На грани лирики и философии

На грани лирики  и философии

Олега Черномаза

Литературное творчество биробиджанца Игоря Файнфельда не признает привычных стереотипов. Чтобы его понять, надо его принять 

А чтобы принять, надо понять – такой вот каламбур. Впрочем, на встрече с поэтом, которая прошла недавно в гостиной «У фонаря», царило полное взаимопонимание. Тон разговору о поэзии и прозе, а также о герое встречи задала ведущая Татьяна Горловская. Она выразилась поэтически образно, сравнив манеру авторского общения с читателями с узором, который никогда не повторяется. 

Корни поэта уходят в Сибирь, где его дед Лазарь Файнфельд был учителем идиша. Отец Ананий Файнфельд стал известным офтальмологом, заслуженным врачом РФ. Он любил искусство, был знаком с Соломоном Михоэлсом, дружил с Ларисой Ладыниной. Мама тоже посвятила себя медицине. Вроде бы и сын должен был пойти по родительским стопам, но его потянуло… в геологи. Семья тогда жила в городе Свободном Амурской области, и Игорь решил поступить в Благовещенский геологоразведочный техникум. Проучившись два года, забрал документы и сдал экзамены в медицинский вуз. А романтика так и не полученной профессии геолога воплотилась потом в литературном творчестве.

Двадцать лет назад Игорь Файнфельд приехал в Биробиджан, уже имея за плечами профессорское звание и степень доктора биологических наук. А еще в его активе было несколько книг стихов и прозы и членство в Союзе российских писателей. Словом, Биробиджан приобрел в его лице и большого ученого, и самобытного поэта и писателя.

– Мои книги – это попытка познать другую сторону жизни человека, попытка выйти из шаблона. А наука и творчество – это две дороги в моей судьбе, – поделился Игорь Ананьевич.

Попытку проанализировать творчество поэта сделали коллеги и почитатели его таланта. А студентка ПГУ им. Шолом-Алейхема Наталья Кошелева исполнила несколько романсов на его лирические стихи.

Сам поэт прочел несколько своих стихотворений, среди которых были и политические: «Их немного, но они у меня есть».

И стихи, и проза приходят к творческим людям не только из глубин сознания, но и из космоса, убежден поэт и ученый. В одном из интервью о своем творчестве Игорь Файнфельд говорит, что, как философ, он понимает – мысль может прятаться глубоко в подсознании, как медик, он определяет ее местонахождение, как биолог – препарирует пласты сознания и выпускает мысль наружу. Остается записать ее ямбом или хореем на космических скрижалях. В его понимании основы стихосложения равны основам мироздания.

Свою прозу автор называет медитативной, в ней много парадоксального и на первый взгляд непонятного. Но это не чтиво, а чтение, требующее немалых усилий и ума, и души. Но чем труднее задачи, тем больше радости от их решения.

– Поэзия апеллирует к чувствам человека, проза – к разуму. Поэзия соединяет несоединимые вещи, она превыше логической схемы, – провел границу между этими литературными жанрами Игорь Файнфельд. 

Он издал более десятка книг, которые читают даже в других странах. Их названия говорят сами за себя: «И сон, и явь, и миражи», «Душа с небес не возвратится», «И тень, и образ бытия», «Земли и неба слитый свет», «Попытка пробудиться», «Алхимия костлявого запяторучья». В тот день многие участники встречи получили в дар книги с автографом автора. 

Приведу здесь отрывок из стихотворения «В клинике», опубликованного в одной из названных книг:

Скоро, скоро желанный ужин,

Коридором идут тела,

А за ними крадутся души,

Без улыбок и без числа.

Санитары несут похлебку,

Чашки, ложки стучат, стучат…

Сквозь закрытые двери в щелку

Неземные глаза глядят…

А потом – проглотить таблетки,

Рот открыть, чтоб увидеть – съел.

Пока нервные спали клетки,

Чью-то плоть санитар надел.

Плач, тоска или снова хохот,

Тишина и звериный шум, 

И утроба рождает робот,

И под дверь выползает ум.

Цепенеют живые тени,

Опустилась в палаты ночь,

Тихо падает на колени

Вещий разум, чтоб нам помочь. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *