Мечты сбываются

Мечты сбываются - главный врач областной станции переливания крови Владимир Бутько

Олега Черномаза

главный врач областной станции переливания крови Владимир Бутько

В ряду других учреждений здравоохранения служба крови стоит особняком по той причине, что имеет дело с  уникальным, бесценным, искусственно не воспроизводимым материалом — донорской кровью.

В нашей области эта служба представлена Областным государственным бюджетным учреждением «Станция переливания крови» и четырьмя отделениями переливания крови, которые располагаются на базе центральных районных больниц. В канун Национального дня донора, который отмечается в России 20 апреля, о  возможностях службы  крови мы говорим с главным врачом областной станции переливания крови Владимиром Бутько.

— То, о чем вы как руководитель мечтали много лет,  наконец, произошло?

— Да, наше учреждение  включили в федеральную программу материального переоснащения службы крови на современный уровень, и в ее рамках мы получили современнейшее оборудование на 117 миллионов рублей. Все оно введено в строй. В корне изменилась технология заготовки, переработки и хранения донорской крови, она приближена к общемировым и европейским стандартам качества. Благодаря этой аппаратуре и оборудованию мы работаем на уровне ХХI века.

— А что это значит, Владимир Федорович? Я, как и многие читатели, представляю себе эту процедуру так —  у донора взяли кровь,  разделили ее на плазму и другие компоненты и   хранят, пока эти материалы не потребуются.

— Так было раньше — мы брали только кровь, потом ее перерабатывали.  Сейчас идет процедура взятия того или иного компонента крови. То есть аппараты автоматически заготавливают донорскую плазму, концентрат тромбоцитов или, если необходимо, концентрат лейкоцитов. Чаще всего это плазма.  Аппарат сразу автоматически  возвращает донору эритроциты, а берет только  плазму.

Что это дает? Для донора дача плазмы более щадяща, чем дача крови — эритроциты у него сохраняются в  наилучшем качестве. Конечно, мы  применяем  и дискретный, то есть традиционный метод с использованием  современнейших центрифуг немецкого производства, имеющих девять — двенадцать режимов работы.  Все это делается автоматически.

У нас переоснащена лаборатория, благодаря этому  качество готовых препаратов очень высокое,  исключена возможность  передачи инфекций при переливании крови.  Полностью автоматизированы процессы определения группы крови, резус-фактора, наличия в крови тех или иных антител,  изготовления общего, биохимического анализа крови. Производится иммуноферментная диагностика таких опасных инфекций, как гепатиты В,С, сифилис, ВИЧ. Что касается ВИЧ-инфекции, на нашей станции, единственной на Дальнем Востоке,  открыта ПЦР- лаборатория (ПЦР означает «полимеразная цепная реакция»). Определение возбудителей ВИЧ-инфекции происходит уже на той стадии, когда вирус еще не сформировался, и даже обследование иммуноферментным методом не покажет наличия инфекции, а наша аппаратура показывает.

— То есть вы даете стопроцентную гарантию качества препаратов, которые изготавливаете?

— Стопроцентную. Весь производственный цикл у нас  автоматизирован и компьютеризирован, таким образом исключается человеческий фактор и вероятность ошибки. Имеется единый донорский центр, который содержит всю информацию о переболевших опасными инфекциями жителях области. Несколько  учреждений здравоохранения области передают нам  информацию о перенесших опасные инфекции. Весь наш производственный цикл, качество нашей работы находятся под постоянным ежедневным контролем со стороны федерального медико-биологического агентства.

— На Дальнем Востоке наверняка переоснастили не только ваше учреждение?

— Эта программа реализуется третий год. Ежегодно в России переоснащается примерно 15-20 станций. Понятно, что всю службу крови одновременно модернизировать нельзя. На Дальнем Востоке модернизацию, кроме нашей, прошли Читинская,  Амурская, Хабаровская, Приморская станции переливания крови.

Программа  включала не только поставку современного оборудования,  но и  капитальный ремонт здания, ход которого  курировал губернатор области Александр Винников.  Ремонт произвели с использованием современных строительных материалов, благодаря этому  мы имеем  все необходимое для нормальной работы учреждения, прекрасные условия созданы для медиков. Имеются большие холодильные емкости для хранения продукции. Например, морозильная камера «Теледор»  вмещает две с половиной тонны замороженной плазмы.

— Ради чего государство тратит значительные средства на переоснащение службы крови?

— Наша продукция позволяет здравоохранению области внедрять самые современные высокотехнологичные виды медицинской помощи, начиная  от эндопротезирования, заканчивая операциями на сосудах и сердце. Мы готовы обеспечить любой вид хирургической помощи в любом стационаре  области.

Мы работаем на бесценном сырье — донорской  крови. Служба крови без донорской крови немыслима.  Донорство — это общенациональная проблема. Каждый здоровый человек, если он уважает свою страну, свой край или область,  должен хотя  бы раз в год, а лучше два, сдать одну-две дозы донорской крови.

— В вашем коллективе наверняка есть доноры?

— У нас много  дающих кровь, плазму крови, потому что мы, может быть, ближе других стоим к этой проблеме. И так было всегда, первыми донорами, начиная с 1919 года, были врачи, медицинские сестры, санитарки.

В нашей области, если  брать Дальневосточный регион, показатели донорства лучшие. Но, несмотря на это, заниматься донорством должны все общественные организации.

Существует общероссийская программа по активизации донорского движения. Хотелось, чтобы 20 апреля, в Национальный день донора, в нашем учреждении, в отделениях  переливания крови в районах была очередь желающих дать кровь. Чтобы все организованные коллективы приняли в этом  участие  — бюджетные, коммерческие, любые другие. Планируем акции «Спасибо, донор!»  в июне и августе. Одна из них намечена на субботу, когда занятые на  работе люди смогут попасть в учреждение.

Потребность в нашей продукции может возникнуть внезапно. Автомобильная авария, железнодорожная катастрофа, пожар, тяжелое заболевание, сложная операция, патологические роды — ситуации, когда требуются препараты крови, могут быть различными. Мы должны иметь запас обследованных фильтрованных эритроцитов и достаточный запас замороженной плазмы. Раньше в Хабаровске было предприятие по переработке плазмы — часть излишков мы сдавали туда, взамен получали иммуноглобулины, альбумины, протеины и другие препараты крови. Сейчас оно закрыто. Мы заготавливаем  столько, сколько необходимо для наших лечебных учреждений.

Если в том или ином регионе нет современной службы крови,  то высокотехнологичное учреждение здравоохранения не сможет нормально работать. В качестве примера приведу Хабаровск — кардиохирургический центр,  федеральный перинатальный центр, центр эндопротезирования крупных суставов появились здесь после переоснащения краевой станции переливания крови.

На нашей службе лежат еще и мобилизационные задачи, то есть обеспечение препаратами крови в условиях чрезвычайных ситуаций и катастроф природного либо техногенного  характера.

— Бывали ли случаи,  когда в нужный момент на областной станции переливания  не оказывалось запасов крови?

— Нет. Плазма у нас всегда имеется в достаточном количестве, эритроциты — тоже. В бытность мою главврачом, а я возглавляю коллектив тридцать второй год,  не было случая, чтобы из-за отсутствия запасов крови кто-то пострадал.  Наше учреждение как самостоятельная структура существует с 1969 года,  за все эти годы не было момента, чтобы у нас чего-то не хватало.

— Если доноров достаточно, нужно ли привлекать новых?

— Нужно. Стоявший у истоков донорского движения  директор тогда еще Ленинградского центрального института переливания крови академик  Багдасаров говорил  о донорстве так: «Минимум вреда донору, максимум пользы больному». Для сравнения: в Европе доноров более 40 на тысячу человек населения, у нас в области 24 человека на тысячу жителей, в стране показатель меньше. Население  должно привыкнуть к процедуре дачи донорской крови или  донорской плазмы, тем более что для здорового человека она практически безвредна. Замечу, что мы не просто берем кровь у всех подряд, мы  обязательно тщательно обследуем каждого, кто к нам приходит.

— Количество доноров растет или уменьшается?

— Оно стабильно. В нашей области более 600 человек носят звание почетного донора РФ. Федеральный закон «О донорстве крови» 1993 года предусматривает ряд льгот для них. Есть областной закон о донорстве крови, который тоже предусматривает  меры социальной поддержки  для этой категории граждан. На самом деле жителей области, которые несколько раз в год дают кровь или плазму, значительно больше.

— Владимир Федорович, хотелось, чтобы вы рассказали о специалистах службы  крови.

— Без подготовленных кадров, без энтузиастов в нашей работе невозможно. Знаю, что на всех станциях переливания крови  от  Читы до Чукотки работают энтузиасты, причем трудятся они не по одному десятку лет. В нашем коллективе такие же энтузиасты, причем все без исключения.  Я назову нескольких. Главная медсестра Матильда Ароновна Гильбурд работает с 1969 года. У заведующей отделением комплектования донорских кадров  Татьяны Николаевны Бурдуковской стаж работы в учреждении более 20 лет. Знают свое дело заведующие отделениями  Евгения Ераскина, Ольга  Константинова, врачи-лаборанты Людмила Ивановна Шарова и Неля Георгиевна Некрасова, медицинские сестры Надежда Борисенко, Нина Хлыстова, Наталья Чернявская. Им пришлось  овладеть новыми технологиями, а это было довольно сложно.

Представьте, что во время двухлетнего капитального ремонта мы оставались действующим учреждением, не останавливали  работу, хотя это было сложно. Приспосабливались, переносили оборудование, искали возможности работать в стесненных условиях. От сотрудников нередко требовалась самоотверженность, и они ее проявляли.

— Спасибо за беседу.


 На снимках: Светлана Киселева и Ирина Кучерик готовят донора; здесь производится биохимический анализ крови; иммунологическое обследование крови.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *