На полевом стане

На полевом стане - А. Ваулина

А. Ваулина

В том победном 1945 году весна в Приамурье немного припоздала.

В первой декаде мая еще ночами держались заморозки, девчата на полевом стане просыпались по утрам озябшие от холода. Но настроение было бодрым, посевная шла по графику, с далекого фронта приходили вести, что войне скоро конец – значит, лихая пора отступает.

В нашей бригаде дежневского колхоза «Тревога» было 13 человек. Все — молодые девчата и женщины, кроме шестидесятилетнего Филипка, который был на полевом стане и за повара, и за сторожа. Он неуклюже сновал по хозяйству на одной ноге, вторую потерял в Первую мировую войну где-то в Польше, приспособил к культе деревяшку и обходился без костылей. За веселый нрав и безобидный характер все в селе не звали его по имени и отчеству, просто Филипок. И он не обижался, старался обиходить наш быт, накормить посытнее блюдами, уберечь от беды.

Многие из нашей бригады окончили зимой 1941-1942 гг. курсы трактористов при Усть-Сунгарийской МТС и заменили ушедших на фронт механизаторов. Когда я освоила «Универсал», мне было всего 14 лет. Вместе с подружкой Настей Любиной быстро разобрались в сложных механизмах и уже весной 42-го выехали пахать и сеять.

И все военные годы трудились трактористками. Весной, летом и осенью — на полях и сенокосах, зимой – в тайге на заготовке леса и дров или возили зерно в Ленинское. Ни выходных, ни праздников. «Все для фронта, все для победы!».

Не отставали от взрослых и юные дежневцы. Вот какая справка хранится в школьном музее: «Учащиеся и учителя подписывались на третий Государственный заем. Было собрано в фонд обороны учителями 5050 рублей, учащимися – 1500.

Учащимися школы дано два концерта и пять пьес. Ученики собирали цветметалл, бутылки для разлива в них зажигательной смеси, велась переписка с фронтовиками. Была создана комсомольская бригада, которая помогала колхозникам в уборке урожая. Таким образом, наша школа тоже внесла свой вклад в общую победу над врагом».

В марте победного 45-го года повеселел Филипок. Давно не было вестей от его сына Семена, который ушел на войну с самого ее начала. А тут пришло письмо, что он жив, только лишился левой руки, находится пока в госпитале, но собирается домой.

— Слава Богу, жив! – приговаривал дед, в который раз перечитывая письмо. – Ничего, три руки да три ноги на двоих, управимся, проживем.

Он наготовил алюминиевую флягу браги из березового сока, припрятал для встречи  сына. Ядреный получился напиток.

… Радостную весть о Победе сообщил нам Витька Курносов, подвозивший на лошади горючее для наших тракторов. Собрались мы на стане к обеду, видим, мчится по высохшей траве повозка, гремит пустой бочкой, Витька стоит во весь рост, накручивает над головой вожжами.

— Что-то случилось, — в тревоге поднялись со скамеек женщины, — ранний гость пожаловал.

Еще издали слышим сквозь жестяный грохот крик Витьки: «Победа!.. По-бе-да-а-а!» Он сдержал лошадь у самого стана, осмотрел всех счастливыми глазами и уже тихо сказал:

— Победа! Все! Закончилась война проклятая!

С минуту мы ошеломленно молчали, хотя и ждали такой вести. Потом опомнились, под крики «Ура!» подхватили Витьку, стали качать. Потом обнимались, плакали, забыли про обед и работу.

К вечеру на стан приехал начальник политотдела МТС, еще раз, более подробно, рассказал нам о капитуляции фашистской Германии, поздравил с победой. Накрыли столы по-праздничному. Филипок распорядился притащить заветную флягу.


Воспоминания Аграфены Семеновны Ваулиной (Кутенких)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *