Мне опять двадцать пять

Мне опять двадцать пять

автора

Актёр народного театра «Когелет» Владимир Градов четверть века провёл на сценах Биробиджана

Владимир Градов хорошо известен  в театральных кругах Биробиджана.

Незаметно прошли двадцать пять лет, с тех пор как он впервые появился на большой сцене областного центра, и вот в Международный день театра состоялся его бенефис. Что ж: в центре внимания Владимир, как всегда, по праву…

А всё начиналось в селе Гродеково Приморского края, когда школьник Вова Градов пришёл там в народный театр. Сейчас мэтр (наверное, можно уже любимого актёра назвать так) уже не помнит, сам ли он туда пришёл, то ли его пригласили за что-то.

Но талант актёра в нём заметили, хотя было пареньку от роду  всего двенадцать лет. После десятилетки он пробовал пробиться  в Институт искусств Владивостока, но не прошёл конкурс на актёрский факультет, не добрав два балла. (Вот тогда Приморье крупно проиграло. Сейчас мы это знаем).

Я узнал Владимира Градова с того времени, как он поступил в 1982 году в Биробиджанское культпросветучилище. То есть нашему знакомству уже почти тридцать лет. А недавно, беседуя с Владимиром в преддверии его театрального юбилея, я вдруг узнал, что в 1976 году мы, оказывается, вместе были во Владивостоке на зональном фестивале самодеятельных театров, он — в качестве актёра народного театра Гродеково, я — как фотограф Еврейского народного театра Биробиджана. Наш театр произвёл тогда подлинный фурор среди любителей театрального искусства приморского города. Речь, интонации, пластика актёров еврейского театра были открытием для приморцев. В зале не было свободных мест, несмотря на то, что спектакль  «Стемпеню» по Шолом-Алейхему игрался  на еврейском языке! Тогда ещё в труппе были бывшие актёры биробиджанского профессионального театра (БирГОСЕТа) Макс Эпштейн, Михаил Шейн и режиссёр Берта Шильман. Юный Володя Градов был очарован этим спектаклем, игрой артистов и, как он говорит, влюбился в еврейский театр. Поэтому выбор биробиджанского «кулька» в качестве места учёбы был не случаен.

И за двадцать пять лет на сценах нашего города, Дальнего Востока, там, где побывал наш народный театр, в числе любимых ролей у него неизменно — евреи…

В Биробиджане Владимир Градов поступил  на отделение режиссёров клубных мероприятий. После двух месяцев учебы Владимир Землянский, работавший тогда также в «кульке»  преподавателем отделения театральной режиссуры, предложил Владимиру перейти на его курс. С этого  момента вся творческая жизнь Градова была связана с Землянским и его детищем — театром «Когелет», начиная с пьесы Шолом-Алейхема «Блуждающие звёзды».  Тогда ещё в театре играли супруги Хая и Макс Эпштейн, Олег Рис, Шнеер Коник и другие, сделавшие славу нашему театру. Идиш для них был родным языком, а вот недавний приморчанин Володя Градов сыграл в этом окружении роль Ицика Шванба!

Ну а первая большая роль у него была в 1984 году в дипломном спектакле «Ночь перед Рождеством» — роль украинского «гарного хлопца» Вакулы. В этой постановке Владимира Землянского участвовали почти все мужчины-преподаватели культпросветучилища и многие учащиеся с других отделений. Спектакль затем был показан и на сцене городского Дворца культуры при полном зале.

Двадцать пять лет Владимира Градова на биробиджанской сцене — это несколько этапов: еврейский народный театр, «Когелет» советского времени и новый «Когелет», возрождённый в 2003 году. И если еврейский народный театр был музыкально – драматическим, который в основном ставил классику еврейских авторов, то «Когелет-2» —  это новый театр с хореографической группой, где каждый артист должен петь и танцевать.

«Для меня вначале это был шок! — говорит Владимир. — Я ведь считал своим амплуа драматические роли, пришлось совершенно перестраиваться. Двадцать пять лет — это около сорока ролей, и каждая роль дорога по-своему».

Не всё, конечно, легко давалось, приходилось много трудиться, да и режиссёр Землянский расслабляться не давал. Но любимые роли, считает Владимир Градов, у него не позади — они с ним всегда: их опыт, их эмоциональный заряд. И в основном его дали, считает актёр, еврейские авторы —  классики и современники — Шолом-Алейхем, Бабель, Кунин, Бертольт Брехт.

«Незаметно пролетела четверть века, и вот впервые я готовлю свой бенифис, который состоится в Биробиджане в День театра. Естественно, волнуюсь до выхода на сцену, а когда уже на сцене, вижу зрителей, а если ещё полный зал, то вхожу в роль и стараюсь не разочаровать своих поклонников».

Ефим Вепринский.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *