На волоске от смерти

На волоске от смерти

с сайта im8-tub.ru

7 сентября 1941 года было организовано Рыбницкое гетто

В редакцию «БШ» пришло на днях письмо от историка, журналиста, представителя Российского центра «Холокост» в Израиле Григория Рейхмана. Он просил разыскать в архиве газеты его очерк «948 дней со смертью», опубликованный в «Биробиджанер штерн» более двадцати лет назад. Героем публикации стал тогда бывший малолетний узник лагерей и гетто Сергей Гержой. Его исповедь, еще одно свидетельство ужасов Второй мировой войны, будет отныне храниться в военно-историческом музее «Энергия мужества» г. Хадеры (Израиль). 

Рыбницкое гетто — одно из самых страшных, организованных немецко-румынскими оккупантами на междуречье Буга и Днестра. Оно просуществовало 936 дней и ночей — с 7 сентября 1941 года до 29 марта 1944-го, когда Красная Армия с боями освободила городок. Фашисты согнали сюда более 3 тысяч евреев не только из окрестных сел, но и с Правобережья Днестра. Большая часть обитателей гетто — 2731 человек — погибла. Они были расстреляны, сожжены заживо, утоплены в реке, умерли от болезней, голода и непосильной работы.

Сергей Гержой родился в селе Белочи, что возле Рыбницы в Преднестровье на севере Молдовы. Когда началась война, ему было двенадцать лет. Будучи ребенком, ему пришлось провести 948 дней рядом со смертью…

— Двадцать третье июня… Этот день я хорошо запомнил, — рассказывал Григорию Рейхману герой очерка. — Немцы бомбили железнодорожный мост. Паника. Обезумевшие от ужаса люди. Спустя несколько дней к нам прибыли родственники, бежавшие от наступавших гитлеровцев. А в середине августа мы попытались эвакуироваться на восток. Но оказались в тылу у немцев.

В сентябре, после долгих мытарств, мы вернулись в родное село. Семьи соседей, что вернулись в город пораньше, были убиты. Расстреляли всех — от мала до велика, причем сначала самых маленьких на глазах у родителей, потом стариков.

«В октябре 41-го семья угодила в лагерь, — пишет автор очерка. — Но не классический, коими в нашем понимании являются лагеря для уничтожения евреев — Освенцим, Майданек, Треблинка, со всей атрибутикой — бараками, «газовками», трубой крематория. Это была система пересыльных лагерей. Рыбница — Воронково — Колбасное — Слободка — Нестоиты — Борщи. Располагались они в свинарниках, школах, МТС. 

Впрочем, цель у них была одна — убивать евреев. Не пулей, так болезнями, холодом и голодом. Вскоре погибла тетя Сергея — Сарра. На пути в лагерь она просто не смогла больше идти — очевидно, сдало сердце. Судьба ее дочерей была не менее трагична. В Рыбнице фашисты надругались над одной из них, молоденькой учительницей — красавицей Эстер, а затем убили. Фаня, другая дочь, скончалась от эпидемии в январе 1942-го. Другая тетка, потерявшая в лагере Борщи трех дочерей, пыталась бежать, но тут же была застрелена… 

В феврале 1942-го семье Сергея Гержоя удалось вырваться из лагеря. Что это — чудо? Наверное, да. На рассвете они обнаружили, что ворота лагеря открыты, а часового нет, и тихо ушли. Постепенно дошли до Рыбницы, а там… гетто! 

Замкнутое пространство в черте города. Несколько сотен людей с желтыми звездами Давида на груди, свезенных сюда немцами и румынами из Бессарабии и Буковины. Холод, голод, бесправие. «Выгодные» и «невыгодные» работы. Когда можно было разжиться гнилой картофелиной, а когда за малейшую провинность можно было остаться с пулей в затылке…».

— Погибнуть здесь можно было каждую секунду, — делится воспоминаниями герой публикации. — И мы почти свыклись с этой мыслью… В сорок третьем году фашисты стали уводить молодежь. О судьбе этих людей можно было только догадываться. И лишь в 1967 году при рытье котлована была найдена большая братская могила… Остатки гетто спасло от гибели стремительное наступление войск маршала Конева, их победа под Корсунь-Шевченковским. 30 марта 1944 года пришло освобождение. А ведь фашисты планировали «эвакуировать» гетто… в Освенцим. Рыбницкое гетто, пожалуй, одно из немногих на территории бывшего Союза, где освободители застали евреев в живых.

«Спустя некоторое время, — пишет Григорий Рейхман, — Сергея и выживших членов его семьи разыскал старший, родной по матери брат Михаил, воевавший в соединении партизан Сабурова, кавалер советских и польских наград. Вот вам еврейский паренек, предъявивший личный счет фашизму. При его участии было пущено под откос 13 немецких эшелонов с техникой и живой силой. 

Как удалось выжить? Судьба? Воля Всевышнего? Как хотите… Были среди местных жителей люди с большой буквы. Сосед семьи Гержой — Терентий Павлович Павлышин приносил для нескольких семей муку, делился последним. А прознай фашисты — убили бы его тут же или публично повесили бы «за помощь жидам». 

Листы свидетельских показаний, где значатся имена погибших мужчин, стариков, женщин и младенцев, — несколько десятков имен — Сергей Гержой в свое время заполнил и отправил в Израиль. Сейчас они хранятся в зале Памяти Института Катастрофы и героизма «Яд-Вашем» в Иерусалиме. А теперь они займут место в военно-историческом музее «Энергия мужества» г. Хадеры (Израиль). 

С фронтовых дорог

Уже много лет редакция «БШ» регулярно получает журнал «Голос инвалидов войны», который издается в Израиле Союзом воинов и партизан — инвалидов войны с нацистами. Из него мы узнаем о деятельности ветеранских организаций в разных городах Израиля, об участниках Великой Отечественной войны, проживающих ныне в этой стране. Предлагаем несколько публикаций из журнала

1Благотворительный взнос

Тевель Виткин, инвалид войны, бывший учитель истории, директор школы, вручил мэру Арада чек на сумму 50 000 шекелей для организации деятельности неформального центра для трудных подростков и городской молодежи.

Школа мужества

2

В ашдодский Музей воинского героизма и памяти жертв Катастрофы приезжают делегации из разных городов Израиля и других стран. Здесь проходят экскурсии, чествования юбиляров, вечера, праздники, презентации книг. Кстати, Ашдод — единственный в Израиле город, где установлен памятник блокадникам Ленинграда. 

4Наши Герои

В разные годы в Израиль на постоянное место жительства приехало всего шесть Героев Советского Союза. Пятеро из них уже ушли из жизни. Их имена страна увековечила в памятниках, названиях улиц, во многих изданиях, в добрых делах. Ныне единственный Герой — Яков Форзун — проживает в Ор-Акиве. 

О боях-пожарищах

В Реховоте состоялся фестиваль фильмов известного режиссера, члена Союза кинематографистов России, бывшего фронтовика Ефима Гольцмана. Он — автор почти7 ста фильмов, 15 из которых сняты в Израиле. Тема войны близка автору, который 17-летним юношей ушел на фронт. Фильмы «Помнить и рассказать», «Опаленные войной» повествуют о пережитом во время Великой Отечественной войны.

9Война для нас не кончается

За два десятка лет член ветеранской организации Ришон ле-Циона Ефим Гольбрайх опубликовал серию книг о воинском героизме. Начиналась она с «Исповедей ришонского парка», где героями стали боевые товарищи автора. Недавно состоялась презентация десятой книги Гольбрайха, вышедшей в этой серии. 

Ветераны объединяются

В комитете Союза инвалидов войны города Петах-Тиква числится сегодня около двухсот человек. Списки пополнились за счет присоединения к коллективу 5инвалидов и вдов инвалидов, проживающих в Рош-Айне, Кирьят-Оно, Ганей-Тикве, Гиват-Шмуэле. Одно из главных направлений деятельности комитета — помощь больным и ослабевшим товарищам, работа женсовета.

6В честь советского офицера

Осенью 1943 года узники лагеря смерти Собибор подняли восстание — единственное удачное лагерное восстание за все годы Второй мировой войны. Сразу после побега заключенных лагерь был закрыт и стерт с лица земли. В Тель-Авиве живет Семен Розенфельд, один из участников восстания. В прошлом году в Тель-Авиве был открыт памятник в честь боевого подвига советского офицера Александра Печерского, организатора победного восстания участников еврейского Сопротивления.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *