Моя русская мама

Моя русская мама

из архива семьи Куталовых

Удоброй половины жителей села Екатерино-Никольского оказалось немало родственников в Китае

Восьмидесятилетней жительнице Амурзета Александре Алексеевне Синюта (в девичестве Черепановой) ее отец Алексей Кириллович никогда не  рассказывал о родной сестре Елене, которая в тридцатые годы прошлого века с маленьким сыном Ваней ушла из станицы Екатерино-Никольской в Китай  и не вернулась. 

Об этом своей дочери  уже после смерти мужа поведала ее мама Агафья Алексеевна, прожившая дольше мужа на 44 года. Местные казаки и члены их семей в те времена действительно совершенно свободно зимой переходили через Амур по льду, летом переплывали его на лодках. На китайской стороне они покупали все необходимые промышленные товары, там же занимались заготовкой сена для своих подсобных хозяйств. 

После укрепления на Дальнем Востоке Советской власти всякое сообщение между  берегами Амура было прекращено. Вдоль реки змеей протянулась колючая проволока. Последовавшие затем годы политических репрессий заставили население бывшей казачьей станицы под страхом смерти забыть о своем прошлом, сжечь все документы и фотографии, напоминавшие о прежней вольной жизни. 

Разговор матери и дочери на эту тему, может быть, со временем так бы и забылся. Но года три назад Владимир Демидюк,  бывший тогда механиком в ООО «Сэньхэ-лесопромышленность», сам уроженец Екатерино-Никольского, привел к Александре Алексеевне нежданных гостей —  пожилую китайскую пару и переводчика. Наташа, так представилась женщина «с той стороны», вместе со своим мужем-учителем уже пять лет с помощью  полиции и дипломатических ведомств искала родственников своей матери – Елены Черепановой в России. Так состоялась встреча двоюродных сестер, оказавшихся внешне очень  похожими (на снимке слева – Александра, справа — Наташа).

Наташа, которая после смерти своей мамы в 1962 году за последующие почти полвека жизни в Китае успела забыть русский язык, рассказала, что вернуться домой Елене помешало установление границы, превратившейся со временем в «железный занавес». Поэтому она вынуждена была остаться  в китайской деревне, расположенной как раз напротив села  Екатерино-Никольского. Там же вышла замуж. Кроме Вани, у интернациональной семейной пары было еще четверо дочерей. 

Каждое утро Елена, сильно тосковавшая по родным местам,  выходила на берег Амура и молила Бога о том, чтобы он дал ей возможность  вернуться домой. Но ее мечта так и не сбылась. Она очень любила мужа и своих детей. И потому не могла одна вернуться в Россию. В Китае тоже не всегда одинаково дружелюбно относились к русским. И бывали времена, когда  русской женщине приходилось скрывать свое  происхождение и говорить только на китайском языке. Своим детям она привила большой интерес к России, к ее культуре, а также  горячее желание побывать там, где прошли детство и юность их русской мамы. По словам Наташи, она сама после окончания школы вышла замуж за учителя, долго вместе со своей семьей жила в городе Лобэй. Потом супруга перевели на работу на юг Китая. Чтобы встретиться с русскими родственниками, им пришлось пересечь на самолете всю страну.

Александра Алексеевна Синюта встретила свою китайскую родню по-русски гостеприимно. Наташе и ее мужу в селе Екатерино-Никольском показали старый дом Черепановых, сложенный из кедровых бревен. Свозили их на сельское кладбище, где похоронен брат Елены — дядя Наташи и отец Александры – Алексей. Гости так горько плакали на кладбище над могилами родных, которых увидели в первый раз только на фотографиях, что не могли не тронуть сердца представителей многочисленной родни. У Алексея Кирилловича и Агафьи Алексеевны было четверо детей. Столько же у Александры Алексеевны. Прибавьте к этому числу еще всех внуков, правнуков. В итоге получится, что теперь родственники в Китае есть у доброй половины жителей села Екатерино-Никольского и части Амурзета! За одним столом в квартире Александры Алексеевны смогли собраться  только самые близкие. Языковой барьер, когда ушел переводчик, отчасти смогли преодолеть с помощью добрых улыбок, мимики и жестов. Родню, что называется, признали, показали ей все местные достопримечательности, проводили домой с подарками. Пригласили в гости еще.

Наталья с мужем очень хотела, чтобы ее двоюродная сестра поехала в Китай вместе с ними. Но у Александры Алексеевны нет загранпаспорта, да и ноги болят. Все-таки возраст.  Боится, что не сможет подняться с берега Амура на той стороне к зданию таможни, стоящему на пригорке. Поэтому в гости к сестре Наташи – Юле в Лобэй с ответным визитом ездила дочь Александры Алексеевны Галина. В отдельном домике в центре города ее ждали и встретили очень радушно. Юля тоже не говорит по-русски, но пригласила на встречу знакомых, которые выступили в роли переводчиков. И она, и муж — врач-стоматолог — уже перешагнули пенсионный рубеж. Обещали приехать в гости в Амурзет. В уезде Лобэй живут со своими семьями еще две дочери Елены Черепановой. А их старшего брата Вани, перенесшего тяжелый инсульт, к сожалению, уже нет. 

Удивительно, конечно, что спустя много лет родственники с разных берегов Амура встретились и готовы  общаться друг с другом, несмотря на языковой барьер. Интересно и другое: местные жители уверяют, что в центре города Лобэй стоит памятник русской девушке Елене и китайскому парню — ее мужу! Нелегкая  судьба этой необыкновенно сильной и мудрой русской женщины, которая смогла дать всем своим детям образование, вырастить их трудолюбивыми и ответственными людьми, в Китае расценивается как подвиг во имя семьи и детей. Фотографии двоюродных сестер — русской Александры и ее китайской двоюродной сестры Натальи — сегодня украшают одну из экспозиций музея этого города. Она  повествует о давних добрососедских отношениях между приграничными территориями. 

После потепления отношений между странами вот так же  нашли своих родных в селе Пузино Октябрьского района дети и внуки Анны Чупровой, вышедшей замуж за жителя Поднебесной и уехавшей вместе с ним в Китай. Они уже несколько лет тоже общаются между собой. То по одну, то по другую сторону Амура живут  несколько интернациональных семейных пар с детьми, официально зарегистрировавших свои  отношения в России. Они были созданы во время работы в Амурзете китайского предприятия ООО «Сэньхэ-лесопромышленность». 

Люди встречаются, люди влюбляются, женятся. Вроде ничего особенного в этом нет. Так было.  Так будет.  Но отрадно то, что  полноводная река, некогда   разделявшая народы с самобытной культурой, перестала быть чертой, проходящей через человеческие судьбы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *