Наш дом — природа. А как в нем живется?

Наш дом — природа. А как в нем живется?

Олега Черномаза и с сайта liveinternet.ru

Уникальное биологическое разнообразие живой природы ЕАО нуждается в защите

Едва ли кто-нибудь возьмет на себя смелость дать точный ответ на вопрос: какова у нас на территории автономии численность всех биологических видов. К ним относятся млекопитающие, птицы, рептилии, земноводные, обитатели водоемов, насекомые, представители растительного мира… Все данные об этом, как правило, приблизительны с той или иной степенью точности. К примеру, флористы считают, что численность видов сосудистых растений составляет около полутора тысяч. И хотя изучение среднеамурской флоры в границах сегодняшней ЕАО началось более полутора веков назад, навряд ли все растительные виды здесь учтены. Или взять ихтиофауну. По одним оценкам, видовая численность рыб превышает одну сотню, по другим — не более 80. А вот виды пернатых, обитающих у нас круглогодично или сезонно, известны точно — их 302. Зато сколько сотен или даже миллионов птиц посещают территорию области во время сезонных пролетов, конечно, не учтено. У нас еще достаточно глухих водно-болотных урочищ, на которых останавливаются на пролете для отдыха и кормежки лебеди, гуси, журавли, утки, аисты, чьи летние жилища находятся севернее или южнее нашей области. Между прочим, в автономии гнездятся летом не менее двухсот белых дальневосточных аистов, десятки японских и даурских журавлей. Кстати, одна пара «японцев» поселилась в прошлом или позапрошлом году вблизи дачного массива на Щукинке, о чем нашей редакции сообщали очевидцы, видевшие там этих птиц.

Одно только это поверхностное перечисление биологических видов флоры и фауны ЕАО свидетельствует о том, что наша природа уникальна по своему разнообразию. И если какому-нибудь дальневосточному региону она не намного уступает, то разве что южным районам Приморья, в частности, с зонами обитания тигров и леопардов. Между прочим, в дебрях Малого Хингана когда-то эти хищники были обычными представителями местной фауны, увы, со временем истребленные человеком. Правда, сейчас сделана попытка вновь вернуть в область тигров (две недели назад в заповедник «Бастак» была переселена тигрица к обитающему здесь одинокому тигру, о чем мы уже сообщали ранее).

Все звери на учете

К счастью, видовой состав других диких животных в автономии не исчисляется такими мизерными цифрами, как тигры. Вот какие данные о численности ценных промысловых животных были получены в начале текущего года на учетных работах, проведенных специалистами областного охотуправления, а также организациями охотпользования. Так, численность изюбрей оценивается в 3339 особей. Косуль и кабанов соответственно — 11844 и 3800. Кабарги учтено 1321. А самых крупных из семьи копытных — лосей — у нас всего 709. Учтены все пушные животные, боровая дичь и другие виды.

Как оценивать эти данные? Например, по словам председателя областного общества охотников Виктора Паневина, общая численность копытных животных на промысловых территориях автономии за последние десятилетия сократилась как минимум втрое. Среди причин этого тревожного положения основные две — усиливающееся из года в год браконьерство и массовые лесные пожары, которые уничтожают не только тысячи гектаров ландшафта, но и огромное количество животных — от обычных лягушек до крупных обитателей леса. В то же время, когда растет уровень браконьерства, у нас почему-то уменьшилось число инспекторов охотнадзора. И как бы они ни старались снизить размах незаконной охоты, им это пока не удается.

Огонь пощады не знает

Катастрофический урон видовому составу растительности наносят лесные пожары. Например, только за последние пять лет в государственном лесном фонде ЕАО огнем пройдено свыше 150 тысяч гектаров ландшафта. Отпад древесины, поврежденной стихией, превысил 500 тысяч кубометров. Весь этот период горели лесные 5и безлесные пространства на землях муниципальных поселений, сельхозпредприятий, госземзапаса, на прочих территориях. Если в гослесфонде борьбу с возгораниями ведет лесная охрана, то за его пределами противостоять пожарам некому. Между тем почти 100% возгораний начинаются по вине людей. Однако, как утверждают в областном управлении лесами, за два минувших десятилетия к ответственности за это экологическое преступление не был привлечен ни один человек. А ведь огонь в лесах и перелесках, по берегам водоемов возникает от небрежного обращения с кострами, неумелого обжига сенокосов, площадок для кочевых пасек, обочин полей. Нередки и криминальные пожары, когда огонь специально запускается на участки с особо ценной древесиной, чтобы потом получить ее в рубку. Теми же сборщиками папоротника, например, выжигаются равнинные участки, чтобы ускорить его появление из земли.

Лесные пожары коренным образом изменяют видовой состав тайги. Места погибших от огня деревьев ценных пород вскоре занимают частоколы осинника или березняка. Они заглушают слабые ростки тех же кедра, ясеня, дуба, которые могут проклюнуться на местах пожарищ. В таких местах оскудевают, а то и вовсе исходят на нет популяции мелких животных, птиц, рептилий. Самым печальным местом губительной деятельности пожаров является у нас так называемая Петровская падь в Смидовичском и частично в Биробиджанском районах. Некогда великолепные водно-болотные угодья этого обширного участка Среднеамурской низменности, занимающего примерно 200 тысяч гектаров, превратились за последние 30 лет интенсивной горимости почти в безжизненное пространство. Как образно выразился орнитолог Андрей Аверин, проводивший с группой специалистов обследование Петровской пади, по ней можно ездить летом даже на велосипеде — повысыхали и исчезли мелкие и крупные водоемы, исчезли многие виды животных и птиц. К слову сказать, и нынешней весной в числе первых лесных пожаров были зарегистрированы пожары в Петровской пади.

Кто в Красных книгах поселился

У читателей может возникнуть вопрос: не слишком ли сгущены в этих заметках краски, а ситуация с биологическим разнообразием на территории области не столь тревожна? Думается, что нет, и свидетельство тому две Красные книги редких и исчезающих видов животных и растений. В охранную книгу животных включено 10 видов млекопитающих, 62 вида птиц, пять рептилий и шесть рыб. Наверняка у нас давно уже нет горных козлов горалов, хотя они и находятся пока в Красной книге, однако едва ли существуют реально красноногий ибис и колпица, если и остались где-то еще рыбные филины, то их — единицы… Крошечными популяциями оцениваются исследователями некоторые другие виды животных. Их численность настолько незначительна, что в любой момент может перейти из разряда исчезающих в разряд исчезнувших.

Такая же ситуация угрожает и некоторым видам нашей флоры, которые зарегистрированы на небольших территориях и могут выродиться под воздействием 4пожаров и других антропогенных факторов. Всего же в Красной книге редких и исчезающих растений включено 176 видов.

Сейчас проводятся комплексные исследования животного и растительного мира автономии с тем, чтобы выпустить в 2014 году новые издания обеих Красных книг. Как изменился за десятилетия видовой состав животных и растений автономии, покажут итоги исследований.

Мы также позволим себе внести предложение в новую редакцию Красной книги. На наш взгляд, в это издание необходимо включить лосей. Как было указано выше, учетчики насчитали всего 709 этих огромных копытных животных, не отличающихся, кстати, осторожностью, что делает их легкой добычей браконьеров. Судите сами, на всех промысловых территориях автономии, занимающих почти три миллиона гектаров, обитает эта крошечная популяция сохатых. Между прочим, охота на них не открывалась у нас в области целых 13 лет — с 1998 по 2011 год. И хотя лосей за это время больше не стало, на них вновь открыта охота. Такое решение непонятно и нашим консультантам — охотоведу Андрею Попову и экологу Василию Горобейко, а также большинству охотников, с которыми мне удалось поговорить на эту тему. Все они убеждены: лосей просто необходимо вносить в список редких и исчезающих животных и включать их в Красную книгу ЕАО.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *