Мир со стороны епископа

Мир со стороны епископа - Фото из личного архива епископа Аристарха

Фото из личного архива епископа Аристарха

Бывший приходской священник из Биробиджана сегодня возглавляет церковную кафедру в Николаевске-на-Амуре

В 2011 году на кафедру Николаевска-на-Амуре, города, а значит, кафедру, главенствующую над окружающими селениями, был назначен епископ Аристарх. А ведь этого священнослужителя знали многие жители Биробиджана и Еврейской автономной области. 

Наш корреспондент встретился с епископом Аристархом так сказать «по нынешнему месту прохождения службы». И он рассказал о том, почему должна состояться личность, о маленьких чудесах в приходской жизни, о призвании и других вещах, интересных и важных.

— Для начала расскажите, пожалуйста, нашим читателям подробнее, чем и как Вы связаны с Биробиджаном?

— На Дальнем Востоке я уже более двадцати лет. Владыка Марк – тогда глава Хабаровской епархии – счел необходимым послать меня в Биробиджан. Там началось мое служение в храме апостола Иакова, брата Господнего. Это был приспособленный под храм деревянный двухэтажный дом на улице Кирова. (Примерно на этом месте сейчас находится управление Биробиджанской епархии – примечание автора). Но тем не менее люди туда ходили, молились и не чувствовали разницы – отдельно это стоящий храм или приспособленное здание. Те, кто не хотел ходить, тот находил себе оправдание: «Вот построят настоящий храм, тогда я и буду ходить». Были и такие люди. Хотя Бог всегда может явиться человеку, может быть не видимым образом, в таких вот помещениях.

Одна женщина, которая работала в местной администрации и не часто ходила в храм, однажды на литургии увидела тайносовершительство. Не только священнослужители выходили из алтаря на великий вход – она видела Иисуса Христа! Она рассказала мне об этом случае уже через несколько лет. 

Или вот такой пример. Служба в храме еще не началась. Наша прихожанка, которая на клиросе пела, торопилась, забежала в храм. Она раньше пришла, но вдруг услышала пение. А служба, как я говорил, еще не началась. 

Служба совершается и Богом и Ангелами, а нам дана возможность сослужить Ему. Когда во время литургии священник читает молитвы, часть из них читается вслух, часть еще и тайно, так, что для внешнего взгляда не все молитвы видны. Намного плотнее литургия идет, чем многим доступно увидеть. Многие думают: «Вот я верю в Бога». А как Антоний Сурожский говорил? «Да это не так важно, ты веришь в Бога или не веришь, главное, что Бог верит в тебя». 

Это служение, по милости Божией, я имею возможность проходить вне зависимости от того, где я нахожусь. Я служил и в Москве на подворье Троице-Сергиевой лавры. Затем служил на Дальнем Востоке – в Хабаровске, в Биробиджане, потом под Комсомольском-на-Амуре, в Эльбане, а теперь в Николаевске-на-Амуре. «Господня земля и исполнения ея». То есть Божий мир. Где бы ты ни находился, все – единый дом для человека, который Бог ему дал. Мы себя разграничиваем сами: вот это – мое, вот это – твое. Из-за этого происходят войны, люди делят все. А Бог один на всех на самом-то деле! И все мы от Адама и Евы произошли, и все мы братья, и делить-то нечего, если вглубь посмотреть. И Господь дает нам возможность ходить в храм, чтобы мы поняли, что мы находимся вот в этом бушующем море – в миру. А храм – это как корабль, где есть возможность нам находиться и не утонуть и в тихую гавань прибыть.

— А что-то сейчас Вас связывает с нашим городом, какие-то связи Вы поддерживаете? 

— Можно считать это случайностями, а можно в этом увидеть закономерности. Остались у меня друзья в Биробиджане. Часто бывает так, что не один звонит из Биробиджана, а сразу человека три в один день! То есть могут две-три недели молчать – тишина, а потом все позвонят в один день. Вот такие совпадения бывают. С Биробиджаном это случается более явственно. 

Я в этом году ездил в гости в Белгород. Тоже к людям, которые уехали из Биробиджана. Они обо мне помнят, приглашали неоднократно. А я хотел съездить к святому угоднику Иоасафу Белгородскому поклониться. Очень теплые отношения сохраняются с людьми, и это дорогого стоит. 

Вот я ездил на десятилетие Хабаровской духовной семинарии и захотел посетить Биробиджанскую епархию, а ее сейчас возглавляет владыка Ефрем. Мы с ним довольно сблизились, пока ожидали рукоположения в епископы – около двух месяцев в Москве пробыли. Неоднократно вместе сослужили Патриарху. Когда меня рукополагали в епископы – он (владыка Ефрем) мне сослужил. Когда его – я сослужил, молились вместе. Самое главное, что меня с Биробиджаном связывает – это дружба и взаимопонимание.

— Что такое совместная молитва? Как это переживается, что дает?

— Господь сказал: «Где двое и трое собраны во имя Мое, там и Я посреди них». Одному радоваться, на самом-то деле, не так интересно. А когда ты можешь поделиться своими чувствами, переживаниями, может быть даже какими-то духовными открытиями… Да и просто вот вместе находишься и ощущаешь некую полноту Церкви. Большая разница, когда один человек поет или в Троице-Сергиевой лавре поет хор из сорока человек. Это все равно, что идти по линолеуму или по толстому ковру. Ты ощущаешь его, можно сказать, трехмерность. То есть переход количества в качество идет. Это, может быть, сразу в двух словах не объяснишь. 

— Что важнее всего, с Вашей точки зрения, для епископа, священника и простого человека и как это важное должно выглядеть в жизни?

— Я родился в семье священника. Мой отец был искренним человеком, а в те годы еще не очень приветствовалось быть верующим, и необходимо было преодолевать какие-то препятствия. Я не мог даже помогать отцу во время службы и вынужден был быть просто молящимся. Это сейчас молодые люди и подростки могут участвовать в богослужении, не только бабушки и дедушки, как раньше говорили, в храме молятся. Тогда просто «лишних» не пускали. На Пасху стоял кордон милиции и пропускал людей ограниченно. Меня с матерью пропускали. Выглядело это примерно так: «Куда вы идете?» – «На службу.» – «Нельзя!» – «Так его отец – священник.» – «А, ну ладно». Сейчас открыто можно исповедовать свою веру. Никто не считает это зазорным. Когда я говорил в школе, что я верующий, удивлялись: «А правда?» Смотрели в глаза, спрашивали: а может, мне просто так родители велели говорить? 

Да, когда я вырос, свой выбор делал сам. Я мог пойти либо в медицинский институт, либо в семинарию. Но все же решил пойти по стопам отца. Перед семинарией, кстати, выучился на фельдшера, поработал на «скорой помощи» и отслужил в Советской Армии. Затем поступил в семинарию. Принял монашество, был рукоположен в дьяконы, затем в священники.

— То есть для человека в жизни важнее всего – это призвание?

— Бог всех призывает. Он всем желает по максимуму раскрыться. Каждому свои дары, конечно же. И каждый на своем месте должен быть Человеком. Плотник вы или священник, или пожарный – должны быть сначала Человеком! Затем профессионалом своего дела. Не только о себе думать, а чтобы были и друзья, и товарищи. Окружение, с которым ты можешь заботу и радость разделить. Конечно, каждый человек должен стремиться к большему. Это налагает большую ответственность на каждого. И себе, и другим — всем желаю справиться, можно сказать, с задачами, поставленными жизнью.

— Вы часто повторяете слова Антония Сурожского о том, что личность должна состояться. Расскажите, как это выглядит со стороны церковного человека?

— У каждого есть потенциал, то, что он бы мог сделать. Необходимо, как говорят святые отцы, законно подвизаться. Это слово родственно словам «подвиг» и «подвижник». То есть как этого требуют и Бог, и человеческая мудрость, и мораль. 

Бог сотворил человека чистым, цельным, однако еще не полностью раскрывшимся. Но человек послушал дьявола и через это вошел грех в мир, произошла вселенская катастрофа. И все мы сейчас до конца не знаем, каким же должен быть человек! 

То есть мы пользуемся нашей жизнью человеческой, каждый из нас, каждая персона, каждая личность, чтобы как раз произошло наше полное становление. Вот жизнь нам для этого и дана, чтобы мы выросли, узнали, что для нас дорого, и этого из рук своих уже не упустили. 


 

Илья ВОРОБЬЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *