МЁД С ГОРЧИНКОЙ-2

МЁД С ГОРЧИНКОЙ-2 - На фото автора: торговля мёдом на ярмарке в Биробиджане.

На фото автора: торговля мёдом на ярмарке в Биробиджане.

Почему несладка жизнь частного пасечника

Пасечник, приехавший из Биробиджанского района, продаёт мёд собственной выработки на сельхозярмарке в областном центре.
Как покупатель интересуюсь:  — А вы свой мёд только в городе на рынке продаёте или на экспорт тоже отправляете? Говорят, сейчас в Китае хороший спрос на него и цена высокая.

Продолжение беседы оказалось неожиданным.

 

«Колхоз» – слово ругательное?

— Я бы отправил, да как выйти на внешний рынок? – отвечает вопросом на вопрос фермер, назвавшийся «Федин Александр. Из Биробиджанского района».

— Так у вас же есть объединение пчеловодов, – напоминаю собеседнику.

— Есть, и я в нём состою, – отвечает Федин. – Но они ещё документы путём не могут оформить. То одного, то другого не хватает. Собрание зимой и по весне проводили. Объединение только-только начинает что-то делать. Хотят в Китай поехать, договор заключить на поставку партии мёда – попробовать, что из этого получится. Если договорятся, то потребуется везти мёд на анализы в лабораторию Хабаровска, поскольку наша лаборатория «колхозная»!

В устах районного пасечника, «колхозная» – это не форма хозяйствования, а уровень оснащения местной лаборатории. Низкий для современных потребностей, как явствует из слов Александра Федина.

— У неё нет соответствующей лицензии, чтобы выдать нам бумагу, разрешающую вывозить мёд на продажу за границу, – окончательно снижает мой энтузиазм пчеловод. – Идут, правда, разговоры о том, чтобы иметь в области свою лабораторию по статусу не ниже хабаровской. Но с ней не решены какие-то проблемы.

 

«Лучше свой мёд я сам съем»

— А мёд-то у нас имеется в достаточных количествах, чтобы продавать его за границей? – интересуюсь у разговорчивого пчеловода.

— Мёд у пасечников имеется. У меня у самого почти десять тонн. Китайцы к нам приезжают, присматриваются. Им надо мёда много и даром! (Смеётся.) Недавно вновь приезжали, предлагали купить оптом по 160 рублей за килограмм. Так я им ответил: «По такой цене я и сам свой мёд съем». Это совсем дёшево. Для нашего региона оптовая цена килограмма мёда должна быть минимум 180 – 200 рублей за килограмм. А по западу просят – 500 – 600 – 700 рублей за килограмм, – называет цены на сладкий продукт Александр Федин.

Тем временем к нашему разговору о продаже мёда за кордон подключается пасечник Евгений Кирюшин. Он, правда, тоже никогда за рубеж свою сладкую продукцию не отправлял. И как это делается на практике, не знает.

— Приглашали на конференции. Там, говорят, лекции на тему экспорта читают, – припоминает Евгений. – Но некогда туда ходить, пчёлами надо заниматься. Я же не могу всё своё хозяйство бросить и ходить слушать лекции. Может быть, на следующий год получится отправить партию мёда в Японию. Сейчас подружка сестры туда уехала, будет этим вопросом заниматься. Вернется – расскажет, что к чему. Получится – хорошо. Ну а на нет и суда нет, – изложил свою позицию некрупный сельхозпроизводитель.

— А какую партию меда вы могли бы отправить в Японию, если всё «срастётся»? – спрашиваю собеседника.

— Это зависит от того, какое будет лето и сколько тонн мёда накачаем. Вот у человека (показывает на коллегу на ярмарке) 150 семей пчёл, у меня – 150 семей, у товарища моего – 150, у второго товарища – 150. Это у каждого, считай, под десять тонн. Если лето будет благоприятным, – снова следует оговорка.

 

Раньше всё было. И проще, чем в Греции

Пчеловоды «со стажем» или занимающиеся этим делом потомственно нередко говорят, что в прежние времена со сбытом меда не было проблем.

— Раньше всё было просто. Заготовители приезжали к пасечнику, оставляли бидоны, он откачивал в них мёд, представители заготконторы вновь приезжали, забирали мёд. Труд пасечника хорошо оплачивали. Помните, наверное, кто в области был первым и единственным частным владельцем «правительственного» лимузина «Чайка»? Пчеловод! А сейчас я, как частник-предприниматель, значит, всё делай сам. У меня есть техника, грузовик. В Хабаровск мёд могу доставить. А как до Японии? Сплошные вопросы да проблемы. Кто их решит?

 

Горький личный опыт

Пасечник, с которым я побеседовал после похода на ярмарку, просил не называть его фамилию, а представить просто: «Максим».

— Все же пасечники друг друга знают, начнут «подкалывать», – объяснил он своё желание остаться неназванным.

Вот его версия существующих проблем.

Проблема первая для пчеловода-индивидуала (последний пчеловодческий совхоз давно исчез в ЕАО, да и на Дальнем Востоке) – это отправить мёд на экспорт. Нужно заполучить кучу справок, разрешительных документов – помимо паспорта пчеловода. Действительно, пчеловоду нужно отвезти свой мёд (литр-полтора) на анализы в Хабаровск. Тамошняя лаборатория выдаст санитарный документ, согласно которому пасечник сможет отправить мёд на продажу не только в другой регион, но и в другое государство.

Вторая проблема. Чтобы торговать своим медом за границей, пасечник должен быть официально оформленным предпринимателем, а не просто частником, имеющим личное подсобное хозяйство. (Как дело обстоит у большинства.) Предприниматель должен быть зарегистрирован согласно таможенному соглашению, и таможенники на границе могли бы проверить, действительно ли человек является предпринимателем. Такое требование действовало лет пять назад, остается ли оно в силе сегодня – не знаю.

И третий барьер – считаю, «заградительные» таможенные пошлины для вывоза мёда в Китай. Когда расчёты велись в американской валюте, то на каждый доллар «барьер» составлял 50 центов. В итоге мёд сильно подорожал, и китайцам такие условия торговли были невыгодны. Хотя они очень хотят получать наш мёд, готовы покупать его в больших объёмах при разовом завозе одной партии.

Для зарубежных покупателей интересны разовые завозы мёда от 50 тонн и выше. Чтобы иметь такую партию мёда, нужно объединять пять-шесть, по нашим меркам, крупных пасек.

Наши пасеки все мелкие, стоят в разных местах, потому сортность и качество мёда могут быть очень разными. А на китайской стороне таможенники смотрят товар очень строго. То есть, если мёд по документам прописан, к примеру, белого цвета, то весь товар должен быть именно белого цвета. Таможенники могут открыть контейнеры, и если мёд не белого цвета, то всю партию товара они могут вернуть отправителю.

Раньше в том же Октябрьском районе мёд китайцы охотно покупали и мелкими партиями. Не знаю почему, но уже несколько лет китайцы мелкими партиями мёд из России не вывозят. Причину, возможно, знают таможенники. В итоге мне пасечник, которого я хорошо знаю, говорит, что у него остался мёд позапрошлогодний, прошлогодний и свежий – этого года. Люди в Октябрьском районе начали было разводить пчёл, а сейчас удобный рынок сбыта мёда практически закрыли. И всё, в районе нажат тормоз развития пчеловодства!

А наш липовый мёд выгребают посредники из соседних регионов. Липы в ЕАО мало. В этом году опять приехали к нам посредники, отправляли при мне липовый мёд на Камчатку и Сахалин. Но опять же – всего пять-шесть «кубиков».

 

О новой организации пчеловодов области

Создали у нас «кооператив», как объявили – ассоциацию. Я думаю, если он не заработает, то пчеловодство в области через год-два с таким ростом цен на бензин окончательно придёт в упадок. А ещё этому будет способствовать потрава пчёл, как случилось нынешним летом в Центральной России. Знаю, что и у нас массово гибли пчелы.

Несколько лет назад недалеко от ЛЭП у меня стояла пасека. Электрики обработали ядохимикатами противопожарную полосу под ЛЭП, где росли луговые цветы. И пчела – «посыпалась». Липа цветёт, а у меня пчелы нет!

Этот же вред природе наносят авто- и железнодорожники. Они травят химикатами придорожные полосы, чтобы трава на них не росла. И пчёлы тоже дохнут! Про фермеров-полеводов, которые у нас живут сами по себе, уже говорилось… Вот на что надо обратить внимание нашему областному объединению пасечников, нашему правительству.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *