Можем недосчитаться…

Можем недосчитаться…

Недавно вступивший в силу новый приказ Министерства природных ресурсов России, касающийся мониторинга охотничьих ресурсов, ставит под сомнение дальнейшее качество учетных работ в охотхозяйствах ЕАО

На днях во Владивостоке состоялось совещание-семинар, посвященное совершенствованию системы охраны животного мира и региональных особо охраняемых природных территорий на юге Дальнего Востока России. Состоялось оно при поддержке Всемирного фонда охраны дикой природы (WWF), и на нем присутствовали сотрудники природоохранных учреждений со всего Дальнего Востока и Забайкалья.

Многие обсуждаемые на семинаре проблемы касались регулирования и правильного использования объектов животного мира а также несовершенства законодательства в некоторых вопросах, касающихся охраны природы.

Об одной из наиболее актуальных для области проблем рассказал работавший на семинаре начальник  управления по охране и использованию объектов животного мира правительства ЕАО Алексей Феоктистов.

— Алексей Николаевич, что из себя представляет суть нового приказа Минприроды, касающегося новых условий учета охотничьих ресурсов?

— Приказ был издан в январе этого года и вступил в силу в середине августа, то есть сравнительно недавно. Если в двух словах — он регламентирует новые условия осуществления полномочий региона по мониторингу и учету охотничьих ресурсов методом ЗМУ — зимнего маршрутного учета, то есть по следам на снегу. Эта методика разработана давно и успешно применяется, в том числе в охотхозяйствах Еврейской автономии. Ведь учетная работа — это тот основной материал, из которого потом строится вся дальнейшая работа на охотничий сезон. Исследуя зимние следовые маршруты, учетчик составляет себе картину — сколько животных, являющихся объектами охотничьего промысла — например, изюбрей, косуль, кабанов, кабарги, —  обитает на данной территории, увеличилось или уменьшилось их количество…  По предоставленным данным составляются нормативы, по которым рассчитываются объемы изъятия из природы и использования охотничьих ресурсов, лимиты на охотничий отстрел животных и так далее.

— В чем же минусы нового приказа?

— В нем есть много моментов, которые ставят под сомнение дальнейшее качество охотничьего учета. Например, методика ЗМУ стала затратной для охотхозяйств области. Потому что приказ теперь безоговорочно устанавливает, что результаты маршрутных учетных работ будут приниматься только с приложением электронных треков, сделанных с помощью системы GPS. Ранее методика этого не требовала, но теперь учетчику, работающему на маршрутах в охотхозяйстве, обязательно нужно иметь при себе GPS-навигатор, который через спутник отслеживает его передвижение по маршруту — пройденное расстояние, время. Потом через компьютер делается распечатка всех этих данных, которая является документом, прилагается к ведомости и выступает как подтверждение того, что учетчик действительно проделал свою работу.

Для охотхозяйств теперь это дополнительные расходы, потому что самый подходящий для такой работы спутниковый навигатор стоит порядка 8-10 тысяч рублей, а их нужно несколько. Нет уверенности, что все охотпользователи сразу оснастят учетчиков необходимым оборудованием.

Нас еще насторожил момент, что методика, благодаря новому приказу, стала обезличенной: она не устанавливает полностью систему контроля и ответственности за проведение зимней учетной работы. Ведь раньше было так: четко определено, кто составляет основную базу учета, в какие сроки, какие документы предоставляет и когда. Сейчас же это неясно. Любая работа состоит из подпунктов — исполнители, контроль, сроки. Когда нет первого и второго, о каком качестве и сроках может идти речь?

Сомнения вызвал и противоречивый расчет маршрутов для охотничьих хозяйств области. Для маленьких хозяйств площадью менее двухсот тысяч гектаров предполагается лимит до 35 маршрутов учета, а это очень много. Их фактически нельзя «раскидать» равномерно по всей территории маленького охотхозяйства, неизбежно большая часть маршрутов будет пересекаться и повторяться. Это разрешается,  но ведь каждое прохождение по такому маршруту человека — это дополнительный фактор беспокойства для животных. Они станут бояться, изменят свои маршруты. В результате достоверной картины об условиях обитания и количестве животных учетчик не получит, что чревато неверными данными с большой погрешностью.

А для больших охотхозяйств — «миллионеров», где площадь превышает миллион гектар, учетных маршрутов должно быть не более ста. Это тоже не будет давать верной картины по количеству животных.

— Но если есть сомнения в предоставленных данных по учету промысловых животных, вы ведь можете их проверить?

— Это теперь сложно. Новый приказ нивелировал наши полномочия по оперативной проверке работы охотничьих хозяйств автономии. Теперь мы имеем право проводить проверки не чаще одного раза в три года. Теперь все на совести охотпользователей. Остается надеяться, что они сами будут ответственно подходить к своей работе, на маршрутах составлять верные данные о количестве животных, вовремя предоставлять их нам… Но в том,  что все они будут такими сознательными, уверенности нет.

Конечно, и раньше, когда оперативные проверки были разрешены, у нас не было сил и средств осуществлять контроль везде. Проверяли работу выборочно, но тем не менее выявляли нарушения, заставляли переделывать данные, контроль был. Сейчас же получается, что охотпользователи контролируют себя сами — но как, насколько качественно? А ведь оперативность наших контрольных мероприятий очень важна! Тем более, что метод зимнего маршрутного учета очень зависим от погодных условий. Прошла пороша, замело снегом следы в лесу — как доказать, что учетчик ходил сам, видел следы животных? Все данные по учету они предоставляют нам в конце марта, когда сходит снег, то есть исчезают доказательства деятельности учетчика, соответственно достоверность предоставленной информации может подвергаться сомнению. Без оперативности проверок тут никак, а у нас ее теперь нет. Последствия этого могут быть плачевными: искажения данных, неверные расчеты нормативов и лимитов отстрела. В результате численность некоторых промысловых животных может катастрофически снизиться!

— Как же так получилось, что такой «сырой» приказ теперь имеет силу, только затрудняет вашу работу?

— Всего учесть невозможно. Очевидно, что теперь все будет обкатываться на практике, будут возникать и учитываться все негативные моменты, которые нужно  отрабатывать и исправлять. Уже сейчас субъекты не молчат по этому поводу. Первого ноября в Москве в Министерстве природных ресурсов состоится совещание по работе данной методики в регионах: будет рассматриваться ее нынешняя целесообразность и эффективность. Наверное, будут учтены и все пожелания от регионов. Естественно, мы, как область, где работает шесть охотхозяйств,  покрывающих 98% территории, тоже не можем остаться от этого в стороне.


Фото с сайта pln-pskov.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *