Музыка спасения

Музыка спасения

Ефима Вепринского

Лучший педагог России убеждена в том, что красота — лекарство для человечества

Как уже сообщала наша газета,  в этом году директор Биробиджанской муниципальной музыкальной школы Елена Болтыбаева признана победителем общероссийского конкурса «Лучший преподаватель детской школы искусств». Свою награду она получила  недавно в Москве из рук статс-секретаря Министерства культуры России Григория Ивлиева на новой сцене  знаменитого Большого театра. 

Елена Петровна рассказала журналисту «Биробиджанской звезды» о том, какие мысли и чувства посетили её после этого радостного события.

Культура кончается за Уралом?

— Елена Петровна, широко, наверное, Вы с коллегами в Биробиджане отмечали награждение?

— Я вдруг стала «звездой» для областных СМИ, что непривычно. Но какие такие необычные торжества вы имеете в виду? Когда мы здесь получили известие о признании меня лучшим преподавателем детской школы искусств, у меня состоялся творческий вечер в клубе «У фонаря» 

(в театре кукол «Кудесник»). Но вообще-то он планировался раньше и даже на другой неделе. На творческий вечер приехала моя дочь Анна (она немного работала у нас в детской музыкальной школе, а сейчас живёт и учится во Владивостоке), и это было для меня не менее радостным и важным.

— И всё же, Вам повезло или Вы шли к признанию целенаправленно?

— Мне повезло с окружением — это факт! Можете с этого и начать интервью. Мне повезло с людьми, с которыми я работаю, — коллегами, учениками, повезло с руководством города, которое поддерживает работу педагогов нашей школы с детьми. Вот из этого и складывается «директорский» успех. И всё-таки следует учитывать, что звание победителя «Лучший преподаватель детской школы искусств» пришло ко мне через всероссийский конкурс. Во всяком конкурсе присутствует элемент «счастливого случая», но кандидатов были десятки — в финал отобрали 50 человек по всем видам искусств и из них было 37 музыкантов. Было уважаемое жюри из известных в профессиональных кругах людей, мнению которых мы сами — преподаватели музыки — доверяем. Поэтому, конечно, меня радует, что я вошла в число победителей. Дело ведь, по большому счёту, не во мне — Болтыбаева я или Иванова: оценивались методические разработки, просматривались записи занятий с детьми, открытых уроков, прослушивались выступления учащихся музыкальных школ. 

— А что Вам самой во время конкурса было интересно узнать как преподавателю?

— Например, в жюри была профессор Московского колледжа имени Гнесиных при Российской академии музыки Елена Ивановна Кузнецова, и на её мастер-классах я почерпнула много полезного, интересного, нового, что очень важно в работе с учениками. Кстати, в «Гнесинке» профессора давали мастер-классы, занимаясь с детьми из различных регионов — Белгорода, Кемерово (там очень сильные школы), Юрги, Петрозаводска… А на второй день состоялся концерт из самых ярких победителей конкурса «Молодые дарования России».

— Чем-то качественно отличается  игра этих учеников от игры учащихся «обычных» музыкальных школ?

— Играть быстро умеют во всех регионах. А вот звучание инструмента очень отличается! Ребята из больших городов, где есть возможность слушать симфоническую музыку в живом исполнении, растут в более благоприятной среде, и у них — оркестровое слышание инструмента, оркестровые тембральные краски. Это то, чего недостаёт нашим детям  при всей их талантливости. Я, вероятно, выражаюсь не совсем понятными большинству терминами, но постарайтесь понять: просто учиться исполнению по показу одного преподавателя и по пластинкам — это не то же самое, что иметь возможность жить в музыкальном окружении. 

На конференции, посвященной вопросам развития дополнительного образования в сфере культуры, интересным было выступление начальника Управления культуры Белгородской области. Там, так же, как у нас, на культуру выделяют пять процентов от бюджета (точнее — 5,085 %), но финансирование регионов, очевидно, настолько разное, что за три последних «кризисных» года на эти средства была построена новая филармония с органным залом и гостиницей на 52 места, в Белгороде модернизировали Дворец культуры, а в каждом муниципальном районе есть свой оркестр! Всего их 14! 

— То есть дело развития культуры по-прежнему банально зависит от финансирования и выбранных приоритетов? А Ваша школа живёт не на том уровне.

— Наша школа живёт лучше всех в нашей области. Детей сейчас набираем достаточно и без особой рекламы, преподаватели отличные, материальная база удовлетворительная. А как живут и работают школы искусств в сельских районах? Разве там не бывает талантливых детей? В целом у меня осталось сложное чувство, что адекватное финансирование сферы культуры на Урале в основном и заканчивается. Но ведь отличных преподавателей, даже самых преданных делу, надо ещё удержать. Если у них не самые высокие заработки, то хорошо бы им иметь возможность хотя бы подработать. В крупном городе это легче, молодые люди делают свой выбор. 

— «Культура кончается за Уралом» — это прямо по Вертинскому: «Он покажет вам альбом Камчатки, где культура только лишь в зачатке». Но проблема невысоких зарплат в этой сфере повсеместна…

— И, как следствие, возникает проблема молодых кадров. Вот у нас сейчас нет профессиональных скрипачей. Но это не «еврейская» проблема — скрипачей и духовиков (музыкантов духовых инструментов) не хватает по всей России! И, представьте, вдруг в стенах «Гнесинки» представители Урала заявляют: «А у нас с этим проблем нет, у нас в класс скрипки конкурс 3,5 человека на место!». Мы: «Как так? Почему?» Ответ: потому что в областной филармонии такие зарплаты, что родители за руку ведут детей учиться в музыкальную школу — перспективно! У нас ситуация с точностью до наоборот. Талантливые ребята, которые могли бы стать профессиональными музыкантами, преподавателями, не идут в профессию по причине низкой оплачиваемости труда. В уже упомянутой Белгородской области средняя зарплата преподавателя музыкальной школы составляет 18,6 тыс. рублей, у нас почти столько же, но это с «дальневосточными» надбавками. Там эта сумма получается без всяких надбавок. Итог: охват детей, занимающихся в школах искусств, в среднем по стране — 12 процентов, в Белгородской области — 18 процентов, в полтора раза выше… Конечно, всё это привлекает в Белгород людей из других регионов, помогает удержать на родной земле своих, сохранить традиции. Вот чёткая, дальновидная региональная политика. Может, нам стоит позаимствовать их опыт?

Меняем музыку на нефть

— А нужно ли в окраинных регионах России развивать «непроизводительную» музыкальную сферу? Говорят, надо расширять добычу полезных ископаемых, развивать деревообработку, энергетику и т. д. 

— Но ведь не могут люди хотеть всю жизнь прожить на заводе или лесоповале! Даже после тяжёлой работы им нужен душевный отдых — это же понятно. Я искренне верю, убеждена, что красотою мир спасётся. Я не верю, что после концерта настоящей, живой музыки человек может оскорбить или ударить кого-то! Если бы прекрасная музыка звучала всюду — у людей было бы меньше агрессии друг к другу, меньше негатива к самым большим проблемам жизни. Ведь недаром в блокадном Ленинграде из последних сил содержали симфонический оркестр, вели трансляции из концертных залов под обстрелами — это помогло людям выстоять, помогло оставаться людьми даже в нечеловеческих условиях. Потому Ленинград-Петербург — традиционная культурная столица России. Неужели всё это не убеждает в правоте слов Достоевского?

— Ваши убеждения и пожелания чем-то подкрепились после поездки в Москву, после встреч с представителями Министерства культуры? 

— Есть маленькая радость: начал решаться вопрос о 18-часовой неделе для работников школ искусств (проект внесен на рассмотрение в Государственную Думу). Сейчас ставка — 24 учебных часа, а у учителей в общеобразовательной школе — 18 часов. По-моему, это несправедливо: у нас практически вся работа с детьми — индивидуальная, чтобы получить высшую квалификационную категорию, наш преподаватель должен подготовить учеников, которые добьются успехов на российском и международном уровне! Надеюсь, разумное решение будет скоро принято. 

— Какие полезные идеи, методики Вы привезли домой? И, если не секрет, что в числе желаний лучшего педагога и директора на ближайшее время?

— Сейчас по России образуются методические центры по работе с одарёнными детьми, по их дальнейшему развитию и продвижению. Они также составляют базу данных об этих детях. По идее такие центры должны «вести» талантливого ученика из глубинки, обеспечивать ему творческие контакты. Мы замечаем по своим ученикам: поучаствовал ребёнок где-то в крупном конкурсе — вернулся домой вдохновлённый: «Там ребята так играют! Я тоже так хочу!» Занимается изо всех сил, опережая других. Но окружение одной музыкальной школы скоро сказывается — он снова съезжает до общего уровня, ну будет чуть лучше других. Музыкальное исполнительство — живое дело: нужно постоянно слышать, видеть, как работают другие, перенимать опыт, соревноваться. В общем, никаких открытий здесь нет — нужно только всё это воплощать в жизнь. Это вполне реально: сейчас мэрией города в стадии подготовки находятся мастер-классы с участием профессоров лучших вузов страны, которые пройдут в Биробиджане в начале 2014 года. Во Владивостоке (после 10-летнего перерыва!) снова готовится летняя творческая смена для детей-музыкантов с занятиями профессоров «Гнесинки». Поедем ли мы (вернее, наши дети) туда? Хочется этого для наших ребят.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *