Между «Приезжай!» и «Не уезжай!»

Между «Приезжай!»  и «Не уезжай!»

С выбором лозунга для Дальнего Востока, кажется, дело не так просто

Придадут ли мигранты импульс развития нашей земле?

Как появление новых людей скажется на социальном самочувствии нынешнего населения, уже затронутого трендом на выезд?


Как известно, практически весь Дальневосточный федеральный округ (за небольшим исключением) относится к территориям, ощущающим депопуляцию постоянного населения.

Заведующая лабораторией региональных социально-экономических систем ИКАРП ДВО РАН, кандидат экономических наук Светлана Мищук по следам своего выступления на недавнем Первом межконфессиональном форуме в ЕАО «Территория согласия» дала интервью «Биробиджанской звезде».


— Светлана Николаевна, готовясь к беседе с Вами, встретил в отчёте нашего регионального управления по труду и занятости населения формулировку «политика непривлечения дешёвой рабочей силы». С Вашей точки зрения: долго ли будет бытовать этот подход, и не получится ли так, что в скором будущем подходы уже вновь изменятся и всё вернётся к тому, что было ранее?

— Достаточно сложный вопрос. Если говорить про систему, то миграция бывает разная, потоки разные и количество людей, в них вовлечённых, может меняться. В связи с этим могут меняться и подходы к управлению миграцией. Если говорить о современной ситуации, то, безусловно, существует мнение, что без притока мигрантов социально-экономическое развитие страны будет довольно проблематичным, ну или сложным, так скажем. При сокращении численности населения (особенно в ДФО) рынок труда требует дополнительных трудовых ресурсов. И в этом как раз могут помочь мигранты.

— Какая миграция в первую очередь имеется в виду – внутренняя (между регионами РФ), из стран СНГ, из других стран?

— Мигранты бывают разные, из разных стран. Если люди, их специальность, квалификация востребованы – в принципе любой человек может найти место в другой стране. И с одной стороны, для рынка труда естественно привлекать тех, кто нам нужен (работников, специалистов востребованных профессий, нужной нам квалификации). С другой стороны, мы говорим о том, что нужно интегрировать этих мигрантов в наше общество. Потому что, говоря, например, о трудовых мигрантах с постсоветского пространства, мы должны учитывать, что многие из них захотят стать и станут гражданами нашей страны.

Даже говоря о простой трудовой миграции, мы говорим о том, что необходимо привлекать не абстрактную «рабочую силу», а специалистов, которые нам необходимы – в стране, в конкретном регионе.


Сталин и Ворошилов – тоже своего рода мигранты: первый родом из Грузии (Гори), второй – из Луганска (впоследствии Ворошиловграда УССР, ныне снова г. Луганск самопровозглашённой Луганской Народной Республики). Но оба мигранта стали для России очень даже «своими».

Источник фото: ic.pics.livejournal.com

 


— Почему вопрос учёными ставится так?

— Потому, что нам нужно учитывать и по возможности защитить интересы местного населения, которое могло бы продолжить работать на своих местах, в своих регионах, чтобы мигранты не создавали для него неоправданной конкуренции на рынке труда.

С другой стороны, если в регионах нет специалистов нужной квалификации, то необходимо привлекать иностранных специалистов. Есть такая позиция тоже.

Но в настоящее время до сих пор, по данным различных социологических опросов, проводимых в стране, бытует мнение, что иностранные трудовые мигранты создают конкуренцию на местных рынках труда, в силу того, что они занимаются неквалифицированным рабочим трудом, и занимают те места, которые могли бы занять местные жители.

Здесь существует некоторое противоречие. Отдельные регионы вводят ограничения на привлечение в ряд отраслей трудовых мигрантов и работающих в России по патентам иностранцев, считая, что в них могут трудиться наши сограждане. И я считаю, что подобная дифференцированная система привлечения трудовых мигрантов обоснованна. Просто привлекать «массу», которая одним количеством решит проблему лишь на данный момент. Но мы должны осознавать перспективу: захотят ли эти люди трудиться на таких местах в будущем? И в стране, в регионах необходимо повышать уровень технологического производства, не рассчитывая на людей с лопатами, не рассчитывая на устаревшие, пусть и более простые для воспроизведения, но неэффективные технологии, не имеющие будущего.

— У Вас есть примерный прогноз, личное видение ситуации, какой она может сложиться через пять лет, например? Что может измениться в управлении миграцией? К чему стоит готовиться жителям Еврейской автономии?

— Если говорить о нашей области, то считаю, принципиальных изменений в миграции и в трудовых ресурсах здесь не произойдёт ни в характеристике миграции, ни в системе управления. Изменения начинают происходить, когда есть какие-то активные процессы в социально-экономическом развитии. Потому что поток миграции (внутренней или внешней) – это ответ на состояние рынка труда. Это я говорю о ближайшей перспективе и принципиальных изменениях.

В области ведётся определённая работа и планируется реализация инвестиционных проектов, которые потребуют рабочей силы, причём квалифицированной. И здесь очень вероятно привлечение мигрантов среди прочих работников. В первую очередь, считаю, нужно обучение (переобучение) местного населения, аналогично тому, что делает Кимкано-Сутарский ГОК.

Но этого недостаточно. Поэтому возникает необходимость поиска новых трудовых ресурсов за пределами региона.

У нас давно работают над освоением месторождения графита (в Октябрьском районе ЕАО), расширяют работы на месторождении брусита (в Облученском районе). За пять лет, наверное, ещё что-то появиться.

— Насколько здесь могут помочь специальные переселенческие госпрограммы?

— Есть такое мнение, что необходимо ориентироваться не на работу по привлечению трудовых мигрантов или программу содействия переселению соотечественников в РФ из других стран, которые никогда и не жили фактически в России, а необходимо заниматься активным развитием территорий, испытывающих демографические сложности. Надо, чтобы территории России были привлекательны в первую очередь для их жителей, для наших граждан. Суть такого мнения в том, чтобы не звать сюда мигрантов, а создавать такие условия жизни на местах, чтобы нынешнее население не имело миграционных установок, не планировало отсюда уехать!

Таким образом, если местное население сохраняется, то начинается вторая часть работы – привлечение мигрантов, исходя из потребностей нашей экономики, для решения текущих проблем рынка труда. С моей точки зрения, это оптимальный вариант.

Но стабилизация, улучшение социально-экономической ситуации – это долгосрочная программа, а мигранты, очевидно, где-то, кому-то нужны сейчас. И получается, что с мигрантами мы работаем в большей степени, а социально-экономическое развитие – процесс, который идёт, к сожалению, не так быстро, как бы хотелось.


Интервью подготовили Илья ВОРОБЬЁВ

и Виктор АНТОНОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *