей собеседницы первым делом.

— Так почти все тогда уезжали по распределению, куда Родина пошлет, где представитель твоей профессии нужнее. Везде люди живут, – просто отвечает учительница, не видя в этом ничего необычного. – Проработала там в школе три года, вышла замуж и родила первого сына. И вот уже более 80 лет живу в любимом городе.

Я с 1937 года в Биробиджане. Мои родители приехали сюда с Алтая в товарном вагоне. Уехали от греха, когда начались гонения в Сибири. А ведь отец там был председателем колхоза. Я видела старый Биробиджан, видела приподнятые мостки из брёвнышек, которые мы гордо называли тротуары. А кругом вода, и по этим мосткам мы ходили в школу. Я видела деревянный Биробиджан, вижу новый город. Я видела ту жизнь еще и вижу современную. Мне есть с чем сравнивать. Отработала в первой школе восемнадцать лет, также работала в пятой и девятой школах. И знаете, я – счастлива.

А легко ли маме-учительнице было обучать своих детей?

— У меня двое сыновей. Конечно, я с ними занималась. Но если вдруг меня дома не было и в чем-то сложном помочь было некому, то они писали мне записки и отчитывались, с чем не справились. Пока ребята учились, я старалась работать с ними в одну смену, и они были под присмотром. Учились, впрочем, хорошо, оба получили высшее образование. Очень хорошие дети выросли.

— Вот Вам уже за 80, а Вы все трудитесь в школе. Вы что же, и не думали за это время о выходе на пенсию, о покое?

— Я вышла на пенсию в 55 лет, думала – не стану больше работать. Занималась домом. Спустя 20 лет увидела по телевизору строчку, что школе №7 требуется учитель начальных классов. А в то время у меня было очень тяжелое положение, я осталась одна. И решила попробовать снова вернуться в школу. И вот уже семь лет работаю,  сделала два выпуска.

— Но, наверное, можно было найти место и потише, чем школа. Ведь в таком почтенном возрасте учителю нужно перестраиваться под современные, меняющиеся, требования работы, – пытаюсь разговорить мою собеседницу.

— Я очень сильно люблю детей. И, по-моему, дети всегда отвечали мне взаимностью, – следует простой ответ на мой сложный вопрос. – Даже сейчас прошлый мой выпуск меня навещает. Прибегают ребятишки после уроков, говорят, что скучают без меня, просятся посидеть на моем уроке. И мне кажется, если я брошу работу, то жизнь моя остановится.

Вы знаете, выпущенные мною дети пишут мне письма, полные любви, выражают благодарность за открытие мира, которое связывают со мной. Если любой такой конверт вскрыть, то там такие откровения! Как их можно за это не любить? И каждый раз я думаю: вот это последний мой год преподавания. А потом еще годик…

Интересуюсь у Марии Тимофеевны, отличается ли советский учитель от нынешнего? Когда в школе сложнее или, наоборот, проще было ей работать?

— Сейчас у нас совсем другая жизнь: и возможности, и дети. Раньше, например, учитель своими руками делал многие наглядные пособия: плакаты, таблицы, карточки. Сейчас у ребят под рукой много гаджетов, с помощью которых легко и быстро находится любая информация, дети овладевают компьютером быстрее своих родителей и, признаюсь, учителей. И мне очень помогают молодые коллеги, которые работают рядом. Раньше, наоборот, старшие педагоги помогали молодым. Большая перемена!

Но, конечно, когда я была молодая, у меня сил было больше. Детей в классе было до 45 человек, и ничего, справлялась! Сейчас классы по 25 человек. Вроде бы учителю должно быть легче. Но детки другие. Они должны быть всегда заняты интересными делами, с ними нужно постоянно проводить конкурсы, олимпиады, соревнования. Бороться за их внимание, когда предметов для отвлечения более чем достаточно, нелегко…

В ходе беседы мы с Марией Тимофеевной погружаемся в новую тему, актуальную для педагогов – и молодых, и тех, кто захватил период и советской школы, и современной.

В советское время дети ходили по библиотекам, в читальные залы, много читали. У них не было такого потока информации, как сейчас. Сегодня дети очень мало читают. Иногда компьютеры в их домах стоят… вместо книг, а ноутбук у каждого свой и куча телефонов с множеством функций.

— Кстати, в классе ребята тоже стараются в телефон заглянуть. И рассуждают: зачем знать таблицу умножения, если они могут на калькуляторе найти ответ? Им в голову не приходит, что это, по сути, списывание, за которое отнюдь не поощряют в школе, тем более на ЕГЭ! Я стараюсь на уроках уходить от всего электронного, если то без необходимости, – поясняет Мария Тимофеевна такой «консерватизм». И подкрепляет мысль другим примером:

— Когда ребенок не читает, у него скудный словарный запас. Такие ребята плохо пишут сочинения. А ведь они опять есть в экзаменах старших классов! Но если привычка читать не сложилась в детстве, нельзя будет упущенное срочно догнать перед экзаменом. Я сама приношу в класс книги для дополнительного чтения, завела дневники наблюдения и читательские дневники. Прочитал ребенок рассказ, басню, сказку и в этом дневнике… рисует, показывая свое отношение к прочитанному.

Или, например, прочитала что-то классу и говорю: «Теперь в дневнике напишите свой отзыв: что вам понравилось в этом произведении? Несколько строчек – не надо много». И такие замечательные дневники получаются у многих детей! Я их хвалю за интересные мнения, и им очень нравится. К тому же ребята получают оценки за дополнительное чтение. Это все стимулирует их, – делится профессиональным секретом опытный учитель.

Методикой учителя Яниной заинтересовались коллеги. В том числе молодые учителя. И попросили Марию Тимофеевну: «Дайте нам хоть один-два дневника для образца, и мы тоже такие заведем».

— Профессия учителя никогда легкой не была и такой быть не может, – говорит моя собеседница. – По моему мнению, сейчас намного труднее. Может, поэтому молодых учителей не много. Может быть, поэтому востребованы такие, как я?

— А есть на Вашей памяти случаи, когда благодаря Вам ученики становились, как и Вы, учителями? – спрашиваю Марию Тимофеевну.

— У нас время от времени проводят анкетирование учеников на тему «Кем бы ты хотел стать?». В прошлом моем выпуске четвертого класса восемь человек написали, что они хотят быть «учителем, как Мария Тимофеевна».

Уточняю у учительницы:

— Раз, «как Мария Тимофеевна», значит, это все девочки писали?

— В основном девочки, – слышу в ответ. – А по поводу того, кто уже стал учителем… Есть и такие! Ирина Бабанакова (Молчанова – девичья фамилия) в школе №1 ведет математику. Екатерина Гильбурд (девичья фамилия Большан) – учитель иностранного языка… Наверное, не обо всех я знаю. Хочется верить, что жизнь у моих учеников счастливо сложилась.

Кстати, умудренная опытом учительница в процессе обучения ребенка в школе считает самым важным, чувствуют ли дети равнодушие учителя к ним или любовь, видят ли в нем своего защитника. А всякие модные методики, технические ухищрения на уроке сами по себе интереса к учебе и доверия к наставнику не создадут.

— Если кто-то обидел в школе ребенка – он должен найти поддержку в лице своего учителя. Тогда дети сразу прикипают душой к тебе, – убеждает педагог-ветеран. И говорит с сожалением:

– В основном родители все работают, общения с детьми в семьях у взрослых мало, дети по большому счету предоставлены сами себе, и у ребят создается дефицит внимания. И если им еще и в школе не уделить достаточно внимания – они почувствуют самое страшное: взрослый мир к ним равнодушен.

Мария Тимофеевна вновь любовно берет письма своих бывших учеников. Читает из них выдержки вслух:

«Дорогая Мария Тимофеевна, я не хочу с Вами расставаться. Вы самый лучший учитель на свете!»

Вот еще одно признание:

«Дорогая Мария Тимофеевна! Благодаря Вам я начала хорошо учиться. А ведь помните, во втором классе я, бывало, не делала домашнее задание, не понимала некоторых предметов. И я приняла решение, что буду стараться. Посмотрев в Ваши глаза, я увидела там поддержку и веру в меня. А в улыбке – искренность. А когда на Ваших глазах были слезы, нам – всему
4 «В» –хотелось плакать вместе с Вами. Или улыбаться и смеяться, когда Вы смеетесь».

«Вы помогли не только мне, но и всему 4 классу. Вы поменяли порядок в нашем классе, и дисциплина улучшилась. Если про А.С. Пушкина говорят, что он солнце русской поэзии, то Вы – великое солнце русской учебы».

«С таким багажом знаний, который мы получили от Вас, совсем не страшно вступать во взрослую жизнь, начало которой называется пятый класс».

Мария Тимофеевна негромко, но отчетливо, по-учительски, зачитывает мне эти строки, а мне остается только отмечать, насколько грамотна у вчерашних четвероклашек речь, как ясно выражены мысли, как эти мысли по-взрослому глубоки и по-детски трогательны.

А учитель все о своем, профессиональном:

— Видите, как они пишут? Без ошибок, очень аккуратно. Письма эти мне ученики передали, когда мы прощались с 4 классом, с начальной школой. Выпустила я тот четвертый класс и решила, что теперь-то буду уже дома — мне ведь 83 года уже! А директор нашей школы Валентина Алексеевна Городилова говорит: «Возьмите, пожалуйста, 4 класс. Задержитесь еще на годик». И когда дети узнали, что я снова вернулась в школу, они так были счастливы!

— А Вы что подумали об этом?

— А я ни разу не пожалела о выборе профессии…


Беседовала Лилиана КАРАСЁВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

18 − четыре =