Нам поможет государство?

Нам  поможет  государство?

Фото Василия КРАВЦОВА

Впервые в Биробиджане состоялось выездное заседание координационного совета отделения Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) в Дальневосточном федеральном округе

Мероприятие приурочили к десятилетию регионального объединения работодателей Еврейской автономной области, председателем которого является Ефим Шмаин. Юбиляров в зале заседания поздравили вице-президент РСПП Виктор Черепов и Сергей Смоленцев, заместитель председателя координационного совета отделения РСПП в ДФО.

С интересным докладом на выездном заседании выступил Вадим Заусаев, доктор экономических наук, директор НИИ рынка ДФО при Минэкономразвития России.

«Гиря» на экономике

— Сегодня как никогда актуальны проблемы видения настоящего и будущего развития Дальнего Востока. Какие сценарии, концепции, стратегии мы примем, как определимся, так и будем жить. Потому тему своего доклада я назвал: «Сценарии развития Дальнего Востока: реалии и возможности», — сказал в начале своего выступления Вадим Заусаев.

Он обратил внимание участников встречи на три возможных процесса перехода Дальнего Востока из одного состояния в другое. По словам докладчика, во все времена к столь крупному региону всегда был и остаётся геостратегический интерес, и не только России. Потому с учетом значимости Дальнего Востока уровень развития его производительных сил здесь всегда старались поднимать. Власти стремились к тому, чтобы в регионе гармонически сочетались экономические, социальные и военные интересы как государства, так и тех, кто осваивает эту территорию. И всё вместе должно было способствовать постоянному закреплению населения на Дальнем Востоке.

При учете степени самодостаточности региона четко просматривалась высокая доля государственного участия в формировании данного показателя. И ряд лет, начиная с 1905 года, Дальний Восток считали самодостаточным, т.е. люди, живущие на данной территории, могли решать многие жизненные задачи собственными силами. Они умели обеспечить себя всем необходимым без помощи извне.

— Ситуация изменилась в последнее время, — говорит Вадим Заусаев. – Только три субъекта на Дальнем Востоке сегодня являются самодостаточными – Сахалин, Чукотка, Якутия. Эти три субъекта «вытягивают» самодостаточность всего Дальнего Востока.

По словам докладчика, существующие модели развития субъектов региона вполне красиво выглядят в теории. Но есть, как он отметил, жизнь, которая реально, объективно определяет экономику каждого субъекта. Он привел пример положительного развития Якутии, которая за ряд лет вложила много средств в образование, науку, социальную сферу, инфраструктуру с высокой долей государственного участия и сырьевой специализацией. Республика успешно развивается. И обратный пример – Хабаровский край и ЕАО. Эти два субъекта в советское время так же активно осваивали территорию.

— Всё было! И наука, и машиностроение, и легкая промышленность, и образование, и сельское хозяйство. Ну а что мы имеем сегодня? Хабаровский край – один из самых сложных субъектов на Дальнем Востоке, — подобрал «мягкое» определение докладчик. – Самое неприятное то, что главные отрасли края, обрабатывающие производства, о которых мы много говорим и которые должны стать определяющими в развитии не только Хабаровского края, но и других субъектов, имеют 96 процентов всех убытков нашего Дальнего Востока. Вся обрабатывающая промышленность – «гиря» на экономике Хабаровского края, — сказал Вадим Заусаев.

В невыгодном сравнении оказалась и Еврейская автономная область, которую ранее называли не иначе как житницей Дальнего Востока с высокоразвитым сельским хозяйством – животноводством и растениеводством. Биробиджан славился как центр легкой промышленности, энергетического и сельскохозяйственного машиностроения на Дальнем Востоке. Сегодня обрабатывающие производства (те, что остались) работают неэффективно.

Второй сценарий развития Дальнего Востока докладчик назвал «транзитным». То есть он предполагает по возможности создание сети автомобильных и железных дорог, речных и морских портов, нефте- и газопроводов, линий электропередачи для закрепления и расширения контактов как с ближайшими зарубежными странами, так и внутри субъектов и между субъектами Дальневосточного федерального округа. При этом население региона все равно будет сокращаться.

— И, наконец, тот двигатель, который я бы назвал национальным путём развития Дальнего Востока, где должно больше присутствовать государственное участие. Это не значит, что мы полностью встаём на дотацию государства, не значит, что мы должны ехать в Москву и требовать деньги для развития, ходить с шапкой по кругу, чтобы нам помогли. Но государственное участие в развитии инфраструктуры, поддержке перерабатывающих отраслей, которые сегодня, к сожалению, многие убыточные, безусловно, скажется положительно на демографическом потенциале Дальнего Востока, — высказал своё мнение докладчик.

Вадим Заусаев отметил, что в 2009-м году тогдашний премьер-министр, а сегодня Президент Российской Федерации, подписал документ о развитии Дальнего Востока, в котором главной целью является закрепление населения на  Дальнем Востоке. На первое место поставлено именно формирование состава населения и его закрепление на территории, удалённой от центральной части страны. (За последние 20 лет постоянное население только маленькой ЕАО уменьшилось более чем на 20 тысяч человек – редакция).

Кому финансировать надбавки?

— Дальневосточные надбавки – это прерогатива государства. Если оно заинтересовано в реализации стратегии развития Дальнего Востока, главная цель которой – закрепление населения на этой территории, и должно выплачивать надбавки, а не бизнес. Это позволит, с одной стороны, снизить издержки производства, с другой – повысить заработную плату, доходы местного населения, сделать продукцию дальневосточников конкурентоспособной, — уверен Вадим Заусаев. Он назвал цифру — 420 миллиардов рублей в год. Столь внушительная сумма, по его мнению, позволит покрыть все сегодняшние дальневосточные коэффициенты.

— Затраты государства большие, но надо понимать главную цель — снять с бизнеса непосильную нагрузку. Для активного включения бизнеса в экономику страны надо существенно уменьшить транспортные тарифы. Существующие делают продукцию дальневосточников неконкурентоспособной.

— Я этот вопрос поднимал неоднократно. Сумма, которую вы назвали – 420 миллиардов рублей – действительно большая. Если государство считает, что нужно стимулировать жителей Дальнего Востока, то государство и должно коэффициенты платить, а не сами предприниматели. Но закона-то нет, — поддержал докладчика Ефим Шмаин.

– Я думаю, что в законе о Дальнем Востоке, рамочном законе, государство должно максимально стимулировать и поддерживать эту идеею. Там надо «прописать» и надбавки, и тарифы и двигаться в этом направлении. Если такой закон не разработают и не примут, то продукция дальневосточников по-прежнему останется неконкурентоспособной, — ответил докладчик.

Прозвучало предложение внести эту идею на рассмотрение рабочей группы.

— Вы как-то «печально» сказали о наших обрабатывающих производствах. Как всё-таки улучшить ситуацию? Реально ли повысить эффективность нашего приборостроения, машиностроения?

—  На Дальнем Востоке перерабатывающая промышленность работала на оборонку. Например, около 80 процентов продукции кабельного завода потребляли судостроение и оборонка. Станкостроение – так же. Были регулируемые связи, были низкие транспортные тарифы, и обрабатывающая промышленность была конкурентоспособна. Перерабатывающая отрасль работала не только на оборонку, но и выполняла важную системообразующую роль. Дело в том, что постоянное население может формироваться только по оптимальной половозрастной структуре: мужчины — женщины, молодой, средний, пожилой человек. Если мы нарушаем эту структуру, то постоянного населения на территории не будет. На Дальнем Востоке развивались лёгкая промышленность, машиностроение – работницы и рабочие, что способствовало формированию структуры постоянного населения. Это не коммерческий подход к проблеме, это демография. Мы же сегодня думаем только о коммерческом развитии Дальнего Востока, потому имеем такие результаты, —  сказал В.Заусаев.

— Вадим Константинович, вновь вопрос о 420 миллиардах, о которых вы говорили. Как вы мыслите их возмещение из федерального бюджета? Это будут какие-то льготы по федеральным налогам или это будут прямые субсидии?

— Я думаю, что это надо делать непосредственно из федерального бюджета. В конце концов, это экономика, когда из одного кармана деньги положил в другой карман. У нас есть пенсионный и налоговый фонды, где всё контролируется.

— А каково ваше предложение по улучшению демографической ситуации?

— Общая установка правительства и экономического блока правительства Российской Федерации прежде всего такова: надо усиливать, поднимать, развивать экономику. И на базе этого начнёт увеличиваться население Дальнего Востока. Казалось бы, логично: появятся новые предприятия, те же горно-добывающие и перерабатывающие комплексы, к примеру, в Амурской, Еврейской автономной области, сюда приедут люди, больше будут получать, зарабатывать. Останутся на территории. Однако расчеты показывают, что не всё так однозначно. Бесспорно, что Дальний Восток был постоянной стройкой. Люди приезжали сюда, в том числе за длинным рублём. И какая-то часть строителей оставалась. Но вот факт из недавнего прошлого Амурской области. В 2008 году построили и запустили Бурейскую ГЭС. Построили великолепную школу, больницу. Шесть тысяч строителей туда приехали. Переселяют людей в новое жильё. Но высокая заработная плата строителей «потянула» повышение цен на всё и вся на внутреннем рынке. И люди выражают недовольство, настраиваются на отъезд. Ситуация с демографией ухудшилась. На этапе постоянной стройки происходит рост доходов, лучше выполняются социальные программы. Но когда стройки заканчиваются, новые эпизодические возникают, то происходит спад в экономике региона. Стройки косвенно способствуют улучшению демографии, но недостаточно только таким путём улучшать экономику и демографию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *