Музей истории пенсий ЕАО — единственный в мире

Музей истории пенсий ЕАО —  единственный в мире

Олега Черномаза

Может ли такая обычная вещь, как пенсия, быть приметой времени? Еще какой!

Музей истории пенсий, созданный в автономии в 2008 году и зарегистрированный в Реестре общественных музеев ЕАО, сразу вызвал к себе  интерес как жителей области, так и гостей Биробиджана. Уникальность его в том, что он единственный в своем роде не только в России, но и в мире. Уже в этом году музей посетило около двух тысяч человек. Это школьники, студенты, пенсионеры, гости из других регионов  и жители области.

Музей по праву можно считать народным — экспонаты для него передавали жители области, сотрудники отделения Пенсионного фонда по ЕАО и его районных управлений.

— В нашем музее мы постарались представить историю России и историю пенсий как единое целое. Насколько нам это удалось, судить вам, уважаемые посетители, — с этих слов начинает каждую экскурсию общественный смотритель музея,  руководитель группы по взаимодействию со СМИ отделения ПФР по ЕАО Татьяна Мошкина (на снимке).

Инициатор его создания, управляющий отделением ПФР по ЕАО Александр Бобров вспоминает, что к созданию музея истории пенсий подтолкнули старые пенсионные дела, хранившиеся в архивах собеса и затем переданные в отделение Пенсионного фонда. За давностью лет они подлежали уничтожению, но у сотрудников, готовивших документы к этой процедуре, рука не поднялась уничтожить все без разбора.  Пенсионные дела красных партизан, солдат не просто содержали информацию о пенсиях, они были частью российской истории.

— Музей требует внимания, ухода, как любой ребенок требует воспитания. Это мое детище, предмет гордости, —  говорит Татьяна Мошкина. — Чтобы музей существовал, нужны новые идеи, новые экспонаты. Каждый стенд — это какая-то научная разработка, ведь взять готовый материал нам было неоткуда.

Собранные и представленные здесь  пенсионные дела, документы, фотографии, личные вещи, денежные знаки разных эпох и их копии, другие материалы рассказывают почти трехсотлетнюю историю пенсионного дела в России. Оказывается, у его истоков стоял Петр I. Именно он учредил в 1720 году  «…пенсион отставным морским чинам, или членам их семей в случае смерти кормильца» и узаконил его в Морском уставе. Каждый правитель династии Романовых вносил свою лепту в пенсионное обеспечение народа, а в окончательном виде оно было сформировано при Николае II. Мало кто из посетителей музея знает, что выстроенная в царской России трехуровневая система пенсионного обеспечения  считалась образцом для подражания во всем мире, но Ленин ее ликвидировал, отменив пенсии. Последствия этой акции для государства были трагическими — интеллигенция была вынуждена эмигрировать, некоторые перебрались в деревню, где все же как-то можно было выжить.  Понадобились десятилетия, чтобы возродить пенсионную систему, но уже на других принципах.

Самым драгоценным экспонатом музея его создатели считают пенсионную книжку георгиевского кавалера,  солдата Афанасия Курачева, проживавшего в Амурском крае, в состав которого входила территория сегодняшней Еврейской автономной области. Он жил на станции Ин, получал вполне достойную пенсию из Амурской казенной палаты по закону 25 июня 1912 года. В поселке Смидович, оказывается, живут его потомки.

— Мы узнали об этом, когда год назад были с передвижной выставкой в Смидовичском районе и стали  рассказывать школьникам о Курачеве,  — вспоминает Татьяна Мошкина. — Маленькая девочка, посещающая детскую площадку, сказала, что это ее родственник. В Смидовиче живет внук Курачева. При встрече тот был удивлен, растроган,  правда, из-за ошибки при заполнении документа он Куратев, а не Курачев.

История пенсий дореволюционной России  в музее представлена  и таким документом, как  «разсчетная книжка»  дьякона Александра Баженова, который получал пенсию из Тверской эмеритальной кассы епархии. Слово «эмеритура» (от латинского emereo — заслуживаю) мало кто знает, а это были пенсии из касс, средства которых составлялись из обязательных отчислений государственных служащих. На счетах эмеритальных касс  в начале ХХ века хранились большие деньги, составлявшие примерно половину годового бюджета государства. Эти кассы — своего рода прообраз нынешних негосударственных пенсионных фондов.

Еще одно свидетельство той эпохи —  памятка  1914 года «Как русским героям-солдатам и их семьям получить пенсию или пособие».

Собственно, эти документы и легли в основу первых экспозиций музея. О стендах и экспозициях, посвященных Великой Отечественной войне и ее участникам, — особый разговор. В их центре  — не подробности кровопролитных сражений, а документы. Несмотря на то что в годы войны финансовые возможности государства были крайне ограничены, оно издавало документы о пенсионном обеспечении военнослужащих, членов семей погибших и пропавших без вести.

Основанием для назначения пенсии родственникам погибшего на фронтах войны являлось свидетельство (похоронка), где на стандартном бланке указывалось: «… является документом о назначении пенсии». Например, извещение (похоронка) из пенсионного дела супругов Березиных в том, что их сын младший сержант Березин Николай Самойлович погиб 25 ноября 1944 г. и похоронен в 800 м от деревни Бороны, Латвийской ССР, послужило основанием для назначения пенсии  его отцу, тоже фронтовику Березину Самуилу Дмитриевичу, который был ранен в том же 1944 году  и демобилизован. Пенсия по инвалидности семье фронтовика назначена в размере 160 рублей. После его смерти пенсия по потере кормильца назначена нетрудоспособной жене Агафье Николаевне 1891 г.р.

Семьям погибших на фронте, пропавших без вести и умерших вследствие ранения инвалидов выплачивалась пенсия по случаю потери кормильца от 60 до 35 процентов зарплаты, в зависимости от количества иждивенцев.

В одной из музейных экспозиций представлено пенсионное дело Героя Советского Союза, персонального пенсионера местного значения, инвалида вследствие военной травмы  Георгия Дорофеевича Лопатина (1913-2003 гг.), проживавшего в с. Амурзет Октябрьского района ЕАО.

Он был призван на фронт 26 июля 1941 г. Октябрьским военкоматом ЕАО. Окончил курсы младших лейтенантов в 1943 г. Командовал  взводом. Звание Героя Советского Союза ему было присвоено за бой под Бобруйском при переправе через реку Птичь 27 июня 1944 г. Георгий Лопатин закончил войну в звании гвардии старшего лейтенанта, имел три боевых ранения. Вернулся к мирному труду в июне 1946 г. Кавалер орденов Отечественной войны I и II степеней, Ленина, Боевого Красного Знамени, двух орденов Красной Звезды, Октябрьской революции прожил долгую жизнь  — 90 лет. Пенсия по старости ему была оформлена в  1973 году, общая   ее сумма составляла 337 руб. 50 коп., что значительно превышало заработную плату в СССР. С 1992 г. получал две пенсии — по старости и инвалидности. С августа 2002 г. Георгий Дорофеевич получал пенсию в размере 7441 руб., кроме того, за ним сохранялся пакет социальных льгот. Средняя трудовая пенсия по старости в то время составляла 1596 руб.

Интересна экспозиция, в которой имеется пенсионное дело участника Великой Отечественной войны Михаила Архиповича Шестопалова. Фронтовик долгие годы проработал фотокорреспондентом областной газеты «Биробиджанская звезда». В экспозиции, кроме пенсионного дела, представлены  фотография ветерана, ныне покойного, газетный очерк о его боевом пути, старенькая пишущая машинка, фотоаппарат «Зоркий», свидетельство Почетного гражданина ЕАО.

По словам Александра Боброва, участники войны  в ЕАО получают пенсию, социальный пакет и ЕДВ (ежемесячные денежные выплаты, компенсирующие прежние натуральные льготы) в среднем в размере более 26 тысяч рублей. Денежное обеспечение инвалидов войны  несколько больше. В послевоенное время предоставление льгот для участников Великой Отечественной войны при назначении пенсий было и остается приоритетным направлением государства.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × четыре =