«МАЯК» готов засветиться снова, но…

«МАЯК» готов засветиться снова, но…

Олег Черномаз

Известной даже младенцам аббревиатурой бомж (человек без определенного места жительства)  называют представителей той части населения, на которую давно махнули рукой, опустили на самое дно общества и стараются просто не замечать и обходить стороной.

По неофициальным данным, в России около 4,5 миллиона бездомных граждан, то есть бомжей. Подавляющее большинство из них – мужчины. И в основном самого продуктивного возраста – от 20 до 40 лет. То есть, это те люди, которые могут приносить реальную пользу обществу — работать, рожать и воспитывать детей.

Мы  видим их каждый день — на вокзале, на улице,  на остановках, рынках, рядом с магазинами. Чаще всего отворачиваемся, стараемся пройти мимо. Нам не нравится их  образ жизни, то, что они нигде не работают, пьют, подворовывают, кормятся из мусорных баков, сдают бутылки  и спят на трубах теплотрасс, укрывшись чем придется. Мы отдергиваем руку от этих людей, вместо того чтобы протянуть ее для помощи.

Впрочем, есть и счастливые исключения.

Пастор Церквей евангельских христиан-баптистов из села Найфельда Александр Чеканов – один из тех, кто считает своим долгом протянуть руку бездомным.  Этот человек делает огромную работу – помогает людям, которые оказались на улице, без жилья и документов, снова встать на ноги и продолжать радоваться жизни.

В прошлом году по его инициативе в Бире был открыт центр социальной помощи «Маяк» для лиц без определенного места жительства.

— Мы пробыли там около года, — рассказывает пастор. — Затем центр закрыли. Решили попробовать создать его в Найфельде. Сейчас у благотворительной общественной организации  «Маяк» — так мы теперь называемся, свое помещение – это двухэтажное здание бывшего совхоза. Мы готовы предоставить его для проживания  бездомных людей.

— Сколько человек вы можете принять?

— В Бире в подобном центре  проживало 57 человек. Здесь, в Найфельде, смогут проходить реабилитацию только 25. Всего реабилитационный период будет длиться  пять месяцев. За это время  мы восстанавливаем документы и помогаем людям найти работу. В Бире, кстати, мы сделали большое дело —  девять человек нашли родственников, и они их забрали, а 21  наш подопечный был трудоустроен.  Мы довольны этим результатом. И,  как говорится,  будем продолжать двигаться в этом направлении, учитывая наработанное.

— Слышала, что у вас есть трудности с организацией приюта…

— Да, трудности есть. Есть и непонимание. Например, администрация Биробиджанского  муниципального района настроена  против  такого центра.  Сказать «нет» легко  — труднее понять другого человека, которого, как считают многие, любить  вроде бы не за что. А если все-таки попытаться дать этому другому шанс вернуться к нормальной жизни? Мы хотим дать этим людям такой шанс. К тому  же неизвестно еще, как обернется жизнь — каждый из нас может  оказаться без жилья, без родственников, без средств к существованию. И мне очень приятно, когда я встречаю людей, которым  помогли или готовы помочь. Мы не хотели бы ссориться с муниципальной властью и надеемся, что администрация  района  все же поймет нас правильно и поддержит.

Были замечания от пожарных — при обустройстве центра мы не выполнили всех противопожарных требований. Сейчас  замечания исправляем  — купили огнетушители,  ставим пожарную сигнализацию.

— Каким образом граждане без определенного места жительства будут к вам попадать? Их кто-то направит?

— Мы сотрудничаем с правительством области и  мэрией Биробиджана, в частности, с комитетом социальной защиты, а также  с милицией, Красным Крестом. Люди обращаются туда, а затем их направляют в наш центр. Так, по крайней мере, было в Бире. Все прибывшие должны обязательно пройти медицинскую комиссию и флюорографию.

— Есть ли у вас возможность создать нормальные бытовые условия в новом помещении?

— В здании пять жилых комнат. Есть столовая, кухня, комната для мытья и стирки, два санузла, зал для богослужения. Еще нам подарили швейные  машинки. И есть человек, который хорошо шьет, он готов обучать этому ремеслу остальных. Рассчитываем, что наши подопечные будут шить как для себя, так и на заказ кому-либо.

— Александр Михайлович, говорят, один в поле не воин. Кто вам помогает?

— Существенную помощь нам оказывают правительство области, отдел потребительского рынка мэрии, а также комитет соцзащиты областного правительства. Они помогают нам одеждой и деньгами. Помогают и другие церкви.

— Когда вы планируете принять первых подопечных?

-На данный  момент в центре проживает пять человек, которые заняты на мелких строительно-ремонтных работах. Если бы администрация  района дала разрешение на подключение здания к центральному отоплению, мы могли  бы уже открыть свои двери для проживания граждан без определенного места жительства. Ведь сейчас зима, и этих людей надо просто спасать от холода. Но от нас требуют, чтобы мы строили свою котельную. А это большие затраты и время. Постараемся договориться.

— Бомжей в области намного больше, чем вы можете принять. Как быть с остальными?

— В наших планах – создание таких центров в каждом районе области. Я думаю, что в будущем мы откроем и в Биробиджане подобный центр. Ведь в Найфельде будут находиться только мужчины, а есть еще и женщины, которым негде жить. Так что работы предстоит  много.

— Ну что ж, удачи вам!

От автора.

Факты свидетельствуют, что  антисанитария, морозы и злоупотребление алкоголем значительно сокращают жизнь людям без определенного места жительства. По статистике, около 12 процентов бездомных страдают туберкулезом в открытой форме, а более девяти процентов живут с подозрением на туберкулез, 25 процентов болеют различными кожными заболеваниями, трофическими язвами, чесоткой и экземами.

Оказавшимся без жилья, паспорта и прописки, поставленным на грань выживания людям по долгу службы должны помочь  органы соцзащиты. И помогают. Но, к сожалению, их возможности небезграничны. И хорошо, что в нашей области есть люди, которые по зову сердца готовы заниматься судьбами брошенных на произвол судьбы. Бог им в помощь!

МНЕНИЯ ПО ПОВОДУ

НУЖЕН ЛИ В НАЙФЕЛЬДЕ ПРИЮТ ДЛЯ БЕЗДОМНЫХ?

Евгений Сысоев, глава администрации Найфельдского поселения:

— Как человек, я считаю, что необходимо обращать внимание на людей без определенного места жительства и помогать им. Но, как глава поселения, я  выслушиваю негативные мнения и регулярные жалобы от жителей села по поводу открытия в селе приюта для бездомных. Нужен ли он в самом центре села? Какие люди там будут находиться? Больные они или нет? Чем они будут в приюте  заниматься? Ответов на эти вопросы мы, к сожалению, не знаем.

Светлана Макарова, художественный руководитель Дома культуры села Найфельда:

— Я выступаю против создания в нашем селе приюта. Ведь у нас в селе очень много людей, которые тоже нуждаются в помощи. Лучше бы Александр Михайлович перестроил здание, которое у него есть, в общежитие для приезжих молодых специалистов или просто нуждающихся в жилье.

Людмила С., жительница с.Найфельда:

— Помощь таким людям я считаю благородным делом. Поэтому не выступаю против открытия у нас в селе приюта. Главное, чтобы люди, которые там будут жить, ничем не болели, не занимались криминалом и не пили. Не зная, какие люди приедут – больные или нет – многие жители уже настроены категорически против работы этого центра.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *