Мы бродячие артисты

Мы бродячие артисты - Глядя на него, сразу понимаешь –  перед тобой артист: улыбка, жестикуляция, выправка, дикция. Вячеслав Арутюнов соглашается стать экскурсоводом циркового закулисья.

Олега Черномаза

Глядя на него, сразу понимаешь – перед тобой артист: улыбка, жестикуляция, выправка, дикция. Вячеслав Арутюнов соглашается стать экскурсоводом циркового закулисья.

Корреспонденты «БШ» провели один день с артистами передвижного цирка, побывавшего с гастролями в Биробиджане

Свет софитов, восторженные взгляды, смех, улыбки, крики «Браво!». Клоуны, медведи, обезьянки… Вы, конечно, догадались, о чем речь. Те, кто хоть раз бывал в цирке, не забудут свои яркие впечатления никогда. С представлений мы уходим в отличном настроении. А как проходят будни тех, чья жизнь – сплошной праздник? Кто эти люди в сверкающих костюмах и с ярким гримом? Что за бесстрашные смельчаки приручают хищников?.. Воспользовавшись случаем – гастроли в нашем городе, – отправляемся в гости к циркачам и пытаемся ответить на эти вопросы.

Подходим к их лагерю. Фургоны и фургончики образовали собой кольцо, которое нужно было не раз обойти, прежде чем мы увидели вход. Нашли. Входим. Перед глазами разворачивается закулисная жизнь артистов. Между фургончиками натянуты веревки, на которых сушатся вещи. Стиральные машины стоят прямо на земле, тут же – тазики, ведра… К каждому фургону приставлена лестница. По одной из них спускается человек в ярко-желтой футболке. Подходит к нам. Глядя на него, сразу понимаешь – перед тобой артист: улыбка, жестикуляция, выправка, дикция. Вячеслав Арутюнов соглашается стать экскурсоводом циркового закулисья. И даже позволяет нам заглянуть в вагончик, где живут артисты. Там оказалось довольно уютно. Есть диванчики, небольшой телевизор, плита, столы и стулья – обычный дом, только на колесах.

– Вы не устаете от такой кочевой жизни? – спрашиваю у своего проводника.

– Нет! Вы понимаете, когда приезжаю домой, начинаю сходить с ума. На месте могу пробыть от силы две недели – не больше. Я просто не знаю, куда себя деть, хочется все время сорваться в дорогу. Да мы все такие. 

– А животные как дорогу переносят?

– О! Они так же, как и мы, уже привыкли. Каждое животное у нас с малых лет. Вот, кстати, наши медведи, – подводит к клеткам. – А вот пони, там мартышки, лошади. Сейчас будем кормить.

Мимо нас проходит какой-то серьезный молодой человек с тазом в руках, в котором соседствуют яблоки, морковь, яйца и еще какая-то витаминная снедь.

– Это он мишкам понес, – сказал Вячеслав. – Мы здесь все – и артисты, и уборщики, и повара.

– Все, кто тут живут, – артисты?

– Ну, конечно, все.

«Надо же, – подумала я, – а так сразу и не скажешь, особенно про угрюмого парня, что прошел мимо».

– Каждый день расписан по часам, – продолжает артист. – Просыпаемся, завтракаем. Ровно в девять начинается кормежка животных, потом все убираем, идем за продуктами. В обеденное время отдыхаем, потом репетиции.

Пока разговаривали, подошли к небольшому фургончику с надписью «Цирк».

– А здесь живет наша гордость – орангутан. Вместе со своим дрессировщиком.

– Как? В одном помещении живут? – удивленно спрашиваю я.

– Да. А вот и дрессировщик.

Новый собеседник, хозяин обезьяны, оказался заслуженным артистом России Владимиром Сопрыкиным.

– Здравствуйте. Мы хотели познакомиться с орангутаном, – говорю я.

– Это, пожалуйста, – отвечает Владимир. – Только не знаю, проснулась ли Соня.

– Ее так зовут?

– Ну да. Поспать она у нас любит. Вчера набегалась по парку, а теперь выходить не хочет.

Как ни звали мы Соню и как ни старался Владимир ее уговорить выйти, ничего не получалось. Только спустя минут пятнадцать она соизволила выглянуть из фургона. Кинув на нас вопросительный взгляд, мол, «что нужно?», она скрылась в свои апартаменты досматривать сон.

– Характер у нее еще тот, – говорит Владимир. – Ежели чего не захочет – не заставишь. Один случай помню, как ее просили показать язык. Парни уже и так и сяк с ней, сами показывали язык, корчили гримасы, а Соня была невозмутима. Смотрела внимательно на них, смотрела, потом взяла и кулак им показала! А трогать и обнимать меня при ней никому не советую. Приятелю, хлопнувшему меня по плечу, пришлось однажды отведать тяжелого леща от моей защитницы.

Слушая артистов, я не переставала думать: в чем секрет цирка? Сейчас, когда на дворе двадцать первый век, новые 3D-технологии и прочий хай-тек, как это искусство умудрилось сохранить свою первозданность, не затеряться среди новшеств жизни? Спрашиваю об этом своего проводника Вячеслава.

– Цирк не исчезнет никогда?

– Думаю, нет. Это живое и натуральное искусство, здесь человек не может сделать что-то наполовину, поэтому и делает все чисто. Если жонглер кинул пять булав, люди видят, что он пять булав кидает, стоп-кадра нет – ничего не переиграешь. Рискованные зрелища всегда любили смотреть вживую и, судя по наполняемости и реакции зала, эта любовь никуда не исчезла.

Отойдя от жилища Сони, мы оказались у вольера с собаками. Красивые породистые четвероногие артисты внимательно смотрели на нас. А я, глядя на все это многообразие клыкастых, рычащих и когтистых жильцов лагеря, не могла не спросить:

– Бывало, что на вас нападали животные?

Оба артиста улыбнулись.

– Все, конечно, было, но это наша работа. Вот на плече след от клыка, вот от укуса, – показывает Вячеслав и добавляет:

– Да что хвастаться? Это такая мелочь. Иногда заходишь за кулисы после выступления, начинаешь переодеваться, а тебе говорят: «Что это у тебя – кровь?» Глядь, а там царапина, и не маленькая. Но вы понимаете, мы настолько заняты выступлением, что не замечаем боль.

– А на дрессировщика где-то учат? – интересуюсь я в надежде понять, откуда такая выдержка и любовь к опасному делу.

– Нет. Ни в училище, нигде, это только семейный подряд, но обязательно нужно пройти стажировку. В этой профессии нужно родиться, и уже никогда не бросишь цирк.

– А когда кусают или царапают, вы не переживаете, что можете заразиться чем-нибудь?

– Вы что? С детства всех животных мы прививаем, а перед каждым выступлением проходим осмотр у ветеринаров. В каждом городе обращаемся к местным специалистам. 

Пока разговаривали, подошло время репетиции. Без ежедневных многочасовых тренировок артистам цирка нельзя. Прощаемся до вечера – мы приглашены на премьеру…

Шесть часов. Представление еще не началось, а я уже поняла, насколько нелеп был мой вопрос о судьбе цирка: зрителей было столько, что, казалось, и яблоку негде упасть. Полный аншлаг. Ни от одного из выступлений не оторвать глаз. Зал сидит как завороженный. Когда же на сцене появился красивый, улыбающийся дрессировщик обезьян в блестящем костюме, я сильно удивилась. Это оказался тот угрюмый парень, что подносил еду медведям. «Вот это преображение! Вот это артист!» – думала я, глядя на него.

Затем на арену выходят наши знакомые – Владимир и Соня. Любительница поспать номер отработала добросовестно (видимо, все-таки выспалась). Забавная обезьяна и ее хозяин рассмешили всех от мала до велика.

Выходя после представления, слышим, как зрители благодарят артистов шапито. 

Что осталось после знакомства с ними? У меня – восхищение и большое уважение к людям этой профессии. Скрывать усталость за широкой улыбкой, дарить людям смех и радость – так умеют только настоящие артисты.


 

В цирке побывали Александра Драгунова и Олег Черномаз

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *