Наперекор судьбе

Наперекор судьбе

Золотой блеск медалей, ликование зрителей, минуты славы и обожания — так выглядит жизнь чемпиона на первый взгляд. Но это только верхушка айсберга — за многочисленными победами зачастую скрывается непростая и запутанная человеческая судьба

Раиса Свинкина — чемпионка Дальнего Востока, чемпионка России, СССР и Европы среди молодежи, замечательная теннисистка, да и просто хороший человек. Ее жизнь — пример для многих. В ней есть тот стержень, который помогает человеку не только побеждать, но и добиваться своей цели наперекор судьбе. Преодоление, решимость, воля, смелость — именно так она идет по жизни, никогда не сворачивая с намеченного пути, не разучившись мечтать и верить в свои силы.

Детство Раиса Моисеевна вспоминает с улыбкой. Да, было трудно, но так жили все. И хоть семья была совсем не богатой, она не ощущала себя в чем-то обделенной, ни в чем никогда не нуждалась. По закону жанра, ей, как самой младшенькой, всегда доставалось только самое лучшее. За это она благодарна своей маме, которая одна воспитывала четырех детей. Отец умер, когда Рае не было еще и двух лет, она его и не помнит вовсе.

Со спортом Раиса Свинкина начала дружить еще в самом малом возрасте. Все время проводила с ребятней то на речке, то на катке, то на футбольном поле. В настольный теннис пришла, когда ей было тринадцать лет. Подумать только, за каких-то девять месяцев стала настоящей чемпионкой! Сперва победила на первенстве Хабаровского края среди девушек, потом завоевала первое место на чемпионате Дальнего Востока. С каждым разом поднималась все выше и выше — победила на чемпионате России, затем одержала победу на чемпионате СССР среди девушек. На тот момент Раисе было всего четырнадцать лет. В том же году попала в сборную СССР, с которой поехала в Данию на Первенство Европы, где снова победила.

За счет чего побеждала? Упорство, талант, работоспособность — это само собой. А еще — отменное умение обманывать своих соперников в техническом плане: природная гибкость кистей рук к тому располагала. Не зря все любили шутить, что у Свинкиной не стопроцентная реакция, а — двестипроцентная.

— Для меня всегда самым главным было победить, — рассказывает Раиса Моисеевна. — Если взялся за дело — выполни его на все сто, борись до конца — этому принципу я следую всю жизнь. Хуже поражения для меня ничего не могло быть, и неважно — теннис это, детская игра или уличный футбол.

detyБольше всего своими победами я обязана любимому тренеру Юрию Косвинцеву. Мне повезло — я попала в руки большого профессионала. К подготовке к соревнованиям он подходил строго, а еще умел вовремя ободрить и вдохновить. Помню, как я переживала перед турниром с чемпионкой мира из Чехословакии в 1967 году, которая играла в теннис уже лет пятнадцать. Заметив мое волнение, тренер мне сказал: «И чего ты испугалась? Кто она такая, чтобы ты ее боялась?» Мои страхи тут же куда-то улетучились.

Теннисную ракетку, признается Раиса, она не выпускала никогда — то за учительским столом устроится, то на уличной лавочке, а то и прямо в поезде начнет тренировку — отбивать шар могла хоть рукой, хоть тапочком. Даже ложась спать, клала ракетку под подушку. Мама тоже не прочь была посостязаться с дочкой в спорте. Когда Рая приходила из школы, она раздвигала обеденный стол, книги служили подобием сетки, и разгорались настоящие теннисные бои.

Но прежде чем стать успешной теннисисткой, Раиса Свинкина успела показать себя и в других видах спорта — в футболе, волейболе, шахматах, выступала с другими ребятами за свою школу. Большой своей страстью, естественно, после тенниса, называет футбол. По ее признанию, если бы в то время существовал женский футбол, то выбор остановила бы на этом виде спорта. И, наверняка, добилась бы ничуть не меньших успехов.

Естественно, спорт отнимал у девушки все время и все силы. Об успешной учебе и говорить нечего — одноклассники видели ее в школе дней двадцать в учебном году. А когда учитель требовал дневник у невыучившего урок ученика, Рая всегда предлагала взамен свой — поставьте, мол, двойку в мой, чего бояться. «К доске пойдет С…, — учитель внимательно смотрел на Раю, готова та или нет. — К доске пойдет Сивоконь». Как не войти в положение спортсменки — опять соревнования… Конечно, выручали победы, без которых Раиса никогда не приезжала с турниров.

Бесконечные поездки, медали и кубки — день за днем жизнь шла своим чередом. И ничто, казалось, не могло помешать ее привычному ритму. Пока не случилось то, что навсегда изменило ее судьбу.

В 1968 году в газете «Советский спорт» вышла статья, вычеркнувшая из жизни спортсменки целых три года. А началось все еще раньше. Когда Раиса Свинкина вернулась с соревнований из Дании, ее вызвали в спортивный комитет. Там ей сразу предложили, даже, скорее, настоятельно потребовали, поменять национальность — еврейскую на русскую и остаться в Москве. Зачем и кому это нужно было? Имя Раисы Свинкиной было известно во всем мире. Она была не просто перспективной спортсменкой, а очень востребованной — после Первенства Европы ей предлагали очень выгодные условия, приглашали уехать в Италию и во Францию, в Испанию и в Америку, и, конечно же, в Израиль. Все это не могло понравиться советскому руководству, для которого выезд граждан из страны был очень болезненной темой, поскольку подрывал основы национальной политики СССР. Тем не менее 10 июня 1968 года в ЦК КПСС поступило совместное письмо руководства МИД СССР и КГБ СССР за подписями Громыко и Андропова с предложением разрешить советским евреям эмигрировать из страны. Однако процесс подачи и рассмотрения заявлений на выезд сопровождался целым рядом бюрократических формальностей и проволочек, призванных максимально затруднить, а подчас сделать невозможной массовую эмиграцию. Одновременно началась травля отъезжающих, волна негативных публикаций в прессе.

— Но у меня и в мыслях не было покидать Родину. Я всегда считала, что Россия, Союз — страна многонациональная, где все друг другу братья, — рассуждает Раиса Моисеевна. — В составе той же сборной, которая отправилась в Данию, были украинка, русская, белорус, армянин, латыш, литовка и еврейка в моем лице. И никому не предложили поменять национальность, кроме меня. Я понимала, чего может стоить мой отказ, осознавала, что мне попросту могут все перекрыть. Но пойти на такой серьезный шаг без четких доводов и аргументов я не смогла. Просто в голове не укладывалось, зачем все это надо. Ведь национальность, как и любой другой признак, по моему убеждению, не могут влиять на результат соревнований.

Пока политики решали судьбу Раисы Свинкиной, та продолжала усиленно готовиться к предстоящему чемпионату мира в Австрии, по ходу размышляя, чем же неугодно ее еврейское происхождение, зачем менять национальность и почему необходимо оставаться в Москве. Девушке было всего пятнадцать лет… Уезжать на чужбину она не собиралась, пусть и сулили ей золотые горы. Намного больше она ценила то, что уже имела, жизни не могла представить без любимого Биробиджана, без друзей и всех родных людей — ведь все жили как одна большая семья.

Через три месяца после возвращения спортсменки из Дании вышла та статья, перевернувшая с ног на голову всю ее жизнь. Незаслуженно облили грязью, наглым образом оклеветали… Журналист явно выполнял чей-то заказ — показать спортсменку в очень неприглядном свете, и получилось у него это на «отлично». Результатом всех этих злопыхательств стали три года дисквалификации, три долгих года застоя, когда спортсменке было запрещено участвовать в соревнованиях. Трудно себе даже представить, что это значило для самой девушки — к этому времени только начался самый расцвет ее карьеры, а слава о ней гремела далеко за пределами родной страны. Путевка на чемпионат мира так и осталась лежать нетронутой — поехать на него она уже не смогла.

В таких случаях часто говорят — солнце померкло. Но несмотря ни на что, она не перестала тренироваться и играть в теннис. Окончила школу, потом механический техникум. Там, кстати, Раиса училась хорошо — теперь уже никакие разъезды и соревнования ей не мешали. «Память бывает хорошая только у спортсменов и у дураков, она меня и выручала», — в шутку говорит Раиса Моисеевна.

А там и дисквалификации пришел конец — настала пора покорять новые вершины, доказывать, прежде всего, самой себе, что никакие разочарования не в силах сломить ее твердый настрой на победу.

Однако теперь все получалось уже не так легко и просто, как прежде. Куда-то исчезла непоколебимая уверенность в себе, в своих силах, свойственная прежней Раисе Свинкиной. Дебютом новой Раисы стал чемпионат России в городе Свердловске. Вначале все шло хорошо, почти все соперницы были побеждены — и вдруг произошел ничем необъяснимый сбой. В финале игры она встретилась с уже знакомой спортсменкой из Краснодара, которая прежде никогда не вызывала страха. Но тут в самый решающий момент рука предательски задрожала, и уже не то что шар не могла отбить — просто замерла на месте.

— Я подбежала к своей подруге Наталье Король, — вспоминает Раиса Моисеевна, — она тогда заменяла тренера Юрия Косвинцева. Начала ей жаловаться, что, дескать, все пропало, не смогу выиграть. Она, недолго думая, дала мне какую-то таблетку. И предусмотрительно при этом добавила, чтобы я выпила только половинку — лекарство имеет очень сильный эффект. Что вы думаете, я, конечно же, приняла целую таблетку. И победила со счетом 3:0! А потом смотрю — все наши умирают со смеху: «Чемпионкой-то стала с таблетки анальгина!»…

Все последующие после дисквалификации годы Раиса Свинкина продолжала показывать отличные результаты, хоть и давались они уже с трудом. А потом стала воспитывать и тренировать новых спортсменов. Многие из ее учеников добились успехов, а кто-то играет до сих пор.

Сколько трудностей она пережила для того чтобы просто заниматься любимым делом, знает только сама спортсменка. Пересуды, сплетни, подножки, падения — все было в ее судьбе. Но всегда она продолжала жить спортом, семейную жизнь так и не признала. «Болеть» теннисом она не перестает до сих пор — тренирует, участвует в ветеранских турнирах. Некоторое время жила в Хабаровске, где занималась тренерской деятельностью. После очередного посещения родного города уезжала отсюда почти со слезами на глазах. А все потому, что наблюдать за тем, как фактически умирает биробиджанский настольный теннис, ей очень больно.

Недавно Раиса Моисеевна вернулась в Биробиджан — главным образом для того, чтобы помочь возродить теннис в нашей области, вернуть его былую славу. Она надеется на то, что в этом нелегком деле ее выручит собственная закалка, та особая сила, которой наделила ее жизнь, которая помогала выстоять и не сломаться, продолжать не только жить, но и идти вперед, навстречу своей мечте. А мечта у нее всегда была одна — заниматься любимым делом. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *