— Мне из области уезжать?

— Мне из области уезжать?

Фото из открытых источников

Такой вопрос задал журналисту «Биробиджанской звезды» фотохудожник Ефим Вепринский

— Исповедь. Справка. Вепринский Ефим Борисович, родился и вырос в Биробиджане. Член творческого Союза фотохудожников России, член  Союза журналистов России, руководитель  отделения Тихоокеанского международного союза фотохудожников в Биробиджане, почетный член Амурского фотографического общества.

Создалась ситуация, когда хочется выговориться. Наверное, в области я остался единственным, кто помнит историю  и следит за развитием в ней фотоискусства, начиная с 60-х годов прошлого века. В 1967 году я пришел в фотокружок  биробиджанского Дома пионеров и школьников, что был на улице Ленина, рядом с редакциями двух областных газет и типографией. Руководил нами  Ефим Давыдович Ротенштейн. С тех пор я практически все время фотографирую, общаюсь с мастерами светописи, в курсе событий, что происходят в этой сфере в области, стране и за рубежом. На следующий год будет пятьдесят лет, как я занимаюсь фотографией.

За это время в моей жизни многое переменилось. Я ходил в фотокружок и учился  на отделении  руководителя фотокиностудии культпросветучилища в Биробиджане. Работал в краевом фотокиноклубе. В 1982 году закончил Хабаровский государственный  институт культуры. В 70-х годах работал преподавателем и завотделением в нашем культпросветучилище. Почти четырнадцать лет — фотокорреспондент в газете «Биробиджанская  звезда».

А сегодня, анализируя происходящее в нашей области, с грустью спрашиваю себя, наверное, это крик души: фотография, фотоискусство как культура, как творчество, как средство имиджа ЕАО по большому счету, кому все это нужно?

Да, управление культуры правительства области не против развития фотоискусства  в автономии. И, конечно, оно за то, чтобы в ЕАО на высоком организационном и художественном уровне проходили выставки  фотографии.  Не сомневаюсь в том, что в управлении знают расхожую фразу: «искусство требует жертв», то есть денег, определенных материальных затрат, и что культуру всегда финансировали по остаточному принципу. В нашей дотационной области, полагаю, приходится считать каждый рубль и экономить бюджетные средства в ущерб развития культуры. Это мое личное мнение. И все ж в 2006 году при  государственном бюджетном учреждении культуры  «Центр народного творчества, кинематографии и историко-культурного наследия Еврейской автономной области» была создана фотостудия и ей присвоили звание «народная». Согласно положению Министерства культуры народная фотостудия может иметь в штате от двух до трех постоянно работающих в ней сотрудников. Но почему-то с 2006 года фотостудии выделили только полставки. И все эти годы никто ничего не хочет менять.

Ситуация, по моему мнению, ненормальная. Отношение к обществу фотоискусства и народной фотостудии (я считаю их почти одним и тем же), на мой взгляд, оставляют желать лучшего. Мы неоднократно экспонировали (полные выставки, сто работ) в нашей области, Благовещенске, Хабаровске, Владивостоке и других городах. Наши фотоработы (полная коллекция) экспонировались в немецком  городе Кельне. Моя персональная фотовыставка «На берегах Биры и Биджана» была размещена в Российском культурном центре Тель-Авива. Работы наших членов общества были представлены на выставке «Евреи России: возрождение, традиции» — проводили такую выставку три года назад. В коллекции работы наших мастеров светописи демонстрировались в Будапеште, Берлине, Центре фотографии в Москве.

Казалось бы, мы чего-то достигли, чего-то заслужили. И действительно, у нас большое количество лауреатов дальневосточных, всероссийских и международных выставок. Последний  пример: в пошлом году во Владивостоке проводили международную фотовыставку. Пять членов общества фотоискусства стали лауреатами.

Тем не менее народная фотостудия при  Центре народного творчества кроме полставки с доплатой до минимального размера труда, то есть зарплаты дворника или технички, никак по-другому не финансируют. Мне непонятно до сих пор, куда и почему исчезли остальные полторы ставки? Можно, наверное, говорить, что нам определили одну ставку. Тогда возникает вопрос: почему у нас одна ставка, а у другого народного коллектива две ставки? А если нам и в самом деле  положено иметь полставки, то куда девалась вторая половина ставки? Тут можно предполагать что угодно, в том числе и возможное нецелевое использованием бюджетных средств. Я полставки пока найти не могу, хотя и пытался. Разговариваю с директором  Центра народного творчества — он утверждает, что у него нет этих ставок. Разговариваю с начальником управления культуры – она посылает меня к руководителю Центра. Круг замкнулся.

Когда я работал в  издательском доме «Биробиджан», то мне эти полставки  как бы не делали погоду.  Однако и меня, и моего коллегу в издательском доме сократили. Сегодня мы вдвоем работаем на полставки в Центре народного творчества. Руководство доплачивает нам до ставки. Делим «копейки» на двоих.  Одному работать в народной фотостудии тяжело. Потому что приходится фотографии оформлять, заниматься их подготовкой к той же выставке. Это – рамы, которые надо достать, привезти и так далее. Не просто так подготовить хорошую выставку, нужен напарник, помощник. И я полагаю, что у фотостудии должны быть две ставки.

На практике ситуация иная: получая «чистыми» на руки 8800 рублей в месяц, половину из них мне приходится отдавать коллеге. А недавно, в мае,  в Центре народного творчества мне вдруг предложили написать заявление на отпуск с середины мая по 21 июня. Это при том, что восьмого июня у нас открылась фотовыставка «Заповедная природа ЕАО», в которой со своими работами участвует фотостудия Центра народного творчества.  Дальше было еще «интереснее»: когда я написал заявление на отпуск, мне вежливо сказали: а сейчас, уважаемый Ефим Борисович, напишите, пожалуйста, заявление, что вы просите отпуск за свой счет на 78 дней. «Прекрасное» предложение мне, пенсионеру, нигде кроме Центра не работающему. Можете представить мое состояние, отношение к человеку!  Наверное, это «благодарность» за все, что делаю — развитие и продвижение фотоискусства в области. Я, конечно, не написал заявление. Как такое возможно: открытие очередной выставки в области «Русь многоликая» запланировано на восьмое сентября, а мне предлагают написать заявление на отпуск за свой счет по десятое сентября.

Почему мне предлагают взять дополнительный отпуск за свой счет? Говорят, в Центре нет денег и таких, как я, рекомендовано отправить в отпуск. Начинаю разбираться – никто меня не слышит. Зато 17 июня мне звонят и говорят: Ефим Борисович, срочно представьте отчет о работе за первое полугодие. Отвечаю, что я в отпуске и к чему такая спешка, первое полугодие заканчивается 30 июня. Мои доводы не принимают. Слово за слово, и Ефим Борисович вынужден был написать заявление об увольнении.

При моей мизерной зарплате Центр народного творчества ни разу не давал деньги на паспарту, командировки и другие расходы, которые неизбежны при организации фотовыставок. Исключение – юбилей области и юбилей Победы – дали сорок тысяч рублей, и все. В Центре вечно нет денег. А чтобы организовать выставку фоторабот, на сто снимков изготовить рамы и паспарту, нужно около 80 тысяч рублей. Приходится искать спонсоров. В этом году, 24 марта, в День работника культуры мне, как творческому работнику, руководителю народной фотостудии государственного бюджетного учреждения культуры «Центр народного творчества, кинематографии и историко-культурного наследия Еврейской автономной области», вручили свидетельство о присуждении государственной премии Еврейской автономной области за выдающийся вклад в развитие культуры и искусства. Свидетельство уникальное, с печатью и подписью губернатора области Александра Борисовича Левинталя. Обозначена сумма материального поощрения. И что вы думаете! Деньги до настоящего времени никто не дал. Мне говорят: денег нет и неизвестно когда будут. Вот пример отношения к руководителю народной фотостудии, работы которой известны в области, стране и за рубежом.

И другой пример. Мой сын взял и уехал из ЕАО в Магадан, пригласили на работу тренером по го, древней восточной игре, популярной не только на Дальнем Востоке. Сыну сразу сняли квартиру за счет федерации го Магадана, зарплату приличную дали. И он  там живет припеваючи, намерен остаться на ряд лет, потому что с человеком обращаются по-человечески, хотя в го его успехи пока невелики — несколько побед на Дальнем Востоке в своей группе.

А мне что делать? Тоже паковать чемодан  и уезжать из области, в которой родился и в которой проходит вся моя сознательная жизнь? Кто ответит на вопрос: мне из области уезжать? А может быть, пойти работать дворником или сторожем? Вот будет сенсация для «Газеты на дом». Можно написать крупными буквами на первой странице: «Сегодня дворы и тротуары  улицы Шолом–Алейхема города Биробиджана подметает Ефим Вепринский, член Союза художников и член Союза журналистов России, известный  мастер фотографического искусства, обладатель множества престижных наград». А что – звучит!

Участвую в заседании областного штаба «Народного фронта». Рядом сидит Владимир Сергеевич  Приходько, заместитель председателя правительства области по внутренней политике. Показываю ему «расчетку». В ней обозначена моя зарплата — 2960 рублей. Он засмеялся.

Мне отпускные заплатили, как положено, а 2960 рублей — это зарплата за половину мая. Выясняю в Центре, почему мне недоплатили за апрель —  вместо 8800 заплатили 7900 рублей. Отвечают: а мы сняли со всех работников Центра стимулирующие надбавки. Вот какая «хитрая» система: хочу — заплачу так, а захочу — эдак. Если у тебя ставка, то со ставки ни рубля не снимут, а если у тебя полставки и стимулирующие доплаты, то их можно урезать или вовсе снять. Было бы желание, а повод найдется.

Ну и что дальше делать?

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *