Мой Биробиджан

Мой Биробиджан

Анатолия Клименкова

В дни юбилея области Биробиджан посетил Серго Бенгельсдорф — сын поэтессы Любы Вассерман

На этот раз он приехал не из Кишинева, где жил долгое время, а из Израиля, куда недавно репатриировался. Литературный  вечер с участием Бенгельсдорфа «Биробиджанцы, с вами связан я одной  судьбой» прошел в городском центре детско-юношеской книги. Здесь же была развернута выставка книг и фотографий, посвященная Любе Вассерман, ее мужу, актеру Моисею Бенгельсдорфу, и их сыну Серго.

Ведущая встречи, руководитель пушкинского клуба Мария Бочкарникова отметила, что особая заслуга Серго Моисеевича в том,  что он посвятил жизнь сохранению мамэ-лошн. Участники литературного вечера, старшеклассники первой школы, читали стихи и прозу известной биробиджанской поэтессы, обращались к фактам ее биографии. Состоялась презентация книги Бенгельсдорфа «Жизнь в еврейской культуре».

— Я тронут до слез —  никак не ожидал, что на презентации книги услышу лаконичный и вместе с тем проникновенный рассказ о моей маме, — выразился гость. — Очень приятно, что вы прочитали книгу, организовали эту выставку. Некоторые из представленных на ней фотографий я увидел впервые. Меня переполняют чувства. Книгу я посвятил светлой памяти моих незабвенных родителей. Мама с отцом и город, где я родился и вырос, заложили главное в моей натуре. 

Серго Моисеевич рассказал, что в доме его родителей говорили только на идише, причем это был литературный язык. Папа учился в театральном училище при Московском ГОСЕТе у великого актера Соломона Михоэлса. Собственно, Михоэлс был организатором этого театра и требовал от актеров правильно говорить на идише. В этом языке много диалектов. Например, в Молдове, где Бенгельсдорф прожил большую часть жизни, использовался бессарабский диалект.  А Серго Моисеевич вел на кишиневском радио передачу на идише «Еврейская жизнь», и иногда слушатели писали на радио, что у ведущего «неправильный» идиш.

Гость вечера рассказал юным участникам, как родилась книга «Жизнь в еврейской культуре».

Серго — профессиональный музыкант, а склонность к литературной деятельности и публицистике у него от мамы. Преподавая в музыкальном колледже в Кишиневе, он начал писать рецензии на концерты, его начали печатать. Позже он увлекся театральной режиссурой, поступил  в аспирантуру   в Ленинграде и начал писать рецензии на музыкальные спектакли. Так  у него второй профессией стала профессия журналиста. Бенгельсдорф  писал о еврейской музыке, еврейской культуре, сам создал коллектив «Слово и мелодия», пропагандировавший культуру и еврейский язык.

— У меня набралось много статей о еврейской культуре, — рассказал автор. — Когда по совету друзей я начал собирать их, то вдруг обнаружил, что это не только критические статьи  о культуре, это были  статьи о времени и  о себе. Так родилось название «Жизнь в еврейской культуре». Книга состоит из рецензий, но драматургическую канву составили разговор о  жизни и о собственном творчестве. Первая глава называется «Мой Биробиджан», в ней я рассказываю о своих поездках на фестивали. И через призму этих рассказов говорю о родителях, о городе,  который знал. Конечно, он  очень изменился к лучшему. Но моему сердцу мил и тот старый Биробиджан с деревянными двухэтажными домами. Я сам родился в таком доме на улице Ленина, 17,  там прошло мое детство. Я его с удовольствием вспоминаю, дом был теплым, уютным, комнаты — светлыми, просторными.

Бенгельсдорф рассказал, что в Биробиджане закончил музыкальную школу по классу фортепиано. По его словам, педагоги в школе были превосходными. 

Серго Моисеевич  читал мамины стихи на идише, в том числе любимое стихотворение Любы Вассерман «Сын». Он охотно ответил на вопросы школьников. 

Трогательным моментом вечера была встреча Серго Бенгельсдорфа  с другим выпускником биробиджанской музыкальной школы, почти ровесником, хабаровчанином Валерием Борек-Яковлевым, которая произошла на глазах изумленных школьников. По словам Валерия Даниловича, тот специально приехал из соседнего города, чтобы повидаться с другом детства, обнять его, показать фотографию их старой школы. Серго Бенгельсдорф  не скрывал нахлынувших чувств.

Энтузиаст и пропагандист идиша, Серго Моисеевич выразил сожаление, что никто из ребят не прочитал стихи на мамэ-лошн. 

— К следующему вашему приезду это обязательно будет, — заверила  гостя руководитель пушкинского клуба Мария Бочкарникова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девять − четыре =